16+

В международном розыске числится 50 петербуржцев

29/09/2010

В международном розыске числится 50 петербуржцев

20 лет назад СССР вступил в Международную организацию уголовной полиции. Но накануне юбилея в петербургском филиале Национального центрального бюро Интерпола на улице Смолячкова праздничной суеты не наблюдалось. Напротив - обстановка была сугубо рабочей. Здесь готовили документы по задержанному в Норвегии «Рыжему Тарзану» - Вячеславу Дацику, чтобы объявить его в международный розыск.


               Оказывается, информационный обмен (а отнюдь не погони и захваты) – вот сегодня  главное оружие интерполовцев. О мифах и буднях петербургского подразделения Интерпола рассказал его начальник Дмитрий ЕМЕЛЬЯНОВ.

– Дмитрий Александрович, в прошлом году питерский филиал Интерпола был признан лучшим подразделением этой организации в России. Чем вы так отличились?
– Я, наверное, многих разочарую, но строгих показателей, по которым могли бы оценивать нашу работу, нет. Хотя мы и состоим в штате Криминальной милиции ГУВД, у нас нет показателей раскрываемости, учета преступлений. Правда, мы такие же оперативные работники, как и другие сотрудники КМ. Поэтому, если необходимо, проводим оперативно-разыскные мероприятия. Другое дело, что в нашей деятельности это не главное. Основное – информационное обеспечение. Быстрый и эффективный обмен информацией между криминальными полициями разных государств, своевременное сообщение о прибытии в ту или иную страну разыскиваемого преступника и потом уже – принятие мер к его задержанию. Наверное, эта сторона дела и оценивалась, когда нас объявляли лучшим подразделением за 2009 год.

–  Вы хотите сказать, что ваши сотрудники – такие же опера, как и прочие?
– С той лишь разницей, что они должны отлично знать как минимум один из официальных языков Интерпола: испанский, английский, французский или арабский. Еще желательны знание компьютера и навыки вождения автомобиля, потому что много приходится ездить. Во всем остальном – да, мы обычные оперативники. И даже зарплату такую же получаем, причем не в евро, как это принято считать, а в рублях. Когда к нам приходят соискатели на должность и узнают об этом, бывают очень разочарованы (смеется).

–  Одно из основных направлений вашей деятельности – розыск преступников. Что происходит чаще: ищем мы или же к нам обращаются другие государства-члены Интерпола?
– Пока статистика такова, что чаще обращаются за помощью к нам. С начала этого года к нам поступило уже 10 таких запросов, мы же в розыск объявили только троих. А вообще в год к нам поступает порядка 70 запросов на проведение оперативно-разыскных мероприятий. По тем иностранным гражданам, которые были объявлены в розыск и по которым у нас была достаточная информация, мы задержали всех. За Петербургом же в международном розыске числится около 50 человек, в том числе и достаточно «авторитетных». Местонахождение почти половины из них за рубежом уже установлено. Но по разным причинам не вступают в действие процессы экстрадиции.

– Почему?
– Кто-то уже успел получить гражданство страны, в которой скрывается, и это государство не выдает нам своего гражданина. Кроме того, в ряде стран то деяние, которое у нас считается преступлением, там рассматривается всего лишь как правонарушение, и поэтому России не выдают разыскиваемого. А с некоторыми странами просто отсутствуют договоры о выдаче преступников. И еще нужно учитывать, что сотрудничество по каналам Интерпола невозможно по преступлениям политического, расового, религиозного и военного характера.

– Вы же ищете не только преступников, но и без вести пропавших?
– Да. Но тут есть свои нюансы. Бывает, что люди выезжают за границу, у них там все в порядке, но они по каким-то причинам не хотят общаться со своими родными, друзьями  в России, которые, не имея о них информации, продолжают их искать. Недавно был случай: женщина уехала в Испанию, и с тех пор ее близкие никакой информации о ней не имели. Мы искали ее по нашим каналам, нашли, но она нашим коллегам из испанского филиала Интерпола не дала согласия на то, чтобы нам сообщали сведения о ней. Мы в подобных ситуациях поступаем так же, если находим иностранного гражданина из категории без вести пропавших на нашей территории, но он против того, чтобы данные о нем передавались его родным. Кстати, в последнее время участились запросы по россиянкам, которые вышли замуж за рубежом, родили ребенка, а потом вывезли его на родину. Детей в этом случае разыскивают как без вести пропавших, а женщин – как преступниц. Но если женщина – гражданка России, то она выдаче разыскиваемому ее государству не подлежит. За последние полгода было несколько таких запросов – из Чехии, Великобритании, Бельгии. Но все-таки большую часть поступающих к нам заявлений составляют запросы по похищенному автотранспорту.

– С какими государствами лучше всего налажено взаимодействие?
– С Европой и США. С Азией, Африкой и Китаем работать сложнее. Представьте: нас только в Петербурге и Ленобласти – 17 сотрудников, а на весь  Китай – всего 8. Пока у них дойдут руки до наших запросов! Еще случается, что мы находим человека, разыскиваемого какой-то страной, но с ней у нас нет договора о выдаче. Вот недавно разыскали ливанца, который числился в Саудовской Аравии как мошенник. Мы всю информацию сообщили, а реакции – никакой. Потому что нет договора.

– При всей серьезности задач, наверное, случались и курьезные моменты?
– Смотря что считать курьезом. Вот, например, был у нас грабеж в Московском районе. Человек, отобрав часы и деньги – рублей 200, – скрылся. Где только мы его не искали! Сначала следы обнаружились в Чехии, потом в Испании. Наконец установили, что осел он в Доминикане, работает гидом. Знает, между прочим, три языка: испанский, английский, французский. Там его арестовали. У нас с Доминиканой нет договора о выдаче. Но, поскольку человек там находился нелегально, было принято решение о его депортации. Он, кстати, был этому рад – все жаловался, что у него самого просто нет денег на дорогу домой. Но депортацию пришлось проводить за счет России. Конечно, сумма побольше вышла, чем похищенные этим гражданином 200 рублей…

справка

Интерпол был создан в 1923 году в Вене на Международном полицейском конгрессе. Первоначально организация называлась Международной комиссией уголовной полиции и объединяла 17 государств. Сегодня членами Интерпола являются 186 стран мира. Интересно, что с 1940 по 1945 год организацию возглавляли германские нацисты, а сама она была включена в систему РСХА пятым отделом  (4-й отдел гестапо). Причем фашисты активно пользовались ее архивами.
СССР  вступил в Интерпол в 1990 году. В 1998-м его филиал был создан в ГУВД Петербурга и Ленобласти.                     

Елена ГУСАРЕНКО





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform