16+

«Картина маслом», напугавшая даже писателя Ыкова

06/09/2010

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

ТВ конца августа – начала сентября – это, прежде всего, подробный показ автотуризма одного и поездок по стране другого, словно вступивших в предвыборное соревнование, кто дальше и быстрее. Особенно телегеничен был автотуризм: желтая «Лада», которая по пути ломалась, но доехала, стала весьма оригинальной рекламой отечественного автопрома.


               Все это напоминало участие Остапа Бендера и его друзей в автопробеге, которым ударили по бездорожью: головной автомобильчик яичной расцветки в роли «Антилопы Гну», а за ним мощные иностранные автозвери бодро катили по тайге, сквозь которое проложили шоссе, а Любимый Руководитель на каждой остановке встречался с народом, предъявы которого мало поменялись с ильфо-петровских пор: по-прежнему «чтоб дети наши не угасли, пожалуйста, откройте ясли» – или что-то в этом же роде. Попутно залили первый фундамент в основание новой ГЭС, попутно решили еще пару-тройку проблем… И все это в темпе, с легкостью необыкновенной, под телекамеры. 

Вторая тема недели – «пожар национального значения». Пока главные каналы упражнялись в воспевании героизма МЧС, а генералы МЧС внушали мысль, что 90% пожаров – следствие «человеческого фактора» (отдых на пленэре, костры и окурки), т.е. «сами виноваты», Пятый подготовил – в рамках проекта «Картина маслом» – передачу, наполненную разрушительным зарядом информации. Обсуждение было, как обычно, слабым, но фильм «Россия в огне», который должен был послужить предметом обсуждения, неожиданно оказался весьма необычным для ТВ, не любящего говорить о масштабе катастрофы.

Под масштабом я имею в виду не число погибших, погорельцев и сгоревших домов – это невозможно было скрыть, и это не скрывали. Дело в ином. Из фильма следует, что в постсоветское время, из которого 10 лет приходится на ельцинские «лихие девяностые», а вторые 10 лет – на путинские нулевые, было уничтожено и не воссоздано сразу несколько важнейших организационных систем.

Во-первых, лесоустроение в широком спектре – от прорубания просек до создания подразделений для борьбы с лесными пожарами, поскольку, как нам уже месяц объясняют, МЧС тушит пожары только внутри населенных пунктов. По каковой причине лес вокруг населенных пунктов горел чуть ли не с конца мая, но никто его не тушил, потому что МЧС не должно, а лесное ведомство не может ввиду отсутствия техники и людей. И только когда начали гореть деревни, МЧС получило право заняться пожаротушением. Что касается техники, то ее либо нет (самолетов серии Бе таганрогского авиазавода в стране не то 4, не то 6), либо она устарела. Зато я впервые увидел военную технику, в частности инженерные машины разграждения ИМР.

Поскольку это обстоятельство никак не было прокомментировано ни в одной из телепередач, не могу не сказать несколько слов об этой уникальной разработке советского ВПК. ИМР была создана в Омске конструкторским бюро под руководством А. А. Морова и принята на вооружение в 1969 году. Ее основное предназначение – оборудование колонных путей, проделывание проходов в зонах сплошных лесных или городских завалов, образовавшихся после применения ядерного оружия или же массовых авиабомбардировок. С этой целью машина оснащена мощным бульдозерным оборудованием и телескопическим манипулятором. Базовая машина – танк Т-55 без башни и танкового вооружения.  

Атомной войны после 1969 года не случилось, зато был Чернобыль, где ИМР успешно применялись. Теперь снова понадобились для того, чтобы делать рвы и просеки при борьбе с лесными пожарами. Раньше бы догадались… Но никому даже и в голову не приходило, что ИМР надо из армии давно передать лесоустроителям. Или снабдить их такой техникой.

Во-вторых, была уничтожена система, которая следила за осушенными торфяниками. Оказалось, что надо не просто «мониторить», а делать рвы, защитные полосы и т.п. То есть – страшно сказать – работать! Ведомство, которое отвечало бы за торфяники, в СССР было, а сейчас его нет. В фильме обнаружились и ученые, доктора наук, которых давно отовсюду прогнали, поскольку думали, что они не нужны, поскольку мы, менеджеры, сами с усами. И эти доктора рассказали много интересного про жизнь торфа, про его повадки, и, в частности, один доктор напомнил, что сейчас заливают болота, переливая в них воду из близлежащих озер, однако никто не догадался заблокировать систему осушения, состоящую из рвов, канав и прочих земляных изделий, и так как эта система была сделана в советское время, то сделана качественно, и вода, которую накачивают в торфяники бойцы трубопроводных войск, через два месяца уйдет, потому что работает система осушения болот.

В-третьих, нет пожарных машин в селах и деревнях, а те, что номинально числятся «на вооружении», давно вышли из строя. Нет пожарных водоемов, рукавов и разветвителей, мотопомп нужной мощности, дизель-генераторов. Повальная компьютеризация и цифровое ТВ не могут заменить пожарной техники. В-четвертых, есть конкурсы на охрану отдельных участков леса, но выигрывают в них те, кто дает меньше, – это наша общая беда, касающаяся всего: от школьного питания до строительства. Наконец, в-пятых, кадры: от губернаторов и ниже, от губернаторов и выше.

Т.е. пожар показал настоящую катастрофу, которую уместно назвать технологической контрреволюцией. В общем, получилась картина маслом, но не забавная, как обычно у писателя Ыкова, добродушно-веселого в силу своей комплекции, а страшная. И сам Ыков был каким-то другим – чувствовалось, что даже ему стало не по себе. 

Финал теленедели оказался ударным: новая, долго рекламировавшаяся программа на канале «Россия» – «Поединок» с Владимиром Соловьевым. На экране перед двумя барьерами появились В. Жириновский и С. Митрохин. Жанр словесной рвоты успел-таки вернуться на ТВ к началу учебного года.                       

ранее:

Зачем наше ТВ усилило летом «развлекательную составляющую»
Как ТВ породило и погубило осьминога Пауля
ТВ проявило беспощадность к продуктам питания
ТВ нашло настоящего русского в лице Вассермана
«Школа это инкубатор, где просто держат детей»
«Идеология Михалкова – это любовь к Путину в порядке госзаказа»








Lentainform