16+

Как я стал абсолютно толерантным человеком

21/09/2010

ГЛЕБ СТАШКОВ

Что общего у Лужкова и геев? Теперь мы знаем. Их одновременно начали мочить. Возможно, геев начал мочить именно Лужков, но этого мы как раз не знаем. Факт тот, что непримиримые враги претерпели от сильных мира сего одновременно.


                  Непримиримые враги Лужкова из числа московских оппозиционеров тоже претерпели. Их не пустили в помещение РИА «Новости». Что, разумеется, в очередной раз свидетельствует о попрании всего и вся.

Из несвятой троицы – Лужкова, московских оппозиционеров и геев – интерес представляют, на мой скромный гетеросексуальный взгляд, только последние. Их лидера сначала похитили в аэропорту Домодедово, а потом выгнали в Белоруссию. Очевидно, полагая, что голубым только там и место.

Меня удивила должность – «лидер геев». Так, по крайней мере, его назвал авторитетный сайт newsru.com. А кто в таком случае лидер гетеросексуалов? Дима Билан? Сергей Безруков? Или Владимир Путин?

Вернемся к нашим баранам. Геи претерпели еще и в Петербурге, где выставочный центр Союза художников обещал приютить их фестиваль, а потом отказался. Вроде как под нажимом Комитета по культуре. А ведь у нас есть омбудсмен, который в начале года хвалился, что к гей-парадам относится если и не с сочувствием, то с пониманием.
А вот я к гей-парадам отношусь крайне отрицательно. И к гей-клубам. И к гей-фестивалям. И к гей-влиянию.

В свое время геи похитили у меня друга.
Он был пассивным геем. Не в том смысле, о котором вы подумали. В этом смысле я никогда не знал, каким он был. Я имею в виду, что он в качестве гея вел себя скромно. К нам не приставал. Гей-пропагандой не занимался. И некоторые из нас вообще говорили, что он, дескать, нормальный, только выпендривается. 

А потом мой друг стал международным секретарем молодежного союза «Яблоко». И развил на этом посту кипучую деятельность. Которая сводилась к халявным поездкам за границу. В Скандинавию. В самые что ни на есть свободные-рассвободные страны.
За год тлетворное влияние Запада изменило человека до неузнаваемости. Он стал носить обтягивающие штаны, хотя фигурой напоминал московского мэра. Он стал вилять бедрами при ходьбе. Красить ногти. И разговаривать так, как разговаривают плохие актеры, играющие геев в плохих сериалах.

– Как ты можешь, – говорил он мне, – при твоем тонком художественном вкусе, водиться с женщинами.
Я прекратил водиться. С ним. Но в «Яблоке» мы сталкивались. Его хотели выгнать, но потом, вспомнив о либеральных принципах, плюнули. При одном «против».
– Либерализм либерализмом, а пидоров надо гнать, – заявил авторитетный молодой яблочник, будущий депутат Заксобрания.
К нему не прислушались, поскольку сам он, по слухам, в этом отношении был не без греха.

«Все эстеты – гомосексуалисты; это вытекает из самой сущности эстетизма», – говорил Швейку повар-оккультист. Видимо, с либерализмом та же фигня.
Я в те времена числился председателем молодежного союза «Яблоко». (Был в моей биографии и такой позорный эпизод.) И тоже отправился в халявную поездку в Финляндию. К тамошним либералам. Меня встречали как гея. Я понимал, кто посеял эти семена, но все равно смущался. Я не знал, как принято отбривать ухажеров. Тем более я не знал, как принято отбривать ухажеров в странах развитой демократии. Я кроил что-то вроде улыбки и говорил:
– Fuck off!

Кроме этого я ничего не говорил. Мой английский не позволял. Но финские либералы этого не знали и принимали меня за грубого и невоспитанного человека. 
Вернувшись, я хотел высказать претензии своему все менее другу и все более гею. Но с ним уже нельзя было даже поругаться. Как-то раз другой мой друг прикрикнул на него, причем безо всякого сексуального подтекста:
– Слышь, ты, пидор!
– Да, я пидор, – последовал ответ. – И горжусь этим. 

В результате мой экс-друг вышел замуж. За 58-летнего шведа. Он навсегда покидал гомофобистую родину. На отвальную он пригласил меня и почему-то того моего друга, который прикрикнул на него. Мы нехотя согласились.

Встретились. Наш дружок пришел с каким-то своим хахалем. Накануне свадьбы. Факт предсупружеской измены меня возмутил. Но я подумал, что мое возмущение отдает эстетством, которое, как известно, ведет не туда, куда надо. В общем, я успокоился.
Но распсиховался мой друг. Тот, который прикрикнул. Он наотрез отказался идти справлять отвальную в гей-клуб «69»:  

– А вдруг меня там увидят знакомые.
– Откуда у тебя знакомые в «69»? – гнусно пропищал хахаль нашего дружка.
Мой друг прикрикнул и на него и распсиховался еще больше. Пришлось вызвать его жену. С женой он согласился идти в «69». Но наотрез отказался я:
– Этот – с пидором, ты – с женой, а я, значит, на выданье.
Меня успокоили, пообещав найти мне жену по дороге.
Когда подошла уже имеющаяся жена, наш дружок с хахалем прыгнули в тачку и умчались. Сообщив нам, на какой перекресток нужно ехать.

Мы приехали. Ни дружка, ни хахаля. Где находится гей-клуб «69», мы не знали. Хуже того – стеснялись спросить. Спорили, ругались и порешили, что с таким вопросом к прохожим естественнее всего обращаться жене. От нее шарахались. Через час позвонил наш дружок и сообщил, что им с хахалем хорошо и без нас.

Вечер мы – я и друг с женой – провели в каком-то гадюшнике. Пили какую-то дрянь и рассуждали о превратностях жизни. И об отсутствии денег, потому как в этот вечер мы рассчитывали пить за счет дружка-гея.

Через много лет еще одного моего друга, который в этой истории не присутствует, похитила девушка. Она ушла от меня к нему. Будучи гомофобом, я стал еще и гетерофобом. То есть абсолютно толерантным человеком. Мне пофиг на сексуальную ориентацию, мне все одинаково противны.                       

ранее:

Как я был купчинским гопником
Гречка – символ закрытости и национальной исключительности
«Зенит» – русский дрим-тим. А Губочана заменить некем…
Несколько мыслей в защиту жары
Что кроме милиции надо еще переименовать
Анонсы нового телесезона наводят на интересные мысли
Зачем Лужкову знать, кто поджег Москву в 1812 году?





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform