16+

Дневник космонавта Максима Сураева, которого не хотят называть Героем России

03/09/2010

Дневник космонавта Максима Сураева, которого не хотят называть Героем России

Минобороны дважды отказалось наградить званием Героя России офицера-космонавта Максима Сураева. По мнению экспертов, современные полеты в космос генералитет более не считает достаточно опасными для награждения Золотой звездой. С просьбой о награждении Сураева Роскосмос обратился прямо к президенту.


            Максим Сураев совершил полет к Международной космической станции 30 сентября 2009 года на корабле «Союз ТМА-16», – пижет в жж блоггер xbr . – С ним летели космический турист Ги Лалиберте и астронавт НАСА Джеффри Уильямс. Россиянин и американец провели на орбите почти полгода, четырежды принимали корабли, Сураев совершал выход в открытый космос. 18 марта 2010 года космонавты благополучно приземлились в степи в 60 километрах от казахстанского города Аркалык. Между тем в течение последних 18 лет в России существует традиция награждать Звездой Героя офицеров-космонавтов за первый орбитальный полет. До сих пор лишь один офицер из более чем трех десятков не получил золотую звезду.

Сайту Chelyabinsk.ru удалось связаться с отцом Максима, Виктором Сураевым.

«Несмотря на то, что уже второй раз сына оставляют без заслуженной награды, он не намерен опускать руки: продолжает работать, ведь следующий полет в космос Максим должен совершить уже в 2012 году», – рассказал Виктор Григорьевич. «Начальник Центра подготовки космонавтов имени Гагарина Сергей Крикалев подписал соответствующие документы на представление, они ушли в Минобороны, и вернулись обратно – с отказом. Мотивировка – недостаточно оснований», – отметил космонавт.

«То, что творит Министерство обороны – это произвол, – заявил в комментарии ER.RU космонавт, член партии «Единая Россия», дважды герой Советского Союза, первый человек, вышедший в открытый космос Алексей Леонов. – Есть положение о космонавтах, утвержденное высокими инстанциями нашей страны, и оно должно выполняться и не зависеть от того, какой министр обороны в данный момент – представитель торговли он или еще чего-то. Я понимаю, если бы Сураев что-то не сделал. Но он выполнил всю программу. Он летал полгода, к нему прилетали представители многих стран, которые пробыли в космосе меньше его, а награждены так, как нужно».

Как пояснил знаменитый космонавт, звание Героя присваивается за проявленный героизм и мужество при выполнении задания, и это все описано в документах.
«Какие претензии есть к Сураеву? Никаких. Он выполнил всю программу? Выполнил. Тогда в чем же дело?» – возмутился Леонов.

По его словам, это уже не первый случай, когда чиновники от Минобороны творят произвол в отношении космонавтов.

«Это уже не первый такой случай, также было с Романенко, ему отказали с первого раза. Кто там у министра обороны решает? Сердюков набрал каких-то экономистов, это теперь не министерство обороны, а министерство торговли. И то, что они делают – это беззаконие», – убежден Леонов.

ДНЕВНИК КОСМОНАВТА СУРАЕВА

О распорядке дня на станции

Я обещал рассказать о том, какой у нас распорядок дня на станции.
Стандартный день начинается у экипажа в 9 утра по Москве, или в 6 по Гринвичу, или в 12 ночи по Хьюстону. Как я уже говорил, на МКС для удобства всех партнеров используется отсчет времени по Гринвичу.

Далее примерно 1.5 часа отводится на умывание, завтрак, ознакомление с графиком работ на день, медицинские процедуры- исследование крови, мочи... Иногда в это же время нужно закончить какой-то эксперимент, ночной, например.
Потом начинается конференция по планированию. С нами выходят на связь все ЦУПы: Москва, Хьюстон, Хантсвилл, Европа, Цукуба… Надеюсь, никого не забыл. Специалисты дают экипажу установки по рабочему дню.

Ну, а дальше мы «растекаемся» кто куда- по работам. В районе 13.30 наступает часовой перерыв на обед.

Бывает, что в первой половине дня нам планируют физические упражнения. Я тоже говорил, что всего за день физикой мы должны заниматься около 2 часов. При этом еще полчаса отводится на гигиенические процедуры.

В 9 вечера по Москве у нас проходит еще одна конференция с группами управления на Земле, на которой подводятся итоги за день.

