16+

Мы смете смотрели в лицо

30/08/2010

Мы смете смотрели в лицо

В ночь на 31 августа 1997 года в Париже под мостом Альма, ударившись о тринадцатую опору тоннеля, вдребезги разбился «Мерседес», принадлежащий отелю «Ритц», а в нем Анри Поль (водитель), Доди аль Файед (друг принцессы), сама принцесса Диана и ее телохранитель. Водитель и Доди умерли на месте, леди Ди – в госпитале в ту же ночь, телохранитель остался жив, но адекватности от него никто уже не ждет: он ничего, а не только этой ужасной аварии, не помнит


  В мировой истории вряд ли есть еще одно ДТП, которое принесло столько горя не только родным и близким, но вообще мировому народонаселению. То, что британцы обожали принцессу Уэльскую, – не новость, при всей корректной привязанности к монархической идее, англичане, естественно, на стороне тех, кто движется поперек очень уж консервативных королевских привычек.  К тому же и принц Чарльз англичанам не нравился холодностью и официальностью. Кого же им было любить из королевской семьи, если не Диану? К тому же существует сильно укоренившаяся версия – «принцесса – посудомойка». Посудомойка – это, конечно, ерунда, но то, что семья Спенсеров хоть и родовита, но небогата, – правда, и что принцесса Уэльская, будучи еще Дианой Спенсер, подрабатывала, помогая подругам побогаче вести хозяйство и воспитывать детей, – тоже правда. За один час такой работы Диана получала один фунт стерлингов и считала эти деньги не лишними.

Это, конечно, может сильно расположить народ, спору нет, но, видимо, какая-то тайна обаяния принцессы Дианы существовала. Конечно, она была красивой девушкой, но не настолько, чтоб не было аналогов – если в вашей конторе нет, посмотрите у соседей, найдете не хуже. Она была умной девушкой, но это выяснилось далеко не сразу, англичане успели полюбить ее раньше, к тому же кого за сообразительность любят? Скорее наоборот.

Она была исключительно стильной женщиной, эталонно элегантной, но это чаще раздражает, а людям это в ней нравилось. Нет, определенно, тайна была, но кто ее теперь раскроет, когда от всего этого осталось два сына (один из которых уж точно будет английским королем) и легенда.

И очень многим, из тех, кто раскручивает даже сегодня эту легенду, она приносит легендарный доход. В расход эта ужасная смерть ввела только Мохаммеда аль Файеда, отца Доди, который уверен, что смерть принцессы и его сына – результат заговора английских спецслужб и королевской семьи, которых пугала мусульманская семья Файеда. Он вряд ли прав, так как сильно обижен на британский истеблишмент, который даже не дал Мохаммеду английского паспорта, несмотря на мультимиллиарды и бездну элитной недвижимости в Англии. Не считая судебных миллионных издержек (Мохаммед аль Файед постоянно судится с английскими и французскими властями, пытаясь доказать правоту своей идеи), смерть Дианы обошлась ему в 160 миллионов долларов – именно такую сумму он обязан внести в фонд принцессы, из которого берутся деньги на расходы ее сыновей, потому что Мохаммед аль Файед – хозяин «Ритца» и по закону несет материальную ответственность за действия водителя, «Мерседес» был отельный. Правда, из этой  суммы можно вычесть пять тысяч евро, которые присудил Мохаммеду французский суд за необоснованное торможение французскими властями расследования.

Конечно, некрасиво считать деньги в чужих карманах, но поскольку карманы эти составная часть легенды, то: Элтон Джон, слегка подогнав композицию «Свеча на ветру» под это ужасное событие, в первые 50 дней продал 32 миллиона дисков. На аукционах через год после смерти Дианы продано ее платьев на 5 миллионов долларов.

Сэр Чарльз Спенсер, брат Дианы, организовав ее музей в родовом поместье, уже разбогател почти на 3 миллиона долларов на входных билетах. При этом к могиле принцессы он посетителей не подпускает, а разрешает смотреть на нее с веранды. Даже англиканская церковь, выпустив сувениры с портретом Дианы, продает их по всему миру за пять долларов штука.

Полтора года назад вообще посетители лондонского аукциона рухнули: вдовец Мойры Смит, бывшей служанки королевы-матери, выставил лот – кусок свадебного пирога с глазурью со свадьбы принцессы Дианы, который берегли в семье 28 лет, и продал его за 1200 фунтов. Похоже, что только российские люди, поимевшие какое-то представление о деньгах всего лет двадцать назад, любят английскую принцессу бескорыстно – в Москве у английского посольства посмотрите 31 августа – не море, но коврик из живых цветов в память о принцессе Уэльской.    

Ирина ЧУДИ








Lentainform