16+

С песней по жизни

04/10/2010

С песней по жизни

8 октября 1848 года. В бельгийском городе Гент родился рабочий-музыкант Пьер Дегейтер. Не берусь судить, хорошим ли он был музыкантом и хорошим ли он был рабочим, но прославился этот человек одной-единственной песней – «Интернационалом». Может, и еще чего сочинял на досуге, но мы не знаем


     

  Дегейтер – фламандец. И по уму, то есть по-фламандски, писать надо Pierre De Geyter. Но, согласитесь, токарю,  написавшему «Интернационал», нелепо входить в историю с аристократической приставкой «де». В те времена даже художник де Га, рисовавший моющихся в тазиках женщин, предпочитал называться Дега.

Окончив вечернюю школу и вечерние курсы при Музыкальной академии, Дегейтер стал руководить  кружком художественной самодеятельности, который назывался «Рабочая лира». Дурацкое название, ничего не скажешь.

В это время французские рабочие имели собственную лиру, но не имели собственного гимна. Слова у них были. Те самые – «Вставай, проклятьем заклейменный». Их написал рабочий-поэт Эжен Потье, тоже, кстати, родившийся на этой неделе – 4 октября. Если верить биографам, Потье долго занимался тем, что в чем-то разочаровывался. Во время революции 1830 года он разочаровался в монархии, во время революции 1848 года – в буржуазной республике. Революции во Франции случались часто, так что поводов для разочарований хватало. В итоге Потье стал анархистом, а потом умер. 

Работяги горланили его стихи на музыку «Марсельезы». Но «Марсельеза» стала официальным гимном Французской республики. Той самой буржуазной республики, в которой Потье разочаровался 40 лет назад.

Основатель «Рабочей лиры» Гюстав Делори поручил Дегейтеру написать на стихи Потье музыку. Он написал. Получился «Интернационал». Текст и ноты напечатали и продали в количестве шести тысяч экземпляров. Деньги пошли на поддержку социалистической партии в Лилле, где Делори занимал пост мэра.

Дегейтер предполагал, что буржуазная общественность встретит «Интернационал» без восторга, и подстраховался. Как бы законспирировался. Он указал на обложке только фамилию, без имени. Видимо, рассчитывая, что ни один человек не догадается, кто именно собирается до основания разрушить весь мир насилья. Дешевый трюк не прошел. Буржуи распознали автора, выперли с работы и внесли в черный список.

На этом злоключения композитора не закончились. Как только «Интернационал» стал шлягером, вокруг рабочего гимна началась гнусная склока. Причем чисто буржуазная.

У Пьера Дегейтера имелся брат по имени Адольф. Тоже, разумеется, Дегейтер. Братец заявил, что музыку написал он. И подал в суд. Главным свидетелем выступал заказчик музыки – Делори. Член Социалистической партии. А Пьер Дегейтер из нее вышел. Социалисты превратились в респектабельную парламентскую партию, далекую от революционных идей Парижской коммуны. В деле предательства рабочего класса они зашли так далеко, что иногда при исполнении «Интернационала» пропускали самую злобную -  пятую – строфу, из-за которой возникали проблемы с властями. Ну Пьер Дегейтер и послал их к черту. 
 
А Делори в отместку заявил, что музыку написал Адольф. В 1914 году процесс завершился. Суд признал автором Адольфа Дегейтера. Дурацкая конспирация с указанием одной фамилии, без имени, не спасла Пьера от увольнения, зато лишила авторских прав.

Дальше детектив перерастает в мелодраму. Во время I мировой войны Адольф оказался на оккупированной немцами территории. То ли жилось там плохо, то ли просто совесть замучила, но присвоивший песню братец покончил с собой. А перед смертью написал Пьеру покаянное письмо. Так, мол, и так, бес попутал. А точнее – Делори. 
Но Пьер жил на неоккупированной территории. И, как в индийских фильмах, письмо, в котором скрывалась правда, дошло до него много лет спустя. Но дошло. Автором признали Пьера Дегейтера. Правда, никаких барышей это признание не принесло.

Зато в 1927 году Сталин пригласил француза на празднование 10-летия Октябрьской революции. Как-никак, в Советском Союзе «Интернационал» – государственный гимн (до 1944 года). Кстати, у нас с этой песней тоже вышла путаница. Правда, со стихами. Переводов – тьма. Все они соответствуют оригиналу весьма условно. К тому же некоторые строфы совсем не подходили официальному государственному гимну. В частности – та самая пятая строфа, которую пропускали французские социалисты.

Когда ж прикажут каннибалы
Нам всем геройски околеть -
Тогда по нашим генералам
Своим же пулям полететь!

Нельзя же было петь такую муть году в 41-м. В официальной версии этих слов нет.
Более того, знаменитые строчки «Весь мир насилья мы разрушим» по-французски звучат: «Весь мир насилья мы разроем». Почувствуйте разницу.

Впрочем, это претензии к поэту, композитор тут ни при чем. Композитору Сталин назначил пожизненную пенсию, которая и стала для него единственным источником существования в последние годы жизни.

Сегодня «Интернационал» – официальный гимн КПРФ. Боюсь, будь Дегейтер жив, из этой партии он бы точно вышел    


Глеб Сташков








Lentainform