Но так выглядит только стандартный день. График иногда меняется. Вот, к примеру, сейчас мы готовимся встречать шаттл, и распорядок дня на станции полностью изменился, чтобы во время миссии американским специалистам было удобнее работать. В эти дни мы встаем в 10.30 вечера по Москве

Об условиях на станции

Температура постоянно поддерживается комфортная, градуса 23-24. Правда, когда были солнечные орбиты (см. стр. 50- ред.), было жарковато, температура доходила до 30 градусов. Видимо, система все-таки не рассчитана на солнечные орбиты…
По влажности цифр я не помню, но на станции достаточно сухо.

О том, как удерживать предметы

Интересный вопрос задали читатели- а как все крепится к стенам на станции? Отвечаю.
У нас есть специальные резинки. Такая резинка натягивается, под нее можно подсунуть любой предмет, и будет держаться. Это один из способов крепления.

Но самый распространенный способ- это велькро, или просто липучка. На Российском сегменте ворсистой частью липучки оклеены все стены. А на инструменты, карандаши, прочие предметы лепится крючковатая часть велькро- у нее специальная липкая подложка.

Что неудобно- тряпичная часть велькро быстро грязнится. Все-таки, мы в невесомости, и частенько бывает- пьешь кофе, капля улетела, попала на материю- а отмыть это пятно уже невозможно. Наверное, стоит на будущее подумать о замене «липучих панелей».
Ну, и конечно, на станции используются поручни. Я уже рассказывал о том, как мы за них закрепляемся ногами.

Кстати, на эти же поручни при необходимости можно установить камеру на штативе.

О выходе в открытый космос

Ну, что рассказать про выход? ВКД (внекорабельная деятельность- ред.) – это очень сложно. Очень долгая, тщательная подготовка.

В скафандрах нужно скрупулезно проверить все системы- литиевые патроны, аккумуляторы… Систему охлаждения обязательно отсепарировать, потому что если в нее попадет воздух, она просто не будет работать. И это только скафандр.

А таких мелочей много. Например, необходимо все иметь с собой. Ну, допустим, в открытом космосе у тебя ключ не подошел, и ты не можешь отвинтить какой-то болт. Но «я пойду, принесу» уже не получится. Поэтому мы еще очень внимательно проверяли все оборудование, инструменты, которые выносим, все это закрепляли, чтобы не улетело. Если улетит – это просто катастрофа, заменить-то там нечем…
Плюс еще нужно было подготовить панели обеспечения выхода в стыковочном и переходном отсеках. СО еще и освободить от всего, оставить только два наших скафандра.

Кроме того, на СО еще «висит» наш грузовик. Его мы закрыли, приготовили- вдруг, если что, придется отстыковывать… В общем, все проверялось по десять раз, тщательнейшим образом...

Сам выход… Впечатлений море! Тяжелая работа, и интересная работа! Было определенное чувство страха. Нет, не потому что могу не справиться. Это обычный человеческий страх- ты, в сущности, выходишь в никуда. У тебя два страховочных фала, или фал и рука, и это все. Если вдруг ты останешься без страховки и немного отлетишь от станции, даже на метр, – все, тебе уже ничего не поможет, и никто тебя не спасет, и вернуться обратно невозможно. Нет у нас таких средств.

Поэтому во время ВКД действует строгое правило- две страховки. Два карабина, или фал и рука.

Очень здорово ощущается «потепление», когда находишься на солнечной стороне, как будто на пляже :) Мы во время выхода три раза были в «тени», и на сравнении явно чувствовалось, что перчатки нагрелись. В самом скафандре система терморегулирования работает отлично, там не жарко. А перчатки- практически голая резина, и они нагреваются.

За почти шесть часов мы, конечно, очень устали. В руках усталость, в спине… Вернее, даже не в спине, а там, где скафандр слишком плотно прилегал и натирал… Если честно, и мне, и Олегу в скафандрах было тесновато по объему…
Хочу еще сказать огромное спасибо Олегу. Он молодец, у него уже был опыт выхода, и он мне все показал, рассказал, помог с подготовкой. Благодаря ему все пошло размеренно, постепенно. Он знал, где «тонкие места» и подсказывал. Спасибо ему!

Новый год на орбите

Знаю, многих читателей интересует, как на орбите встречают Новый год.
Да, в общем, как обычные люди. За стол садимся, поздравляем друг друга, подарки дарим… Только все это со скидкой на невесомость и замкнутое пространство.
«Садиться» в невесомости, как вы понимаете, получается с трудом :))

На столе стоят (в смысле, парят ;)) космические лакомства. По большому счету, их – ограниченный набор. Почему-то нам не прислали даже фруктов. Ни американцы, ни наши, ни японцы... В общем, новогодний стол был довольно обычный. Зато шоколада много, даже чересчур…

Ну, что поздравили – это да. Мне, например, было очень приятно, когда перед Новым годом во время сеанса связи моя семья и друзья устроили настоящий праздник- с Дедом Морозом, с шампанским, с елкой. Песни пели, стихи читали… Приехал даже мэр моего родного города Ногинска (В.Н.Лаптев- ред.) Спасибо огромное за веселое представление, которое вы для меня устроили!
И, кстати, мне жена говорила, что все СМИ пишут про то, что Сойчи (астронавт космического агентства Японии Сойчи Ногучи- ред.) приготовил суши на Новый год. Честно говоря, ни я, ни мои коллеги никаких суши не видели… Уж извините, если разочаровал :) Может, позже попробуем?

