16+

Неласковый Мамай

06/09/2010

Неласковый Мамай

8 сентября 1380 года. На поле между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча (ныне Тульская область) произошла Куликовская битва. Московский князь Дмитрий Иванович вошел в число величайших русских полководцев


  О значении битвы исписаны тонны бумаги. Не меньше, чем о Ледовом побоище, которое в последнее время вообще принято отрицать. По крайней мере, в качестве побоища. Так, стычка. Куликовскую битву огульно не отрицают. Но ее «всемирно-историческое» значение вызывает большие сомнения. Ведь иго-то было свергнуто только через сто лет.

Чтобы разобраться, нужно понять ситуацию не в русских землях, а в Золотой Орде. А ее понять почти невозможно. Мало того что татары не больно-то утруждали себя летописанием. Там  – «Великая замятня». После того как хана Джанибека, которого русские летописи называли «добрым царем», сверг и убил его родной сын Бердибек. Видимо, «злой царь». Потому что его тоже вскоре свергли и, разумеется, убили. И – понеслось. Разобраться в их добрых и злых ханах так же немыслимо, как в наших Изяславах и Мстиславах, Удалых и Окаянных.

Ясно только, что в Причерноморье власть захватил темник Мамай. Темник – это начальник тьмы, то есть десяти тысяч воинов. На самом деле, он мог никем не командовать (ведь не каждый полковник командует полком). А мог командовать ста тысячами. Все равно – темник. Дальше десяти тысяч татары, видимо, считать не умели. Кроме того, при Бердибеке Мамай был беклярбеком. Типа премьер-министра. Или великого визиря. Не разберешь. Потом он поочередно воевал с девятью ханами. И в результате осел в Крыму и Причерноморье, отказавшись кому-нибудь подчиняться.


Самое главное, что Мамай не был чингизидом. И, соответственно, не мог стать ханом. Правда, при нем состояли какие-то марионетки из потомков Потрясателя Вселенной. Потомков по Орде ошивалось тьма (не в смысле – десять тысяч, а просто очень много). Монголы – многоженцы, детей они наделывали немало. Но ни Мамая, ни его сомнительных чингизидов никто в Орде не признавал. Он был банальным узурпатором.

Узурпатор стал «западником», поскольку на востоке – враги. Он дружил с генуэзцами и Литвой. В принципе, Литва тогда  – это тоже русское государство. Подавляющее большинство населения и даже знати – русские и православные. Литва дружила с Тверью. В итоге Мамай выдал ярлык на великое княжение тверскому князю Михаилу Александровичу. Чем, конечно, обидел действующего обладателя ярлыка Дмитрия Ивановича московского. Тот ответил послу: «К ярлыку не еду, князя Михаила на княжение в землю владимирскую не пущу, а тебе, послу, путь чист». Князь, надо сказать, был прав. С чего вдруг какой-то узурпатор казенными ярлыками разбрасывается. Ни о каком бунте против Орды тут и речи не идет. Еще князь был прав, что отпустил посла подобру-поздорову.

Совсем не так поступили нижегородцы, которых подбил на безобразия суздальский епископ Дионисий, человек честолюбивый и имевший какие-то свои замыслы. Чего он делал в Нижнем Новгороде? Он там жил, потому что город принадлежал Суздалю. Но Суздаль был маленьким и скучным, а Нижний – большим, богатым и веселым. (В общем-то и до сих пор так.) Короче говоря, послов Мамая нижегородцы раздели догола, выгнали на лед Волги и затравили собаками.
Л. Н. Гумилев утверждает, что кочевники не любят, когда так обращаются с их послами. Я думаю, что никто не любит, когда с их послами так обращаются. Мамай послал некоего царевича Арапшу навести порядок и призвать к ответу наглецов. Суздальцы собрали войско на реке Пьяне. Видимо, название реки плохо на них подействовало, и они действительно напились до беспамятства. И, естественно, были вырезаны Арапшей. После чего царевич беспрепятственно взял Нижний Новгород. И с населением не церемонился. Мамай пошел дальше, но войска Дмитрия нанесли ему поражение на другой реке, с нейтральным названием Вожа.
Наступила пора решающего сражения. Летописцы насчитали совершенно сумасшедшее количество войск. У Дмитрия – от 150 до 400 тысяч. У татар, если верить «Сказанию о Мамаевом побоище», – 800 тысяч. Прямо-таки крупнейшее сражение средневековья. Но вот незадача. Ученые вычислили место битвы и с помощью методов палеогеографии доказали, что почти все «поле» в то время было сплошь покрыто лесом. На безлесном участке могли поместиться по 5 – 10 тысяч всадников с каждой стороны. Опять-таки – получается стычка. Крупная стычка.

Политическое значение и вовсе оказалось ничтожным. Дмитрий всего-навсего разбил узурпатора, которого вскоре добил законный хан Тохтамыш. Он и сжег Москву через два года, в 1382 году. Дань продолжала выплачиваться. Великий князь продолжал получать ярлык в Орде. Разве что князь Дмитрий получил почетную кличку Донской. Учитывая тогдашние княжеские кликухи – Калита, Шемяка, Косой, – уже неплохо.    

Глеб Сташков








Lentainform