16+

«Современная архитектура Хельсинки – не для Петербурга»

21/09/2010

ЮЛИЯ МИНУТИНА

На Гончарной улице состоялось торжественное открытие новой многоэтажной гостиницы сети Park Inn, кусок брандмауэра которой теперь «украшает» площадь Восстания. Усадьбу XVIII века, которая стояла на этом месте, снесли в 2005 году, когда «Живого города» еще не было. На тот момент дом уже довольно долго был нежилым и находился в полном запустении.


       Какое-то время усадьба являлась вновь выявленным объектом культурного наследия, но потом статус сняли, это ведь обратимая процедура. Стандартно процедура придания зданию охранного статуса выглядит следующим образом: в Комитет по охране памятников подается заявление, например, от ВООПиК, и здание обретает статус вновь выявленного объекта культурного наследия. После этого Совет по культурному наследию принимает решение, является ли объект памятником, или нет. Обычно на это дается месяц, но на деле все затягивается на годы. К сожалению, это часто дает инвесторам возможность для манипуляций. Так было и со зданиями на углу Невского проспекта и улицы Восстания, и с домом Рогова – Совет по культурному наследию сперва принял решение о включении здания в реестр памятников, а потом неожиданно отказал, поскольку дом был в плохом состоянии. К счастью, это решение оспорено в суде, и дом теперь является полноценным памятником.

В случае с историческим зданием, снесенным ради постройки гостиницы, могло быть то же самое – дом мог быть исключен из списка из-за частичного разрушения, хотя после блокады дома восстанавливали буквально из руин, и речи не было о сносе на Невском. После этого здание было уничтожено, и в 2009 году начались строительные работы. Понятно, что если существовала площадка, то рано или поздно строительство обязательно должно было начаться, но из-за такого разрыва по времени это стало неожиданностью и для нас, и для горожан.

Такая ощутимая разница во времени между согласованием проекта и реальным строительством – это всегда плохо. Закон действует один, а работы ведутся по старому – поэтому и получаются такие неактуальные с точки зрения законодательства проекты. В данном случае нарушение законодательства заключается в том, что здание существенно выше соседних домов. Настолько, что с площади Восстания видна глухая стена.

Помимо брандмауэра, выходящего на Невский проспект, у здания совершенно «не петербургская» закругленная форма крыши, разрушающая городскую среду. Понятно, что инвестору это было интересно – проект оригинальный, но с площади он выглядит довольно уныло. Заказ выполняло наше архитектурное бюро «Студия 17», тем не менее, оно действовало по интернациональным правилам, которые для нас неприемлемы. Например, в Финляндии даже строительство Стокманна было бы нормальным, все были бы еще и рады. Но не надо забывать, что у нас другой город, мы не Лондон и не Хельсинки, и нам надо это сохранить. Поэтому то, что нам все время приводят внешние примеры, неправильно. Нам надо быть не как кто-то, а сохранять свое лицо.

Когда началось строительство, мы пытались вмешаться – связывались с жителями, писали в КГИОП. Но вызвать большой резонанс нам не удалось – журналистов эта тема не взволновала, а горожане вроде пытались помочь, но довольно пассивно. Поэтому и получился этот «дом-сюрприз». Строительство велось довольно быстро, что также осложняло нашу работу. Ведь гораздо проще влиять на проект в стадии подготовки и согласования, чем когда он уже запущен. Соседи начали проявлять свое недовольство более активно, когда вбивали сваи и строили подземную парковку, но и этих усилий оказалось недостаточно. Худшее ждет их впереди, ведь в центре вообще невозможно строительство, которое не отразилось бы на соседних домах, и большинство последствий проявляются только через какое-то время.

Для соседей может даже лучше, что построили гостиницу, а не офис. Как минимум машин будет меньше. Но с другой стороны, назвать это место удачным я тоже не могу. Конечно, гостиница находится рядом с вокзалом, но не стоит забывать, что в этом месте всегда огромная пробка. Свободно проехать там можно, наверное, только в пять утра. Поэтому проводить конференции и встречи для деловых людей будет сложно – вряд ли они поедут на метро. Да и вообще я считаю, что деловые люди не ездят на поездах. «Сапсан» это поезд одного дня – приехал и уехал, гостиница в этом случае не нужна. Плюс в этом месте очень загазованная атмосфера, что может не понравиться туристам. Ну и, по большому счету, Гончарную улицу парадной не назовешь. В ней есть своя прелесть, но она довольно скромная, это не Невский. Я не экономист, мне сложно прогнозировать успех или неудачу Park Inn. Может быть из-за того, что это сеть, люди будут выбирать данную марку. Но мне все-таки не кажется, что она будет популярна.

Оправдан ли такой размер гостиницы? Тоже сомнительно. Отелей в Петербурге действительно не хватает, но туристам были бы интереснее три разные гостиницы в исторических зданиях, чем одна в новом и высоком. В чем радость человека, который живет в такой гостинице? В том, что он может подняться наверх и любоваться Невским проспектом? А когда таких гостиниц станет много, то они просто будут любоваться друг другом. Это опять же, бездумное уничтожение «приманки» для туристов.

То, что Валентина Матвиенко одобрила эту постройку, еще ни о чем не говорит. Валентина Ивановна не является эталоном вкуса – у нас же не царское время, когда один человек, наделенный властью, за все отвечает и является беспрекословным авторитетом во всех областях. У нашего губернатора нет искусствоведческого образования, да и у меня тоже. Так что не стоит оперировать понятиями «нравится-не нарвится», надо обращать внимание на экспертов, которые говорят, что такие постройки разрушают вид Невского, и на законы. Вкусы у всех разные, но есть же универсальные ценности.

Площадь Восстания мы практически похоронили, и то, что сегодня строится на месте «ямы» – самое приличное. Даже несмотря на то, что раньше там было несколько домов, а теперь на этом месте строится один. Это нехарактерно для Петербурга, но все же приемлемо по высоте и оформлению. На сегодняшний день площадь Восстания настолько изменила свой облик, что теперь даже инициатива вернуть улице Восстания историческое название Знаменская не имеет смысла. Это уже другая улица, не та, что была, другая площадь. Ведь даже церкви, по имени которой ей в свое время было дано название, уже нет.

Одновременно со строительством деловых центров и гостиниц из центра продолжают выселять социальные объекты. Скоро на окраину города из знаменитых Боткинских бараков переедет Боткинская больница. Это неправильно, я считаю, что в центре города обязательно должен быть роддом, больницы, чтобы было удобно всем. Конечно, условия, необходимые современной больнице, с XIX века изменились, но я не думаю, что настолько радикально. Возможно, было бы лучше, если бы в корпусах больницы сделали ремонт и сохранили ее в историческом здании. Но новое уже построено – так что переезд неизбежен. Это вопрос времени. И теперь вопрос в том, что будет на этом месте, и сохранят ли архитектуру. Мне кажется, что лучше всего было бы поступить по той же схеме, по которой работали с Апрашкой. Здания разделили на три категории по ценности. Что-то разрешили полностью перестроить, а какие-то здания сносить запретили.

Мне кажется, что строительство делового центра на месте больницы было бы не очень уместным, да и вообще неправильно делать центр деловым, в нем должна быть жизнь. В Петербурге она должна быть круглосуточной, а не вымирать после шести вечера.          

ранее:

Французам абсолютно все равно, что будет с Башней Мира
Ответ Путина Басилашвили меня огорчил

«Один мужчина прочитал мне протестный стих о «Стокманне»
С чего началось движение «Живой город»





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform