16+

«Мы в Питере - скромные, а вот Пермь - нахальная»

29/10/2010

«Мы в Питере - скромные, а вот Пермь - нахальная»

Пермь, как известно, пытается оспорить у Петербурга звание культурной столицы. Пермь эпатирует современным искусством и многообещающими заявлениями. Петербург на прошлой неделе ответил спокойным одобрением городским правительством проекта местного закона о культурной политике. Разницу в подходах к культуре в Перми и Петербурге Online812 выяснял у руководителей их культурных ведомств.


Культура – духообразующий фактор

Антон ГУБАНКОВ, председатель Комитета по культуре Петербурга:

                 – В чем смысл нового закона «О политике в сфере культуры Санкт-Петербурга»?
– Начну с того, что вот уже много лет готовится федеральный закон «О культуре», на основе которого будут разрабатываться региональные правовые акты. Очень надеюсь, он попадет в Госдуму в 2011 году, но процесс слишком затянулся.

– Почему?

– Любой подобный  закон дает финансовые и идеологические преференции в той или иной сфере, следовательно, усиливает ее лоббистские возможности. Это увеличивает нагрузку на бюджет и встречает естественное сопротивление финансово-экономического блока правительства. Мы не скрываем, что готовим закон, чтобы получить определенные финансовые гарантии, даже во время перехода части учреждений культуры в новые организационно-правовые формы, даже в непростые кризисные времена.
Конечно, культура сейчас недооценена как двигатель развития экономики, развития территорий. Вот, например, транспортникам не надо вечно доказывать, что необходимо строить  дороги и обновлять подвижной состав. А я трачу огромное количество времени на то, чтобы просто подтверждать необходимость трат на культуру.

- Вы создали городской закон с той же лоббистской целью?
– Я думаю, что в Петербурге нам удалось переломить отношение к культуре как к социальной приживалке, которая требует постоянных бесперспективных затрат. В нашем законопроекте сказано, что культура – градообразующий и, если хотите, – духообразующий фактор, без которого нет инноваций, инвестиций, да и приличного общества нет. Конечно, закон рамочный, но важно задать идеологию. На ее основе уже будут приниматься документы с цифрами и ответственными лицами.

 - Что вы хотите получить в итоге?
– Увеличение расходов на культуру. Сейчас это чуть больше 3% от затратной части городского бюджета. Мне кажется, что для Петербурга это немного. В Татарстане – 4,5% . Нам надо выходить на 5%.

- А как было до кризиса?
– Выше 3,5% не было никогда.

 - Сколько будет в 2011 году?
– Чуть более трех процентов. В нынешней ситуации – и это большое достижение. Спасибо губернатору. Причем для меня важно, что будут  поддержаны и негосударственные учреждения культуры. Новый закон придаст этой поддержке серьезное обоснование. 

- На днях на Форуме по стратегическому планированию городов и регионов, проходившем в «Ленэкспо», прозвучала идея ребрендинга Петербурга?
– Проблема наших стратегических планов – в них нет короткого и образного определения цели, к которой мы стремимся. Чем нам привлечь  зарубежных гостей, не только туристов, но и деловых людей или студентов?
Внимание форума вызвала неожиданная идея: Петербург – город странных событий, самый умышленный город на земле, как сказал Достоевский. Но нужно что-то еще более яркое и короткое. Такой общестратегический бренд, который бы привлекал людей, не сильно сведущих в истории и географии.
Бренд  надо выработать в кратчайшее время, с участием горожан общества и с учетом социологических исследований.
Надо бы провести конкурс на бренд Петербурга. По его итогам мы, по крайней мере, поняли бы, как горожане воспринимают Петербург. Это город белых ночей? Трех революций?
А может – самый красивый город мира? Звучит амбициозно. Но ведь надо решиться на такой бренд, чтобы всем хотелось хоть раз в жизни сюда приехать. Несколько лет назад Париж придумал бренд – романтическая столица мира. И был понят.

- А культурную столицу оставить для Перми?
– Этот статус никуда от нас не денется, но это бренд для внутреннего употребления. Кстати, мы мало пропагандируем его. Мы – скромные, а вот Пермь – нахальная. А надо назвать себя броско, ярко и без ложной скромности. Потому что мы живем в Петербурге, а все остальные – просто в городах.                            

Пермский край нашел нишу. Это креативная и культурная столица

Борис МИЛЬГРАМ, министр культуры Пермского края

                     – В чем суть пермской культурной модели?
– Министерство культуры Пермского края занимается смыслами,  иначе говоря, госзаказом и ищет на его выполнение бюджетные средства.
Например, театр должен выпустить определенное количество спектаклей, ему нужны несколько приглашенных артистов. Эти  спектакли должны быть востребованы, их должно посетить определенное количество людей. При этом пьесы выбирает  сам театр.
А распоряжается деньгами подрядчик – агентство по управлению бюджетными учреждениями. Оно обеспечивает ежедневную деятельность театра, правильность  расходования театром средств, техническое содержание здания и т.д.

