16+

Как управлялся Петербург во времена, когда милиция еще была полицией

16/08/2010

Как управлялся Петербург во времена, когда милиция еще была полицией

Если переименовать милицию в полицию, а ул. Куйбышева – в Большую Дворянскую, то коммунистический дух окончательно покинет исторический Петербург. Правда, полиция в старой России – это больше, чем городовой с шашкой, которую называли «селедкой». Для сохранения полной аутентичности придется еще и реформировать систему управления Петербургом. Правда, совсем чуть-чуть.


                  Части и околотки

Как и вся Россия, до 1917 года Петербург управлялся из МВД. Это суперминистерство вполне оправдывало свое название и отвечало практически за все внутренние дела в империи. В разные исторические периоды его полномочия варьировались, но к финалу монархии компетенция министра внутренних начиналась с полиции, охранных отделений и цензоров, а заканчивалась контролем над гражданским строительством и медициной. Кроме того, министерство отвечало за управление губерниями и все кадровые назначения на местах, за исключением тех случаев, когда решения принимал император лично.

В полном соответствии с этой логикой Петербург под занавес империи административно делился на 12 полицейских частей, а во главе города стоял руководитель полиции – градоначальник Санкт-Петербурга. Он назначался государем и подчинялся министру внутренних дел. Полномочия градоначальника распространялись на саму столицу и 7 загородных участков – в начале 1870-х годов город был выделен из состава Петербургской губернии, практически получив статус нынешнего субъекта Федерации.

Полицейские части, которые после Февраля превратились в районы и, слегка видоизменяясь, дожили до наших дней, делились на участки (в среднем по 3 в каждой части), а те, в свою очередь, на околотки. Частями и участками руководили приставы, а околотками – надзиратели.

При этом основную роль по обеспечению порядка и контроля за горожанами играли не столько городовые, стоявшие на улицах, сколько дворники, которым вменялось в обязанность сотрудничать с полицией. Даже в сравнительно небольшом доме на 20 – 30 квартир было не меньше трех дворников, которые не только мели улицу и разносили по квартирам дрова, но и следили за поведением жильцов, а при необходимости сообщали куда следует. Они же гоняли на улицах бродяг и шарманщиков.
Из воспоминаний руководителя Боевой организации эсеров Бориса Савинкова мы знаем о трудной доле террористов, которые опасались дворников не меньше, чем филеров Охранного отделения.

                  Градоначальники и головы

Градоначальник контролировал все сферы жизни столицы – благонадежность ее жителей, санитарное состояние домов и благоустройство улиц, пожарную безопасность, а заодно и Городскую думу. Как полноценный орган власти она появилась в эпоху Великих реформ Александра II и к концу своего существования была достаточно солидной организацией. Например, петербургскому самоуправлению принадлежал водопровод и трамвай, за городские деньги строились мосты через Неву. А к 200-летию города в 1903 году было введено бесплатное начальное образование, также финансировавшееся из местной казны.

При градоначальнике существовало Особое по городским делам присутствие, имевшее право приостановить любое решение думцев за исключением тех, которые подлежали согласованию министра внутренних дел или самого императора (например, высочайше утверждались изменения в план Петербурга). Городской голова, выполнявший одновременно функции и руководителя исполнительного органа – Управы, и спикера Думы (до 1903 года) – также назначался императором из двух кандидатур, которые предлагали думцы. На этом примере хорошо видно, как далеко шагнула за минувшие сто лет российская демократия: теперь глава города избирается местными депутатами, а президент всего лишь предлагает кандидатуру. Правда, единственную.

Современные петербургские власти, кстати, считают себя наследниками полицейских градоначальников, а не избиравшихся горожанами (хоть и при существенном имущественном цензе) думцев. По крайней мере в галереи портретов руководителей города, висящих в коридоре Смольного, этот исторический период представлен именно градоначальниками, а не городскими головами.

Как это ни странно, такой пристальный контроль со стороны государства не мешал думцам воровать – коррупционные скандалы периодически сотрясали Петербург, а публика именовала богатых думских депутатов «севрюжниками». Один из городских голов, Владимир Лихачев, в числе прочего упрекался современниками в том, что построил дом и сдал его под бордель.

Впрочем, градоначальники  тоже иногда попадали в криминальные истории. Так, Владимир фон дер Лауниц в бытность свою тамбовским губернатором с особой жестокостью разогнал демонстрацию гимназистов, за что против него, уже во время руководства им Петербургом, было начато следствие. Закончено оно, однако ж, не было – 21 декабря 1906 года градоначальника убили эсеры. В 1915 году дело возбудили против его преемника Даниила Драчевского, который растратил 150 тысяч рублей, выделенных на газету «Ведомости Петербургского градоначальства».

                  Цитаты

«Большинство полицейского начальства состояло из офицеров, изгнанных из полков за неблаговидные поступки: нарушение правил чести, разврат, пьянство, нечистую карточную игру. Полицейские чины в общество не приглашались. Даже сравнительно невзыскательный круг купцов Сенного рынка или жуликоватые торгаши Александровского рынка не звали в гости ни пристава, ни его помощников, а уж тем более околоточного. Если требовалось ублажить кого-нибудь из них, приглашали в ресторан или трактир, смотря по чину. Нередко за угощением «обделывались» темные дела. По праздникам взятки носили почти узаконенный характер. Считалось обязательным, чтобы домовладельцы, торговцы, предприниматели посылали всем начальствующим в полицейском участке к Новому году и прочим большим праздникам поздравления со «вложением». Околоточным, квартальным и городовым «поздравления» вручались прямо в руки, так как поздравлять они являлись сами. Давать было необходимо, иначе могли замучить домовладельцев штрафами: то песком панель не посыпана, то помойная яма не вычищена, то снег с крыш не убран. Даже извозчики должны были платить из своих скудных заработков, «бросать» двугривенный или полтинник. Делалось это так: ломовик или извозчик допустил какое-нибудь малейшее нарушение правил движения, а то и ничего не нарушил, но городовой посмотрел возчику вслед и записал номер, значит, будет штраф, а чтобы его не было, лучше заранее заплатить. И возчик бросал под ноги городовому двадцать, а то и более копеек. Одновременно он кричал: «Берегись!» Городовой понимал условный клич, смотрел под ноги, а увидев монету, незаметно становился на нее сапогом».
Д. А. Засосов, В. И. Пызин. «Из жизни Петербурга 1890 – 1910-х годов. Записки очевидцев»

«…Найти безупречного честного развитого и знающего человека, который, совмещая разносторонние качества, предъявляемые к полицейскому деятелю, в то же время довольствовался бы сравнительно невысоким общественным положением и скудным, часто ничтожным материальным достатком, – бывает весьма трудно, а иногда и невозможно».
Журнал высочайше учрежденного Особого совещания по пересмотру установленных для охраны государственного порядка исключительных законоположений. СПб, 1906, с. 17.

                 Справка

Департамент полиции Министерства внутренних дел Российской империи образован 6 августа 1880 года после упразднения III отделения Собственной Е. И. В. канцелярии. Входил в состав МВД. В его ведении находились охранные отделения, полицейские учреждения, сыскные отделения, адресные столы и пожарные команды. Департамент упразднен после Февральской революции 1917 г.
Аппарат Департамента к февралю 1917-го состоял из Особого отдела (с агентурным отделом), девяти делопроизводств, секретной части, канцелярии и инспекторского отдела.

1-е делопроизводство – распорядительное (1880 – 1917) – общеполицейские дела.
 2-е – законодательное (1880 – 1917) – составление инструкций, циркуляров и законопроектов.
 3-е – секретное (1880 – 1917) – политический розыск (в 1898 г. часть дел 3-го делопроизводства была передана в Особый отдел). 
4-е – (1883 – 1902, 1907 – 1917) наблюдение за ходом политических дознаний в губернских жандармских управлениях.
5-е – (1883 – 1917) гласный и негласный надзор.
6-е (1894 – 1917) – административные дела, выдача справок о политической благонадежности;
7-е – (1902 – 1917) наследовало функции 4-го делопроизводства по наблюдению за дознаниями по политическим делам.
8-е (1908 – 1917) заведовало сыскными отделениями.
9-е (1914 – 1917) – контрразведка, надзор за военнопленными.

После упразднения III отделения Собственной Е. И. В. канцелярии в подчинение МВД был передан Отдельный корпус жандармов. Жандармские дивизионы и городские конные команды (в Одессе) предназначались для выполнения обязанностей полиции исполнительной, например: «для усмирения буйства и восстановления нарушенного порядка». Обязанности прочих частей корпуса жандармов заключались: в обнаружении и исследовании государственных преступлений. При обнаружении злоумышления, не заключающего в себе признаков государственного преступления, жандармские чины должны были ограничиваться сообщением о том местному прокурорскому надзору и общей полиции; но если до прибытия полиции следы преступления могут уничтожиться, обязаны были принять соответствующие меры.

Станислав ВОЛКОВ








Lentainform