16+

Lentainform

Кому теперь подражает отечественное ТВ

30/08/2010

ВИКТОР ТОПОРОВ

В понедельник, 23 августа, где-то между 21.30 и 23.30 Джек Потрошитель сенсационно и безжалостно зарезал лондонскую проститутку по имени Анна Чапмен! И непонятно, как зарезал, если британского гражданства ее уже лишили, да и в Англию больше не пускают.


            Означенное невероятное событие (имеющее, впрочем, реальную историческую основу) произошло на Первом канале то ли в пятой, то ли в шестой серии прошедшего премьерным показом и завершившегося на неделе телефильма «Одержимый» (другое название: «Джек Потрошитель»).

В Петербурге, целиком и полностью – вместе со следаками, бандитами, депутатами, журналистами  и прочими прожигателями жизни – перенесенном на экран Первого с традиционного для такого рода зрелищ НТВ, свирепствует  сумасшедший убийца проституток, почитающий себя современной инкарнацией легендарного Джека Потрошителя (среди жертв последнего действительно значится проститутка Анна Чапмен, благополучно распотрошенная 122 года назад).

Нынешнего Джека выявляешь с первой минуты – да и что же еще делать в проходном телефильме талантливому Даниилу Спиваковскому? Впрочем, подобные ошибки случаются даже в Голливуде: сначала пригласят на роль какого-нибудь Джека Николсона или, страшно сказать, самого Энтони Хопкинса, – а потом вместе со зрителем полтора часа ищут убийцу. Спиваковского, правда, ищут аж 12 серий подряд! Битых две недели: сначала по одной серии в день, а потом и по две.

Ищут его следак (Дмитрий Марьянов) и журналистка (Мария Машкова). У них роман. Если кому из зрителей мало Марьянова, можно перейти на «Россию» или на НТВ – он там спасает мир тоже (скажем, в «Морских дьяволах-3»). А вот поклонникам таланта Машковой преподнес приятный сюрприз сам Первый: в субботу, 28 августа, сразу же по завершении «Одержимого» она вновь появилась на экране в фильме «Горячие новости» – правда, тут девица уже не петербургская криминальная журналистка, а бери выше – пресс-секретарь столичного  МУРа! Играет, правда, то же самое – и точно в ту же бисову силу.

«Горячие новости», кстати, хороши, чего никак не скажешь про «Одержимого». И тому есть нехитрое объяснение: «Горячие новости» – ремейк одноименного гонконгского фильма, а гонконгскую продукцию испортить трудно. То есть испортить-то как раз легко (и в отечественном ремейке такая попытка предпринята), – а вот доломать до конца почему-то не получается.

Бисова сила помянута тут не зря. Современный Джек Потрошитель прибегает к помощи зомби – правда, не с Гаити, а почему-то из Африки, да и называют его не зомби, а как-то по-другому. По-моему, я читал (и даже рецензировал) роман, по которому снят «Одержимый», – но было это очень давно, – и то обстоятельство, что роман был написан явно не вчера, играет с сериалом дурную шутку.
С одной стороны, действие явно происходит в наши дни. Даже, может быть, до кризиса. Следаки и оперативники разъезжают на дорогих машинах, живут в хоромах и не испытывают ни малейшего недостатка в наличных. Это вам не менты с «Улицы Разбитых Фонарей» – в их раннем, столь полюбившемся широкой публике, обшарпанном виде.

А с другой, депутаты здесь – важные (и по-видимому, свободно избираемые) люди, голос независимой прессы страшит их, якобы всерьез угрожая карьере, -  и сражаются они с журналистами  в прямом эфире петербургского телевидения. Ау, где выборы? Где прямой эфир? Может, и самого губернатора в этом  сказочном Петербурге выбирают? Такой вот получается раскардаш или, сказали бы умные люди, пространственно-временной континуум. Непонятно только одно: почему здесь, то в Кировском районе, то в Адмиралтейском, подражают именно Джеку Потрошителю, а не Ваньке Каину или, допустим, Чикатило?

Меж тем просвещенная и главным образом продвинутая публика смотрит в Сети новый трехсерийный (но каждая серия по полтора часа) фильм о Шерлоке Холмсе, производства BBC. Действие перенесено в наши дни и, с точки зрения буквалистов, имеет сомнительное отношение к первоисточнику. Так уже в первой серии («Этюд в розовых тонах» вместо «Этюда в багровых») Холмс с Ватсоном, едва познакомившись, выясняют отношения по схеме: «Простите, вы не педераст? – Я не педераст? Нет, это вы не педераст!», рассылают эсэмэски, расследуют дело «на три антиникотиновых пластыря», а в мозгу у Холмса, преследующего подозреваемых, загорается видимая зрителю карта GPS.

Холмс – откровенный фрик («активный социопат», по самоопределению) с внешностью молодого Артюра Рембо, Ватсон – тайный садист, Майкрофт, служа в британском правительстве и в МИ-6, вместе с тем подхалтуривает на ЦРУ, кэбмен превратился в таксиста. Снято все здорово – на грани пародии, но именно что только на грани.
И ведь понятно, зачем англичане вновь и вновь экранизируют Холмса. Перенося действие в наши дни, они откровенно любуются собственным национальным характером, неизменным сквозь время во всей своей эксцентричности, во всей своей – да, фриковатой! – эффективности.

Понятно было, и зачем снял Холмса наш Масленников: это был ностальгический оммаж стране, гражданин которой никогда не будет рабом, да и отечественной англофилии с ее как минимум полуторастолетней традицией низкий поклон тоже.
И, напротив, трудно понять, зачем нынче снимать и показывать сериал про петербургского Потрошителя, подражающего лондонскому. Разве что ради шутки с Анной Чапмен – но ведь и сама эта шутка получилась хоть и судьбоносной, но явно незапланированной.

Подражать англичанам мы умели (у Масленникова один из лучших в мире Холмсов), но разучились. Подражаем теперь Гонконгу –  с огрехами, но все же не чрезмерными.
И все же в «Одержимом» есть одна удачная, а главное, перспективная находка. Заставка каждой серии выполнена в виде рисованного кинокомикса. Теперь остается надеяться  на то, что так  и только так – без надоевших «ленфильмовских» лицедеев – скоро начнут снимать не только заставки, но и целые    фильмы.                 

ранее:

Письма другу о римском
Повезет ли филологу из Петербурга с премией «Большая книга»
Надо ли ругать власти за жару, смог и пожары?
За что стоит сажать пианистов и кураторов?
Что умеют делать на отечественном ТВ
Все, что вам нужно знать про ЮАР
Cтоит ли читать новый роман Михаила Елизарова?