- А как вы в министерстве решаете: этому театру дать денег, а этому – нет.
– Театр должен предложить проект нового качества. Скажем, пригласить английского режиссера и поставить оперу «Фиделио» в Мемориальном музее истории политических репрессий «Пермь-36». И дадим на него деньги, даем их под идеологию.
Мы подготовили концепцию культурной политики, которая описывает критерии принятия решений. Главное – чтобы это было интересно здесь в Перми (меняет среду обитания) и одновременно вовне. Чтобы к нам приезжали, чтобы наш продукт  был конвертируем.

– Как министерство может добыть деньги?

– Надо попасть в тренд.

- В чем он состоит?
– Культура за последние 20 лет оказалась на задворках сознания, ее поддерживали из жалости или по любви. Последнее еще противнее, любовь – обманчивая штука. Сегодня любит, завтра нет, а если любит, то требует что-то особенное. Культура может намного больше, она поможет экономике и социальной жизни, у которых хватает проблем. Пермский край нашел нишу в борьбе за ресурсы, прежде всего, человеческие. Это креативная и культурная столица.

- Вытеснив из этой ниши Петербург?
– Петербург – атомная бомба культуры, но он  пошел по более очевидному пути. Он нашел свою нишу в виде выгодных налоговых приобретений – «Газпром», производство автомобилей и т.д.   

- Почему на федеральном уровне идея разделения на министерство  и агентство, запущенная в 2002 году, не реализовалась?
– По той простой причине, что личности всегда имеют значения в любом процессе.  В результате министерство не имело идеологии, но имело ресурсы, а ФАКК – имел идеологию, но остался без возможности обеспечить ее ресурсами.

- В  Петербурге эта система нужна, она заработает?
– Думаю, что Питер на это не пойдет. Потому что есть «Газпром», который наполняет бюджет. Культура останется чисто затратной вещью.

- Но туристы приезжают!
– Их могло быть больше. Если бы питерские традиции рок-культуры воплотить в фестиваль такого масштаба, чтобы там тусовалась вся Европа, то красота могла бы быть продана в 4 раза дороже. Это потащило бы за собой увеличение на порядок строительства гостиниц и т.д. Притянуло  бы питерских креативных людей во всех областях – культуры, управления, бизнеса. И привлекала бы других, чтобы туда переселится.

- Страна обсуждает закон о передаче церкви религиозного имущества. Пермская художественная галерея по-прежнему работает в бывшем соборе. Когда переедет?
– Галерея – огромная ценность для всех жителей города. Недавно мы отправляли выставку деревянной скульптуры и строгановских икон в Лион. Протестов была масса, это наше – и никому, даже на время.
Три года назад был конкурс на проект галереи. Это был первый  опыт в Перми, были ошибки в задании, место оказалось неудачным. После этого голландцы сделали нам мастер-план города Перми, на его основе создан генплан Перми. Это точные европейские правила по развитию городской структуры. Город не надо расширять, надо заново организовать существующие кварталы, тогда там можно поселить в три раза больше людей.
Художественная галерея является частью музейной мили вдоль берега Камы. 
Теперь победитель конкурса Борис Бернаскони и председатель жюри, притцкеровский лауреат Петер Цумтор вместе работают над комплексом. Цумтор создает проект музея пермской деревянной скульптуры, Бернаскони – над  зданием для всего остального.          
Мы нашли понимание у церковных властей,  они готовы подождать. Единственное их обязательное требование – убрать зоопарк с территории церковного кладбища рядом с собором. Мы полностью солидарны, надо освободиться от этического гнета – приводить детей смотреть на зверей, живущих «на костях». Итальянцы сделали макет зоопарка, но по масштабам он, скорее, для Питера, здесь снег будет не вывезти. Ищем другой вариант.                      

Справка

Шесть лет назад Борис Мильграм стал худруком Пермского драматического театра, который переименовал в театр «Театр». Теперь оппоненты самого Мильграма называют его министр-министр. Депутаты в спорах о краевом бюджете используют термин «бюджет-бюджет». Культура шагнула в массы, результаты увидим на фестивале «Новый пермский период», который состоится в Петербурге с 5 ноября по 12 декабря. На февраль 2011 года намечен ответный десант. Идея обмена принадлежит двум министрам – председателю Комитета по культуре Петербурга Антону Губанкову и Борису Мильграму.
К нам приедет 15 театральных, музыкальных и выставочных проектов. Пермский оперный театр покажет оперу «Один день Ивана Денисовича» по рассказу Александра Солженицына; Театр-театр – арт-оперу джазмена Владимира Чекасина «Жизнь Человека» по пьесе Леонида Андреева; Филармония – шаманскую мистерию «Дети Выдры» с участием тувинской группы горлового пения «Хуун-Хуур-Ту». Из выставок отметим персоналию футуриста Петра Субботина-Пермяка и две картины «Выбор народа», которая создана на основе опроса о художественных предпочтениях жителей двух городов. Проект придумали основатели соц-арта В. Комар – А. Миламид.

Подготовил Вадим ШУВАЛОВ











Lentainform