16+

Что происходило за кулисами ТЭФИ-2010?

04/10/2010

Что происходило за кулисами ТЭФИ-2010?

В этом году церемония награждения национальной премии ТЭФИ в номинациях «Лица» проходила в Петербурге во второй раз, но по сравнению с прошлым годом азарта у петербуржцев заметно поубавилось. Несмотря на то что рекламу церемонии крутили по телевизору так же часто, как рекламу йогуртов, зрителей, пришедших к Михайловскому поглазеть, как звезды отечественного телевидения пьют шампанское и общаются, было совсем немного.


       Солидарность с народом продемонстрировала и городская элита –  ни Валентина Матвиенко, ни даже директор Михайловского театра Владимир Кехман поздравлять телеакадемиков не вышли.  Правда, последний присутствовал на предпраздничном пати и даже помог не успевшим аккредитоваться журналистам прорваться через охрану.

Приезжая телеэлита энтузиазмом тоже не блистала. В толпе перед Михайловским театром обсуждали глупость телевизионной аудитории, которая искренне верит, что государство не влияет на политику каналов. Телеведущий Андрей Максимов, рассказывающий про постановку пьесы «Оскар и Розовая  дама», на вопрос кого-то из питерских «Это вы про наш спектакль с Фрейндлих?» резко бросил: «Нет, про наш». Светлана Сорокина  с грустью говорила, как много на телевидении стало незнакомых  людей, и что она представляет себе, как  через много лет  ей дадут  ТЭФИ, предварительно выковыряв ее из какого-нибудь дома престарелых.

Предельно мрачное впечатление производил Михаил Швыдкой. С самого начала президент телеакадемии  выглядел немного нервным и, отвечая осадившим  его журналистам,  сказал, что если не нравится то, что показывают по телевизору, его нужно просто выключить. 

Фотокорреспонденты ждали Константина Эрнста или хотя бы «Прожекторперисхитон». Но никто из них не приехал. Как не добрался до Петербурга и провокатор Александр Гордон, с которым интересно  поговорить о судьбах отечественного телевидения. За  него ТЭФИ в номинации «Ведущий ток-шоу» получала миниатюрная продюсер программы, которая сказала, что Александр Гарриевич не приехал, потому что работает.  Это звучало как оскорбление. Получалось, что у тех, кто в Петербург все-таки приехал,  работы нет.

Не было в нынешней церемонии награждения прошлогодней интриги. Не выходили из зала разгоряченные победители, охотно дававшие приплясывающим от нетерпения журналистам интервью и подержаться за статуэтку бронзового «Орфея». Никто из телеакадемиков не выбегал на улицу перед Михайловским театром, чтобы перекурить и охладится. Наверное, в театре наладили кондиционер и устроили вип-курилку.

Решению режиссера Олега Дормана отказаться от ТЭФИ в зале хлопали,  некоторые хлопали даже стоя, но в пресс-клубе, куда загнали журналистов, на этот демарш в тот момент никто особого внимания не обратил. Телекритик Ирина Петровская чуть позже, когда все осознали, что скандал имеет место быть, про Дормана высказываться не стала, отметив, что в «ее гильдии», то есть в гильдии создателей информационных программ, репортеров и комментаторов  «все в порядке». ТЭФИ дали кому надо – в номинации «Интервьюер» она досталась томской журналистке Юлии Мучник, взявшей интервью у главы местного УВД. На следующий после интервью день генерала  сняли.

Марианна  Максимовская выглядела по сравнению с другими участниками мероприятия максимально удовлетворенной – она получила сразу двух «Орфеев», которых как новорожденных детей носила на руках всю церемонию. Во время награждения она поблагодарила создательницу телеканала  РЕН ТВ Ирэну Лисневскую и беспокоилась, как бы из трансляции эту благодарность не вырезали. Не вырезали.

Под конец мероприятия организаторы стали раздавать журналистам листки бумаги с распечатанным текстом, где было напечатано, что  спецприз Академии Российского телевидения «За личный вклад в развитие российского телевидения» присужден члену АРТ Манане Асламазян. И этот приз будет ей вручен в рамках Всеросийского телевизионного конкурса «ТЭФИ-Регион» в начале 2011 года.  Волнуясь, что не все журналисты оказались охваченными этой информацией, а до тех, кто охвачены, она еще не дошла,  организаторы сочли для себя  обязательным озвучить текст в микрофон.

Но что за дело было журналистам до Мананы Асламазян, если на  церемонию не приехали Сергей Светлаков, Александр Цекало, Гарик Мартиросян и Иван Ургант? Осуждать неприличное поведение Михаила Швыдкого, не огласившего на церемонии фамилию Асламазян, стали уже потом.

Кстати
Online812 долго уговаривал не возвращавшуюся в Россию после известной истории с обвинениями в контрабанде Манану Асламазян прокомментировать интригу с неназыванием ее имени со сцены Михайловского театра, но она осталась предельно корректной:  «Я благодарна и тем, кто меня наградил, и тем, кто меня с этой наградой поздравил».              

Елена Некрасова








Lentainform