16+

Необычный взгляд английского журналиста на отношения России и Украины

01/10/2010

Необычный взгляд английского журналиста на отношения России и Украины

Обозреватель The Daily Mail Питер Хитченс побывал на Украине и искренне поразился отношением украинцев к русским. Свои впечатления англичанин описал в статье «Украинцы заставляют русских отворачиваться от их языка и менять имена. Это мировая столица абсурда?». Предлагаем ознакомиться с переводом этого текста.


     Представьте, что в будущем брюссельский эдикт больше не существует и британские Дэвон и Корнуолл снова угодили под власть Уэльса.

Представьте, что Королевский Флот стал много меньше и переименован в Английский Флот и теперь делит плимутскую гавань с новым флотом Уэльса, если ему вообще там разрешают находиться.

Представьте что кинотеатры в Плимуте и Экзетере вынуждены дублировать свои фильмы на валлийский язык, в школах учат анти-английскую историю и детей заставляют учить валлийский.

Уличные знаки на валлийском. Телевидение на валлийском. Полицейские автомобили патрулируют Дартмур. На них вместо Police написано Милицианты, банки называют баночками, такси – таксисом.

И тут Дэвон и Корнуолл отрезают себя от остальной Англии, закрывая предприятия, связанные с Англией и выдают людям новые документы в которых указаны их новые, уже валлийские имена.

Очень глупо и бессмысленно, – может кто-то подумать. И будет прав. Но что-то очень похожее происходит там, где раньше был Советский Союз и нам приходится надеяться, что происходящее там – хорошо, потому что Россия официально плохая страна и все ее бывшие субъекты таким образом автоматически становятся хорошими.

Помните, как медиа сообщали о киевской «Оранжевой революции», которая прошла с ноября 2004 года по январь следующего года, с каким сентиментальным одобрением?

Помните, как вам предлагали думать, что оранжевые толпы были исключительно благожелательным выражением общественного мнения?

Помните разговоры о «Новой холодной воне» в которой злобная Россия была врагом и «мы», Европейский Союз, намеревались протянуть «нашу» руку над землями когда-то Советов?

Хорошо, если и была такая война, мы ее проиграли, потому как «наша» сторона была дезориентирована и неправа, потому как изгнать Россию и русских с великих равнин Украины и с берегов Черного моря – полный абсурд.

В этой части мира как минимум. Можно еще попробовать снести Гималаи бульдозером.
Если Вы думаете, что политическое безумие в Европе закончилось вместе со сносом Берлинской стены, то Вам нужно съездить в нынешний Севастополь, вероятно самый абсурдный город мира.

Севастополь принадлежит Украине, но вряд ли тут есть хоть какой-нибудь украинец. Оба соперничающих флота стоят на якорях в своей волшебной гавани. Оба соперничающих флага реют на общественных зданиях…

И сейчас этот абсурд может быть – медленно! – подходит к концу. Несколько месяцев назад тут произошло ключевое событие, не замеченное на Западе – украинский парламент одобрил продление аренды и срока пребывания российского флота на своей базе в Севастополе.

Это конец флирту Украины и Запада. Его приветствовали оппозиционеры с дымовыми шашками и яйцами, а спикер парламента прятался под зонтиком, скорее всего русским.

Мне очень жаль. Я всегда думал, что разрушения старой коммунистической Империи Зла будет достаточно. Почему нам еще нужно возить Россию носом по грязи?
Они древний, гордый народ и большинство из них не хотели быть коммунистами.

Как в случае с поражением, любой может заметить, что такое бывает. Всегда бывает. Британская война 1854 года в Крыму, начатая пьяным, полуслепым Кабинетом, начатая по причине уязвленного самолюбия закончилась официальной победой, но все полученные после нее выгоды были потеряны меньше, чем за двадцать лет.

Задание, полученное Легкой бригадой, было не просто ошибкой. Оно было бессмысленным. Имперская Германия захватила Украину в 1917 году и потеряла ее уже на следующий год. Гитлеровская Германия повторила захват в 1941 и все мы знаем, чем все это кончилось.

Сегодня, то есть менее чем двадцать лет спустя, создание странной страны, называемой Украина, принесло ее обитателям, предпочитающим быть русскими, только проблемы.

Думаете это все еще хорошая идея дразнить Москву по одному и тому же поводу? Почему Ваш эфир и газеты все еще полны страшилок о России, когда реальная угроза нашей независимости исходит от Евросоюза, а настоящая угроза нашему миру и процветанию и вовсе с очень дальнего Востока?

Почему комментаторы до сих пор говорят направо и налево о Российской угрозе, когда ослабленная, не дисциплинированная российская армия в основном экипирована какими-то кусками металла?

Я думаю, что наша озабоченность Россией со времени падения коммунизма, была невероятно глупой и незрелой. Мы жалуемся на автократический режим Владимира Путина, но ведь это наша жадность и травля раненого медведя и создали и Путина, и его подозрительное, испорченное государство.

Мы настаивали на том, чтобы стереть Кремль с лица земли, когда Михаил Горбачев всего лишь разобрал коммунистическую машину. Мы спонсировали раздражающие мини-государства соседствующие с Россией.

Мы подталкивали анти-российский альянс НАТО – кто же еще был его противником? – все дальше на восток, как будто советская угроза все еще существует. Мы наводнили Россию жуликами и авантюристами и назвали этот позор «демократией». И теперь мы удивляемся почему они нас не любят.

И все еще модно зайти в мозговые центры дома Лондона и Вашингтона со словами о том, что нужно «удержать» Россию и поддержать самопровозглашенные народовластные «революции» в столицах российских соседей.

И если Россия вдруг воспротивится, то мы тут же вскинем руки и закудахчем о том, что это «Новая холодная война».

Не, я не оправдываю Камрада Путина. Я люблю Россию и жалею ей лучшего правительства. Я думаю, что было бы, если бы после 1991 года мы были мудрее.

Я против глупостей в международной политике и это был конкретно глупый, краткосрочный ее эпизод. Дайте я вам покажу, насколько это было безрассудно – привезу в Севастополь. В прекрасный крымский морской порт, когда-то гордость, который сегодня по какой-то нелепости принадлежит независимой Украине.

Я ездил туда очень давно, с серьезным эскортом и специальным разрешением, потому что этот красавец-город с белыми колоннами, тенистыми парками и могучими боевыми кораблями был секретным, закрытым городом, самой важной базой флота Советского Союза.

Больше нет. Бывало и лучше, бывало и хуже. За два десятилетия Севостополь из аскетичной и воинственной сталинской Спарты превратился в прибрежный Вавилон пиццерий и ночных клубов.

Соседняя Балаклава, когда-то самая фортифицированная база подводных лодок, где лодки прятались от ядерных атак в вычищенной толще горы, сегодня приморский курорт, исполненный дешевого шика.

БОльшая часть бороздившего океан флота адмирала Сергея Горшкова, была разобрана и превращена в стиральные машины и бритвенные лезвия. И сегодня сразу два флота конкурируют за место в одной гавани, спроектированной много лет тому британским адмиралом.

Один – российский Черноморский флот, опустившийся до того, что может разве что потопить грузинский патрульный корабль (население все Грузии около 4.7 миллионов), и потихоньку уступает пальму первенства Турции. И это предполагается быть угрозой могучему и процветающему Западу?

Не надо меня слушать. Послушайте мужчину, которого я назову Юрием – англоязычного офицера черноморского флота, который скорбит: «Да, я помню те времена, когда мы были одним из величайших флотов, но сегодня, впервые за двести лет мы даже не можем соперничать с турками».

То, что осталось от Черноморского флота можно видеть в Севастопольской бухте. Соблазнительные, ровные линии прекрасно спроектированных кораблей не могут скрыть того факта, что эти суда – ровесники Форда Кортина и Боинга 707.

Несколько наилучшим образом сохранившихся кораблей составляют часть нового, прозападного украинского флота, которые делит этот порт с Россией – благодаря совершенно неожиданному созданию независимого государства Украина.

Такое исключительно глупое развитие событий означало одно – главная база российского флота отныне принадлежит иностранной державе и его жители стали чужими на собственной земле.

Дальше – веселее. На одной стороне гавани стоит крепость, на которой начертан слоган «Слава Российскому флоту!», а на оборонительном укреплении в миле от него восхитительный баннер вещает «Слава Украинскому флоту!»

Вице-мэр Севастополя Пётр Кудряшов знает об этом соперничестве всё. По иронии истории его тридцатилетний сын Сергей и его 35-летняя дочь Анна оба служат морскими офицерами, но Анна на российском корабле, а Сергей – на украинском.

Оба мечтали пойти на флот и каждый пошел на тот флот, который набирал состав к моменту их выпуска. Теоретически, если Новая Холодная война когда-нибудь станет горячей, они станут запускать ракеты друг в друга. Мистер Кудряшов, который считает, что подобный конфликт вряд ли возможен, шутит: «Они поладят – как брат с сестрой».

Если пройтись по приятной, солнечной улице Ленина мимо элегантного здания XIX века флотского музея, то можно встретить офицеров обеих флотов, шагающих в своих хрустящих униформах.

Русские в своих погонах и фуражках размером с хорошую пиццу все еще выглядят очень русскими. Украинцы, в своих хрустящих хаки, выглядят почти точно также, как американские флотские на пристани в Сан-Диего. И те, и другие говорят друг с другом по-русски, конечно.

Благодаря Новой Холодной Войне предполагается, что украинские офицеры должны говорить по-украински. В Севастополе, официально украинском городе, который не сильно гордится своим новым статусом.

Уличные знаки и вывески все еще на русском. Когда я попросил официантку в кафе объяснить мне рекламный плакат на стене, то она пожала плечами совсем по-русски, ответив: «Откуда мне знать? Я же не говорю по-украински».

Еще несколько месяцев назад кинотеатры в городе были обязаны дублировать все свои фильмы, даже те, которые на русском, на украинский, который отличается от русского едва ли как испанский от итальянского. Это прекратили только после того, как киношки опустели. В школах с большой неохотой, учат украинской истории на русском, часто с анти-русским уклоном.

«Меня бесит, что мы должны учить наших детей тому, какой плохой была Россия», – говорит Юрий.

Одно из самых раздражающих – моление герою сороковых украинскому партизану Степану Бандере.

Советская история называет его безжалостным бандитом и нацистским коллаборационистом.

И большинство русских с этим согласны, но последний президент Украины Виктор Ющенко провозгласил Бандеру народным героем, который популярен среди местных русских приблизительно также, как парад IRA в протестантском Антриме.

По этой и другим причинам, большинство русских, особенно флотские их семьи, посылают своих детей в особую русскую школу – лучшую в городе –построенную и оплачиваемую Москвой, что как по мне выглядит прямым вызовом суверенитету Украины.

Здесь даже есть отделение московского Университетеа. Москва имеет в самом центре Севастополя нечто вроде посольства, нагло расположившегося неподалеку от провокационной статуи российской императрицы Екатерины Великой, за которую тоже заплачено московскими рублями.

Если все ещё недостаточно смешно, то повстречайтесь с отставным контр-адмиралом Владимиром Соловьевым, бывшим шефом разведки Советского Черноморского флота, который сейчас возглавляет благотворительную организацию, заботящуюся об отставных моряках.

Адмирал – приземистый морской волк, который посмеиваясь утверждает, что представляет себе восточное побережье Англии лучше, чем некоторые его видят через подзорную трубу.

Он был реальным воином Холодной Войны, но сегодня говорит, что «Я не думаю, что современная Россия достаточно сильна и способна распоряжаться такой силой, что была у СССР в Холодной войне».

В эти дни враги другие. Когда этот гордый русский попытался получить вид на жительство, чтобы провести последние дни в Севастополе, ему сказали, что теперь он полноправный украинский гражданин. Ну, разве что уже не «Владимир», а «Володымир».

Пройдя через все круги и став снова русским, он теперь вынужден покидать страну каждые три месяца, чтобы не быть наказанным за просроченное разрешение.

Он получает русскую пенсию и живет в квартире, которой владеют русскиме. По всем важным вопросам он обращается к России, потому как формально он иностранец тут. Как и многие русские в неожиданной новой чужой стране, он предостерегает от попыток превратить ее во что-то ещё.

«Они сделали большую ошибку. Нам очень многое нравится в Украине – еда, музыка, культура, литература, но когда нас заставляют смотреть фильмы на украинском, они заходят слишком далеко. И у нас есть право увидеть, как наши дети думают, говорят, пишут и растут русскими».

Существует довольно много регионов Украины, где люди думают и говорят по-украински – в основном вокруг города, который сегодня называют Львив, хотя всего 150 лет назад он был австрийским Лембергом, польским Львовом и советским городом Львов – в этой части планеты можно путешествовать из страны в страну просто оставаясь на месте.

Путешествуя на Восток, как я, в старый угледобывающий регион Донбасс, Вы обнаружите, что очень многие украинские граждане не поддерживают Оранжевую революцию 2004. Я поехал в обветшалый город Горловка. Независимость ничего не принесла этому месту.

Город, отрезанный от российской глубинки и ее рынков, угасает. Вокруг кучи шлака и разрушенные шахты и фабрики – трагические ландшафты коллапса под безжалостным Солнцем.

Горловские угольные шахты и химическая промышленность кормили советскую индустрию. Сегодня они почти мертвы и город, ставший побратимом с Барнсли в восьмидесятых, практически потерял все свои производства, почти также, как и его йоркширский побратим.

Печально, но пустые детские площадки – меланхолическое свидетельство того, что город приговорён к смерти. Тут все ещё стоит статуя Ленина на главной площади, но его бока испрещены граффити – я такого никогда раньше не видел в СССР. Образ Ленина был однажды воспет, потом низвергнут, но никогда не опошлялся изображениями Барта Симпсона.

Городской голова Иван Захарчук горд соглашением с Барнсли и также настаивает на том, что нет никаких проблем с тем, чтобы быть украинцем. Я не уверен. Ведь тут никто не пользуется украинским названием города Хорливка.

Многие уличные знаки все ещё на русском. Названия магазинов – на русском. Продаваемые газеты – на русском. И даже в интересном кафе Барнсли единственное пиво в продаже – русское и радио настроено на русскую станцию. Подозреваю, что люди здесь надеются – и ждут – на русское будущее.            

govorit.donetsk.ua








Lentainform