16+

Кочевники, пережившие ядерный романтизм

23/08/2010

Кочевники, пережившие ядерный романтизм

Этим летом сотрудники Музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) ездили в Северный Казахстан – собирали материалы для международного исследовательского проекта с показом в Британском музее. Что нашли – об этом «Городу 812» рассказал руководитель экспедиции Ефим РЕЗВАН


     

- Почему именно Казахстан?

– Кунсткамера обладает  уникальным собранием фотографий Самуила Дудина. Выпускник Академии художеств, ученик Репина, в начале ХХ века он возглавлял Отдел древностей Восточного Туркестана, ежегодно выезжал в Среднюю Азию. Четвертая часть экспедиционных расходов шла на приобретение фотографических пластинок. Для одной поездки была закуплена тонна, ее перевозили на трех верблюдах. Дудин создал научную фотолабораторию нашего музея и стал одним из основателей визуальной антропологии.

- И вы пошли одним из его маршрутов?

– Путь был проложен на основе материалов поездки Дудина 1899 года. Главной целью его экспедиции было создание специальной экспозиции для Парижской всемирной выставки. Дудин сделал 500 фотографий кочевников. Наша совместная российско-казахстанская экспедиция финансировалась РАН и Минкультом Казахстана. Мы уточняли атрибуции фотографий Дудина.

- Сильно изменился Казахстан за сто лет?

 - Вхождение в состав Российской империи дало импульс для развития Степи, но и подвергло ее социальным экспериментам XX века. Небольшой поселок под Карагандой был основан в ходе столыпинских реформ переселенцами из Эстонии и получил название Лифляндское. После начала Первой мировой войны название было изменено на Покорное. Современное название поселка – Баймырза отражает резкое изменение этнического состава его жителей. После распада СССР эстонцы и депортированные сюда с началом Второй мировой войны поволжские немцы выехали на историческую родину. Их место заняли казахи из Монголии с менталитетом кочевников.

Еще до революции в Казахстане началась индустриализация. На крошечном степном хуторе нам рассказали интересное предание: англичанин Лесли Уркварт, приехав в Степь добывать золото, поспорил с местным баем, чья лошадь быстрее проскачет 50 верст. Ставкой стали прииски, бай выиграл. Добыча золота оказалась убыточной.

– От лагерей ГУЛАГа что-нибудь в Казахстане осталось?


– Рядом с Астаной расположен печально знаменитый АЛЖИР — Акмолинский лагерь жен изменников Родины. Из всего постсоветского пространства только в Казахстане работает государственная программа памяти жертв политических репрессий – когда мы приехали к мемориалу, там шла заупокойная служба 4 конфессий. На граните выбиты имена 20 тысяч узниц.

- Ядерные испытания серьезно сказались на экологии?

– Испытания проводись не только в военных целях. Это была эпоха «ядерной романтики».  Физики искренне верили, что человечество приобрело мощнейший инструмент для преобразований, а лирики их поддерживали.  15 января 1965 года в долине реки Чаган был произведен первый советский ядерный взрыв в интересах народного хозяйства. Цилиндр диаметром 86 сантиметров и длиной три метра содержал заряд, равный девяти Хиросимам. Воронка должна была стать прекрасным водохранилищем с небольшой площадью испарения и гладким стекловидным дном, что обеспечило бы сохранность воды. Советские газеты сообщали о создании «прекрасного озера Чаган с чистой прозрачной водой».

Министр среднего машиностроения Славский искупался в «атомном озере» и поручил снять документальный фильм об эксперименте. За кадром остались 11 зараженных поселков.

- Как там сейчас?

– Сейчас гамма-фон на краях воронки превышает естественный в 7 -10 раз. На озере, получившем у местных жителей название Атом-коль, была создана биологическая станция для изучения воздействия радиации на живые организмы. Территория внесена в список сильно пострадавших от ядерных испытаний.
А к северо-западу от озера Балхаш в Голодной Степи расположен Сары-Шаган – полигон противоракетного оружия. Там были испытаны все отечественные противоракетные системы, работал комплекс для испытания боевых лазеров и электролазерного оружия. 10 октября 1984 года лазерный локатор осуществил зондирование американского космического корабля «Челленджер», вызвавшее сбои в работе бортовых систем и жалобы экипажа на неприятные ощущения.

- Так в итоге быт кочевников сохранился?

– Кумыс в Степи сбивают как много веков назад. Там помнят предков в семи поколениях и плачут, слушая песни о джунгарских войнах XVII – XVIII веков, как будто оплакивают отца или старшего брата. Древнее урочище Кент, в котором мы побывали, не изменилось со средних веков, развалины дворца Кызыл-Кент стоят там же, где их снял Дудин. Только за сто лет потеряли один этаж из двух.

- А зачем президент Назарбаев построил новую столицу Астану?

– На мой взгляд, не для пиара. Это позволило отсечь часть прежней неповоротливой бюрократии, и страна получила маяк для развития.

- Вы хотите сказать, что Казахстан – прогрессивное государство?

– Безусловно. Назарбаев – выдающийся политический деятель. Не развались Советский Союз, он обязательно занял бы один  из главных московских кабинетов. Сегодня он действует так, чтобы в равной степени отвечать представлениям и профессора, и чабана о том, каким должен быть глава казахского государства. В Петербурге ведь не встретишь казахских гастарбайтеров. Занятость в Казахстане обеспечивается прекрасной программой общественных работ, поэтому музеи и библиотеки ухожены. В школах в степных поселках есть интернет.    

– Выставку покажете только в Лондоне?


– Не только там. В 2011 году проект будет показан в Петербурге и Алма-Ате. Проект «Экспедиции продолжаются» представит традиционную культуру жителей Казахстана – в фотоработах Дудина и в предметах из собранных им коллекций. Рядом выставим фото- и видеоматериалы экспедиции 2010 года.    


Вадим Шувалов, Фотографии Татьяны Федоровой








Lentainform