16+

Легко ли зарабатывать на сексе в Петербурге?

15/09/2010

Легко ли зарабатывать на сексе в Петербурге?

Секс-индустрия всегда считалась очень доходным бизнесом. Так ли это в самом культурном городе России? О том, как устроен бизнес секс-товаров в Петербурге, Online812 рассказал совладелец сети секс-шопов «Порномания» Марат ТАГИРОВ.


            – Какой оборот у этого бизнеса в Петербурге?
– В Петербурге порядка 50 секс-шопов. Общий оборот, на мой взгляд, порядка миллиона долларов в месяц. Это с учетом интернета – сейчас много торговли ушло в интернет.

– Миллион на весь Петербург! Немного.

– Очень скромный бизнес. Но он с каждым годом развивается.

- Количество торговых точек увеличивается?
– Точек и так больше, чем надо. Количество покупателей растет.

- Сколько вообще потребителей вашего продукта в Петербурге?
– Потенциально – все от 20 лет. Но на данный момент от этой общей массы только процентов пять заходило в магазины.

- То есть тысяч 150.
– Нет, думаю больше – тысяч триста. Проблема  в том, что масса людей в секс-шопах не то что ничего не покупали, а и не заходили никогда. Даже те, у кого по уровню образования, по социальному статусу, не должно быть комплексов. Масса народа сознательно или подсознательно считает, что секс-шоп – это сосредоточение зла. Хотя на самом деле 90 процентов того, что продается в секс-шопе, – это веселье и удовольствие.

– Так кто вам делает кассу – постоянные покупатели?

– Я не знаю, что такое постоянные покупатели. Нет таких, которые бы регулярно заходили в секс-шоп, как в салон красоты. Если несколько раз в год человек зайдет – это уже постоянный покупатель. Я думаю, что будущее этого бизнеса не в постоянных покупателях, а в повышении общего уровня культуры и повышении общего количества  людей, которые заходят в секс-шопы.
И это происходит. Но медленно. Увеличивается культура. Этому способствовали и телепередачи. «Секс с Анфисой Чеховой» дал мощный толчок,  потому что на очень доступном языке там рассказывали о тех вещах, которые у нас считались верхом извращения. Интернет сильно двигает культуру вперед. Чем больше людей зашло в секс-шоп, тем больше они рассказали остальным. И в итоге складывается потихоньку в обществе ощущение, что это нормально.

- Вы как решили этим заняться – тянуло продвигать секс-культуру в массы?
– В 2003 году встал вопрос, какой бизнес открыть, -  до этого был большой опыт работы в разных компаниях, но наемным сотрудником. Посчитали – решили заняться секс-шопами.

– Потому что там рынок был ненасыщен?

– И магазинов было мало, и с недостатками. Они походили на булочные – как будто из булочной хлеб убрали, вместо него положили фаллоимитаторы. А мы изначально решили, что будем стараться насаждать культуру продажи. Пошли по пути дизайнерских решений: черно-красное оформление, в названии «порно» – чтобы человек понимал, куда идет. Все продавали стандартный набор, а мы сразу увеличили количество белья – половину магазина отдали под белье. Сейчас у нас 300 – 400 наименований только эротического белья. Но мы еще не дошли до того, чего хотим. А мы хотим сделать супермаркет, в котором ты с корзиночкой ходишь, все трогаешь, ассортимент огромный. Вот у нас декоративных наручников 2 – 3 вида, а хотелось бы 20 – 30. Но пока нет возможности это сделать.

- Товар откуда вы берете?
– На самом деле рынок секс-шопов давно уже очень цивилизованный. Здесь работают вполне респектабельные люди, которые не скрывают, что они занимаются секс-товарами. Кроме розничных магазинов есть несколько оптовых фирм – есть универсальные, есть специализированные -  кто-то только бельем занимается, кто-то только кожей. Мы можем возить товар из-за границы, но маленькие партии возить не выгодно, поэтому мы все покупаем здесь.

- А оптовики откуда что берут?
– Что-то привозят из-за границы. Два-три имеют собственное производство здесь. Есть еще люди, которые делают вещи в Китае, но под российской маркой. По качеству могу сказать, что разницы никакой, потому что даже хорошая дорогая Америка тоже делается в Китае. Так что есть «Китай китайский», а есть «Китай американский». «Китай» с китайскими  иероглифами покупать нет смысла, а «Китай американский» – это нормально. А в России пока делают самые простые  и ходовые модели.

- Вы своих сотрудников инструктируете – как они должны вести себя с покупателем. У вас же все-таки специфика.
– Мы этой проблемой очень долго занимались. Отправляли всех продавцов на курсы повышения техники продаж. Для нас эту программу специально разработали. Самая главная задача – чтобы в магазине было комфортно, потому что вещи мы продаем достаточно интимные. Поэтому идеальный вариант – магазин самообслуживания, а в наших магазинах ему все равно нужна помощь продавца, чтобы хотя бы достать товар с витрины.
Так вот, если покупатель обратился к продавцу – все будет хорошо, у них установился нормальный диалог. Еще многие думают, что стоит ему выйти из магазина, как продавцы начнут хихикать – «вот, смотри, какую штучку купил»». Но продавцы у нас все это уже видели, и, самое главное, они нормально к этому относятся.

- Продавцы в секс-шопе – девушки или юноши?
– Пробовали и то, и то, но в итоге на 90 процентов это девушки. Предлагали нам эпатаж – чтобы продавщицы были топлесс. Но все это не нужно. Должны быть нормальные продавцы, как в обычном магазине. Выработали манеру – ненавязчивость. А то раньше бывали случаи. Захожу в магазин, а продавщица мне кричит через зал: «Мужчина, а вас какой именно анальный фаллоимитатор интересует!»

- Ужас! А как надо – шепотом?
– Тихо подойти, предложить помощь. Если завязался разговор – то можно говорить все, что угодно. Но выйти на улицу и в мегафон кричать: «Смотрите, это придурок пришел анальный фаллоимитатор покупать!» – естественно, не нужно. Грани этой надо было научить, потому что продавцы изначально ее не чувствовали. А теперь  научились. Я постоянно устраиваю подставные истории с продавцами – сам хожу, знакомых посылаю. И в последнее время никаких нареканий. И не только у нас – и у конкурентов. Все научились работать.

- Все магазины продают примерно одинаковое?
– Ассортимент на 90 процентов одинаковый, потому что ничего такого не изобрести. Это как ты заходишь в салон «Пежо», а потом в салон «Рено» – там  машина, и там машина. Так и у нас. Мы можем производителей менять – их больше ста. Мы закупаем 50 одних, а конкуренты -  50 других, но по форме, цвету и прочему все примерно одинаковое. И цена примерно одинаковая. На первое место вышли вопросы расположения магазина и раскладки товара. Но расположение важнее.

- То есть в вашем торговле, как в любой другой, -  чем ближе к метро, тем больше оборот.
– Да. Но у нас существует проблема. Многие опасаются: как я на людной улице, на виду у всех зайду в секс-шоп!

- И как выйти из этой ситуации?
– А никак. Ломать стереотипы. Секс-шопы уже не выживут, если они будут во дворах и в подвалах. Уже время центральных магистралей пришло. Тут самое главное вход регламентировать, чтобы кто не положено  не зашел.

- А кому не положено?
– Младше 18. 

- Они не имеют права заходить или заходить могут, а покупать нет?
– Заходить не могут. Это законодательно запрещено. Даем продавцам жесточайшие инструкции – при любых сомнениях требовать документы.

- Рекламные акции вы проводили? Как на них власти реагировали?
– Кучу всего проводили из того, что нам было по средствам. Как-то висела перетяжка через весь Литейный проспект – «Порномания. Товары для взрослых». Шикарно. У меня с тех пор хранится резолюция, написанная лично Валентиной Ивановной, – демонтировать конкретно эту перетяжку. Потом эту перетяжку мы использовали на второстепенных улицах. Показы эротического белья устраивали в клубах. Была отличная идея – всем секс-шопам города скинуться и на общие деньги  продвигать всех сразу – потому что когда мы себя рекламируем, то фактически продвигаем не конкретные магазины, а отрасль в целом. И покупатель, если реклама сработала, идет в ближайший секс-шоп, не разбирая, кому он принадлежит. К сожалению, из-за амбиций некоторых участников договориться не удалось.

– Интернет-магазины отняли у вас покупателей?

– В целом нет. Но что они однозначно сделали – отобрали покупателей у видеопродукции. Теперь все это можно в интернете найти.

- А вы какие фильмы продавали?
– Только от компании SP Company, потому что только у нее был полный пакет документов и на ее фильмы, и на лицензионные – прокатные удостоверения и прочее.

- А сейчас, значит, народ видео не покупает?
– Есть продажи, но это мизер. Раз в десять сократилось количество продаваемых кассет и дисков за последний год.

- Интернет-магазины много зарабатывают?
– В интернете невероятное количество магазинов, я думаю, они чуть-чуть зарабатывают, потому что их количество превышает спрос.

- Вы тоже пытались на этот рынок выйти?
– Интернет-торговля выгодна, когда она охватывает всю Россию. Это надо из Москвы делать. А наш интернет-магазин выполняет информационную функцию.

- Есть у вас проблемы с продлением аренды?
– Из-за того, что мы секс-шопы?  Нет, проблемы никакой нет сейчас с эротическим бизнесом.

– Власти на него теперь смотрят как на торговлю хлебобулочными изделиями.
– Да. Это произошло где-то года два назад. Раньше нас постоянно проверяли – сколько метров мы от детских учреждений, есть ли сертификаты и прочее. А сейчас у нас настолько вылизано с точки зрения законодательства, что бессмысленно нас дальше дергать. Так что никаких препон сейчас нет.

- Силовые структуры уже не считают секс-индустрию лакомым кусочком?
– А чего считать. Это когда-то в секс-шопах была куча неучтенной порнопродукции, были польские не запечатанные в полиэтилен порножурналы, просроченные гели, несертифицированные смазки. А сейчас в продуктовых магазинах просроченных продуктов в миллион раз больше. Если бы мы возили товар из-за границы, нас могли бы подозревать в контрабанде, но мы все покупаем здесь. У нас вон даже видеокабинка есть в магазине, так мы авторские отчисления платим за показ эротических фильмов.

- Церковь как реагирует?
– Когда только открылись, пришел батюшка, долго ругался, каким бесовством мы тут занимаемся. А через две недели пришел другой батюшка и предложил на коммерческой основе все освятить. Больше никто не приходил.

- Пип-шоу вы придумали для заманивания посетителей?
– Пип-шоу у нас в одном магазине. Изначально думали, что это будет экономически интересно, но оказалось, что это никому не нужно. Зачем сделали? Увидели, что на Западе это работает, но выяснилось, что у нас культуры потребления пип-шоу еще меньше, чем культуры потребления секс-шопа.

- Это что значит?
– Приходит человек, платит 300 рублей за 5 минут пип-шоу и  просто не понимает, куда попал и за что деньги заплатил. Пип-шоу – это шоу подглядывания. Все за стеклом. Ничего не потрогаешь. А в городе за эти деньги где-нибудь  на Ириновском проспекте можно получить весь спектр услуг.

- Так кто ходит в ваши магазины образцового законопослушания? В основном  мужчины?
– Самый активный потребитель с 30 до 40 лет. 70 процентов мужчин, 30 – женщин. Но мужчины в массе своей потребители видеопродукции. А женщина, когда приходит в секс-шоп, намного четче знает, чего она хочет. Женщина вообще никогда не стесняется. С клиентами-женщинами работать намного приятнее – они все знают  и больше покупают.

- Белье покупают?
– Белье и мужчины покупают. Потому что эротическое белье сразу на несколько размеров за счет эластичности, и мужчина может спокойно покупать без точного знания размеров груди в сантиметрах. Очень популярны сейчас феромоны – духи, которые как бы обеспечивают большие возможности для контакта, пищевые добавки.

- Следите за новинками на рынке?
– Во-первых, оптовики не дают забыть. Во-вторых, проходят мировые выставки. Мы раз в год ездим в Берлин – там огромная выставка, 9 павильонов таких, как центральный в «Ленэкспо». Ездим посмотреть тенденции. Потусоваться. Очень полезно.

– Есть там российские стенды?

– Всегда интересные стенды с российской видеопродукцией. Еще выставляются наши производители. Если российские фаллоимитаторы не очень конкуренты, то российская кожа наоборот. Российский стенд кожи крайне популярен.

- Так будет в Петербурге секс-супермаркет?
– Это большие вложения. Но мы готовимся – побывали за границей, посмотрели. Хотя и там супермаркетов мало. В Лондоне и в Амстердаме – 90 процентов секс-шопов, как наши. Но в каждом городе есть по одному супермаркету. Там можно все трогать. Как будто в магазин игрушек пришел.

- Романтики этого бизнеса уже ощущаете?
– Вся романтика уходит через полгода. И я сейчас не вижу никакой разницы – продавать вибраторы или булавки. Самая большая проблема – зашоренность наших людей. Они думают, что в секс-шопы ходят извращенцы. А там таких вообще нет. Хотя, наверное, все-таки лукавлю, конечно, романтичнее вибраторы, чем булавки.

Сколько стоит снять эротический фильм

О том, сколько зарабатывают производители эротических фильмов, нам объяснил генеральный директор SP-Company Сергей Прянишников.

Производство одного порнофильма в России обходится примерно в 5 тысяч долларов, а выручка от него вряд ли превысит 10 тысяч долларов. И то лишь потому, говорит Прянишников, что SP-Company сама продает свою продукцию. Основными покупателями дисков являются частные лица, а гостиницы или владельцы платных телеканалов составляют порядка 5 процентов.

Бюджеты российских и зарубежных порнофильмов несопоставимы, говорит Сергей Прянишников, потому что у нас гораздо дешевле оценивается труд создателей. «Здесь я плачу актеру 100, максимум 500 долларов за съемочный день. В самой дешевой для съемок западной стране – Чехии – день стоит от 500 евро, а в Германии – еще в два раза дороже, потому что там высокие налоги. К тому же там есть обычай приглашать иногда звезд. Что касается распространения, то самые выгодные условия для этого – в Америке. В Италии спрос тоже хорош, но Америка просто больше». 

После того как основной потребитель порнопродукции ушел за ней в интернет, доходы продюсера Прянишникова упали почти на 50 процентов. Пришлось подстраиваться под спрос, в частности, выпускать по 4 – 10 фильмов на одном диске. Сейчас SP-Company продает свои фильмы через интернет-магазины и размещает их на платных сайтах. Но в общем котле доходов доля интернет-продаж не превышает 15 процентов.

Когда-то у Прянишникова была и своя сеть секс-шопов в Петербурге, но этот бизнес у Прянишникова не задался. «Для его ведения требуется принципиально иная команда и иные навыки. Мы решили свернуть этот проект, поскольку больших доходов все равно бы не достигли», – прокомментировал продюсер.

Кто получает доход от размещения порно в интернете


1. «Вебмастер» («адверт») - создает страницы, занимается привлечением клиентов на платный сайт. Как правило, получает от 50 до 70% от суммы, собранной с клиента.

2. «Билинговая компания», выполняет функции по собиранию денег с конечных пользователей. Оставляет себе от 5 до 15% от сумм, полученных от клиента.

3. «Производители контента». Получают от 1 до 5% оборота рынка.                         

Сергей БАЛУЕВ








Lentainform