Максим Сураев отвечает на вопросы болгарских журналистов

 
- Возможно ли определить самые лучшие переживания на борту МКС?
В общем-то, здесь каждый день приносит какие-то переживания. Конечно, самые яркие связаны с динамическими операциями- выход в открытый космос, перестыковка. Эксперименты интересно проводить, съемки Земли. Иногда такие закаты видишь- просто дух захватывает. Я обо всех своих самых ярких впечатлениях старался рассказывать в блоге, который размещен на сайте Роскосмоса и плюс к этому выходит на английском и испанском языках на сайте российского телеканала RT.

- Как вы представляете себе будущее космического туризма?
Даже не знаю. В конце этого года американцы прекращают полеты шаттлов. То есть, фактически, только Россия сможет возить экипажи на МКС на наших «Союзах». Я слышал, что, может быть, будут строиться дополнительные корабли для туристов. Но это скорее вопрос к руководству Роскосмоса, а не ко мне.
Наверное, было бы интересно действительно вывести на орбиту большой корабль с экскурсантами. Но дело в том, что это должен быть полностью отработанный, безопасный для туристов корабль, к тому же управляемый профессионалами- это должен быть командир, как минимум. А таким на сегодняшний день является только «Союз». Так что, полномасштабный космический туризм возможен только в будущем.

- Мечтаете ли посетить Луну, Марс... Возможна ли колонизация других планет?
Конечно, а кто из космонавтов не мечтает об этом? Представляете, ступить на другую планету? Или создать поселение на другой планете… Это же просто фантастика!
Хотя, как я уже рассказывал в своем блоге, определенная доля человеческого страха перед неизведанным, перед космосом, Вселенной все равно есть.
Думаю, когда-нибудь человечество отправится к другим планетам- именно для того, чтобы познать непознанное. Да я и сам молодой, готов полететь, например, на Луну. Ряд космических агентств стран мира такую идею вынашивают.

- Любите ли научную фантастику? Ваше самое любимое произведение? Смотрели уже ленту «Аватар»? Верите ли, что когда-то человечество познакомится с внеземными цивилизациями?
Люблю, а кто же ее не любит? Но только хорошую фантастику, интересную. «Аватар» успел посмотреть, около месяца назад на американском сегменте МКС. Фильм очень понравился, и, думаю, после возвращения посмотрю его еще раз в 3D.  Про внеземные цивилизации… Хочется верить, что мы не одни во Вселенной.

- Любите ли музыку? Есть ли на борту МКС возможность слушать любимые песни?
Да, мы слушаем музыку. Мы взяли с собой любимые записи, когда улетали. Что-то новенькое присылают друзья по электронной почте.

- Вы видите нашу Землю как глобус. Помогает ли это думать глобально о человечестве?
На самом деле, Земля не совсем круглая…
Я уже немного касался этой темы в одном из постов. Помните, про острие мира? Космонавты на орбите находятся на самом пике- пике всего; здесь волей-неволей начинаешь чувствовать ответственность перед всем человечеством, и особенно перед тысячами людей, которые вложили свой труд в создание Международной космической станции.

- Помогут ли космические полеты людям стать более добрыми?
Более терпимыми, более выдержанными, более ответственными- да, безусловно. Доброта- слишком объемное понятие. Вы как будто спрашиваете- полеты в космос это добро или зло? Конечно, добро. Тяга к познанию нового, исполнение какой-то мечты…
У нас здесь, на станции, нет границ. Не как на Земле. Так что, космонавты и астронавты- это люди будущего!

- Наверное, космическая миссия изменила ваше отношение к миру?
Наверное, не знаю. Мне кажется, окончательно ответить на этот вопрос я смогу, только когда вернусь на Землю, когда осмыслю заново свои ощущения. Здесь я постоянно чем-то занят, и, если честно, думать о таких вещах получается крайне редко. Я просто стараюсь все запечатлеть, запомнить.

- Может быть, готовите какой-нибудь подарок из Космоса вашим родным?...
Может быть, и готовлю. Но это- секрет.                    

federalspace.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform