16+

Жерар Депардье: «У вас раскованная молодежь и красивые женщины!»

17/09/2010

Жерар Депардье: «У вас раскованная молодежь и красивые женщины!»

Фестиваль «Меридианы Тихого» уже на исходе, но внимание киноманов и не думает ослабевать — еще бы, ведь во Владивостоке гостит сам Жерар Депардье. Жизнерадостный и обаятельный француз сегодня утром нашел время для встречи с владивостокскими журналистами — а уже вечером он, как и многие другие актеры, режиссеры, операторы и продюсеры, пройдет по синей ковровой дорожке на церемонии закрытия «Меридианов».


               Жерар Депардье побывал во Владивостоке на кинофестивале «Меридианы Тихого», где приветствова всех словами «dobry den» и «spasibo». Он охотно отвечал на разные вопросы, не прочь был и подшутить — в первую очередь, над самим же собой. Увы, некоторые наши коллеги тем же похвастаться не могли — и позволяли себе откровенное хамство. К счастью, за исключением пары досадных инцидентов, встреча прошла весьма тепло и очень интересно.

— Господин Депардье, в России всегда любили и французское кино, и французских актеров — когда-то это были Жерар Филипп, Бурвиль, сейчас это Жерар Депардье, Жан Рено. А знают ли во Франции наших кинодеятелей, есть ли у французов российские любимцы?
— Французы знают, любят и очень ценят русское классическое искусство — литературу, театр, читают Достоевского, Толстого, Пушкина. К тому же, русская классика часто экранизируется — жаль только, что это либо американские, либо совместные с американцами постановки. Такие фильмы во Франции хорошо смотрят. Лично мне близка «золотая школа» русского кино — например, фильмы Эйзенштейна. К сожалению, современное российское кино во Франции практически не выходит и потому мало кому известно. Однако есть и хорошие новости: сейчас, в рамках года России во Франции, у нас идет и фестиваль современного российского кино — благодаря ему французы узнают больше о вашем сегодняшнем кинематографе.

— Скажите, чем объясняется ваше настойчивое стремление попасть на «Меридианы Тихого» — ради нас вы не стали представлять в Венеции фильм Франсуа Озона, где вы сыграли вместе с Катрин Денев, к тому же, вы до сих пор не совсем оправились после травмы ноги…

— Франсуа и Катрин прекрасно представили комедию «Ваза» и сами, без меня. А сюда я приехал, чтобы лучше узнать русскую душу — меня очень интересует русская история, культура. Я был удивлен и очень рад, что этот фестиваль настолько серьезен, что он действительно работает.

— Жерар, вы известны как универсальный актер и можете сыграть кого угодно. А была ли в вашей карьере роль, перед которой вы испытывали пусть не страх, но робость или трепет?

— Страха перед ролями я никогда не испытывал, но была в моей карьере такая роль, где я сыграл детоубийцу — в фильме «Семь смертей по рецепту». А я ненавижу убийство детей! Мой герой постоянно находился в депрессии, по сценарию я играл врача, который отравил всю свою семью и покончил с собой. Ту роль я исполнил потому, что был молод — сейчас бы я в таком фильме сниматься не стал. Я вообще не люблю такие драмы — мне больше по душе любовные истории, комедии, исторические фильмы — в таких лентах я всегда снимаюсь с удовольствием.

— Во всех материалах, посвященных вам, обязательно звучит слово «жизнелюб». А какой смысл вы сами выкладываете в это слово?
— Быть жизнелюбом — значит ценить жизнь, любить людей, уметь наблюдать. Я считаю, что умею наблюдать за окружающими, за их привычками. Главное — не судить других и не иметь предрассудков, которые могут стать для вас преградой. Вообще, в актерах сильна претенциозность, но в себе я ее, к счастью, не замечаю. Можно играть роль, дышать как Мартин Герр или Иван Грозный, но при этом оставаться собой — жить своей жизнью можно где угодно, по всему свету.

— Как вы считаете, должны ли актеры заниматься благотворительностью?
— Люди вообще должны заниматься благотворительностью, это не удел одних лишь знаменитостей. Но мне не по душе благотворительность американского образца, когда Мадонна или Анджелина Джоли приезжают в страны Третьего мира и забирают оттуда детей — это слишком уж напоминает работорговлю. Конечно, мы тоже занимаемся благотворительностью, строим детские госпитали в Камбодже, помогаем больным СПИДом, но об этом не надо кричать на каждом углу. Благотворительность в стиле «желтой прессы» ближе к пиару, чем к доброму делу.

— Не могли бы вы побольше рассказать о фильме «Распутин», в котором намерены сниматься?
— Распутин — удивительный исторический персонаж, отражающий русскую душу — так же, как и Высоцкий. Не случайно сейчас во Франции идут съемки фильма о Владимире. Кино о Распутине будет затрагивать волнующий период русской истории, когда убийство эрцгерцога в Сараево всколыхнуло революции по всей Европе — и в России тоже. Это достаточно деликатный период, потому что в итоге прихода к власти большевиков был убит русский царь. Мне кажется, это будет очень интересный проект.

— Сейчас экономики «азиатских тигров» уже обогнали Европу и приближаются к Америке. А как по-вашему, сможет ли азиатское кино победить Голливуд?
— Не думаю. Дело в том, что Голливуд сумел поставить азиатское кино себе на службу — все эти актеры вроде Джеки Чана приезжают в Америку и снимаются в американских фильмах. К тому же, в США живет множество выходцев из Азии, которые смотрят и свое кино, и голливудское. Я люблю японское кино — особенно Куросаву, который удивительно владел кадром. Я люблю кино Индии, но не то, что снимается в Болливуде. Хотя кино Китая, Тайваня, Кореи или Камбоджи тоже весьма интересно.

— У нас в России любят повторять, что мужчина всегда остается ребенком. А какие детские шалости позволяет себе Депардье?

— На съемках я действительно люблю вести себя как ребенок, к счастью, кино это позволяет. Если всё время быть серьезным, то можно и дурачком стать. Себе я напоминаю такую обезьяну на съемочной площадке: она везде лезет и всё ломает. Я не люблю актеров, которые излишне серьезны.

— Вы играли у лучших режиссеров, вас называли лучшим актером. Есть ли еще, к чему стремиться?
— Останавливаться я не собираюсь: сейчас я много читаю, для роли Ивана Грозного в спектакле даже выучил русский язык, и четыре тысячи зрителей, его посмотревших, говорили, что это действительно русский. Мне интересно всё, что связано с историей, культурой, с едой, с экологией, защитой окружающей среды.

— Вы путешествуете по миру, наблюдаете за людьми. А каковы мы, жители Востока России?
— Мне пока еще трудно судить, но люди здесь интересные. Я заметил, что здесь очень красивые женщины, молодежь много гуляет и ведет себя раскованно — не то, что в Токио, где люди часто похожи на роботов. Мне жаль, что от больших строек у вас страдает природа, но видно, что в городе идут большие перемены и вы ждете этих перемен. Мне кажется, что через несколько десятков лет Владивосток будет напоминать Средиземноморье — к тому же, у вас тут тепло. Хотя то, что 30 км мы проехали за полтора часа из-за пробок, конечно, огорчило.                     

vl.ru








Lentainform