16+

Как актрисы петербургского театра в Финляндии бомжевали

03/11/2010

Как актрисы петербургского театра в Финляндии бомжевали

В начале театрального сезона Государственный академический театр имени Комиссаржевской с гордостью сообщал, что спектакль «Страсти по дивану» отправляется на гастроли в Финляндию – порадовать русскоязычных жителей городов Турку и Тампере. Страсти, действительно, разгорелись нешуточные. Оказалось, что русский актер в Финляндии – что-то вроде заезжего гастарбайтера, работающего за еду.


                 – На самом деле финны не виноваты, они тут ни при чем, – с ходу заступилась за соседей народная артистка России Тамара Абросимова. – Просто мы стали жертвами непрофессионального продюсера, который хотел сэкономить на артистах. Он вез нас, как дрова, как гастарбайтеров – молча, не называя по именам. Усадил в микроавтобус и повез в Турку.

«Непрофессионального продюсера» зовут Антон Топоров. В начале театрального сезона он пришел к директору Театра имени Комиссаржевской и предложил ему вывезти небольшой по количеству актеров спектакль в Финляндию – на гастроли. Антрепренер уверял, что уже не раз устраивал подобные гастроли, что он специалист именно по Скандинавии и с удовольствием поработает с академическим театром.
– Мы не разглядели подвоха, – сокрушается теперь художественный руководитель театра Виктор Новиков. – Мы решили, что спектакль «Страсти по дивану» идеально подойдет для небольших финских гастролей – там задействованы всего четыре актрисы. Зато какие! Народная артистка Тамара Абросимова, заслуженные артистки Валентина Панина и Нелли Попова, ведущая артистка театра Александра Сыдорчук. Мы выбрали эту постановку еще и потому, что это первая пьеса начинающего драматурга Майи Тульчинской – спектакль о вечном споре поколений. Мы желали популяризовать ее имя и за пределами России. Да и просто нам хотелось, чтобы наши артистки отвлеклись, развеялись. Правда, никакого особого гонорара за два заграничных выступления не предусматривалось – лишь небольшие суточные (около тысячи рублей). Зато организатор обещал позаботиться о трехразовом питании театральной труппы, разместить всех в трехзвездочной гостинице.

Но все пошло наперекосяк с самого начала.
– Микроавтобус оказался очень неудобным, тесным, некуда было девать ноги, – рассказывает одна из участниц горе-гастролей, заслуженная артистка России Нелли Попова. – Нас забрали у театра, посадили в автобус, объяснили, что на ближайшие два дня Антон Топоров – наш новый начальник. Но Антону было явно не до нас. Сначала мы поехали за ним, чтобы он оставил у дома свою машину, потом ему надо было заехать в магазин. Каждый раз мы ждали его по полчаса, томясь в неудобном автобусе. Вообще ехали с маленькой скоростью, потому что везли прицеп с нашими же декорациями. Не доезжая до границы, старый автобус заглох, полчаса его пытались завести. Мы выехали в 12 часов дня, нам обещали, что в полночь будем уже на месте – а в итоге уже стемнело, а мы только к русско-финской границе подъехали.

На границе незадачливый антрепренер и артисты Комиссаржевки провели минимум два часа – по словам уже изрядно утомленной труппы, Антон Топоров не имел ни малейшего представления, как оформлять документы на театральный реквизит.
– Весь день мы провели в пути, но ни о каком трехразовом питании наш новый «начальник» даже не заикнулся, – говорит Нелли Попова. – Сначала мы молча жевали свои бутерброды, но после границы все-таки решили спросить, как же быть с питанием. Сам продюсер первым делом заехал в магазин «дьюти-фри», где купил бутылку виски, которую попивал в автобусе. Он был уже навеселе и отнюдь не выражал большой заинтересованности в наших проблемах. Правда, в конце концов попросил водителя остановиться у супермаркета, из которого вернулся с огромным пакетом, забитым полуфабрикатами, яйцами, сосисками. Я тогда еще не поняла: зачем он так много еды покупает себе? А оказалось, что все это «богатство» он несет нам – чтобы мы сами готовили себе завтраки, обеды и ужины. Вот что входило, оказывается, в понятие «трехразовое питание»!

Но дорога до Турку была неблизкой, поэтому Антон все-таки смилостивился и отвел своих артисток в «ресторан» – придорожную забегаловку, где продают кебабы.
– Он заказал нам несколько разных пицц, кинул их на стол, со словами: «Ну что, вы довольны?» – переживает народная артистка Тамара Михайловна. – Я много лет езжу на гастроли, но впервые столкнулась с таким хамским отношением – полупьяный человек, кидающий пиццы на стол – мол, ешьте!

– Он не спрашивал нас, хотим мы пиццу или нет, может быть, у нас какая-то диета, – возмущается Нелли Попова. – Я, например, много поездила по Финляндии и знаю, что места, где питаются кебабами, – самые дешевые, они «для бедных». При этом Антон обмолвился, что он хочет еще по пути заехать в Порвоо – «посмотреть, как там стоит на причале его лодочка». Вот так и можно на «свою лодочку» накопить – зарабатывая за счет таких артистов, как мы.

В Турку измученная труппа прибыла только в три часа ночи – после 14 часов пути. Еще час водитель вместе с подвыпившим антрепренером искали место, где бы оставить артистов на ночлег. Тут актрис поджидал еще один неприятный сюрприз.
-  Из случайных разговоров мы поняли, что ни о какой трехзвездочной гостинице речи не идет – мы будем ночевать в «гостевом домике», – говорит Нелли Попова. – Домик этот оказался где-то на окраине Турку, в промзоне. Ни о каких «звездах» в этой «гостинице» не могло быть и речи – труппу селили по три-четыре человека в комнате, туалет и душ – всего один в конце коридора. Как я поняла, там останавливаются русские дальнобойщики – чтобы переспать ночь и ехать дальше. Выйти в душ не было возможности – в наших комнатах отсутствовали полотенца. Вообще никто не ждал нашего приезда – окна в номерах были открыты, батареи выключены. Из-за холода находиться в комнатах было невозможно. Заслуженную артистку Валентину Панину поселили вместе с гримером, хотя ей полагается одноместный номер… Валентина Викторовна уже не девочка, ей тяжело дался 15-часовой переезд, у нее проблемы с ногами. Не успели мы с Сашей Сыдорчук лечь спать, как она зашла к нам в комнату «погреться» буквально со слезами на глазах: «Девочки, я больше не могу, отправьте меня домой!»

Артисты провели бессонную ночь.
– Я надела шерстяные носки, закуталась в платок, нацепила жилетку и всю одежду, которая у меня была, – рассказывает 61-летняя Тамара Абросимова. – И все равно мерзла. Да и спать нам пришлось недолго – всего 4 часа, ведь в девять утра был подъем – предстояло ехать 200 километров назад, в Тампере, где вечером у нас первый спектакль. Почему нельзя было найти ночлег прямо в этом городе – непонятно. Если бы наш «начальник» извинился за длинную поездку, неудачно выбранную гостиницу, по-человечески попросил напрячься и после бессонной ночи выступить перед зрителем – мы, может быть, и согласились. Но он никак не мог понять: что же нас не устраивает?
Артистки посовещались с режиссером спектакля Георгием Ковальчуком и решили, что в таком состоянии они выступать не могут.

– Мы чувствовали себя бомжами – немытые, невыспавшиеся, – возмущается Нелли Попова. – Сил играть у нас уже не было. Мы же актеры академического государственного театра, а не пионерская самодеятельность. Связались с руководством театра в Петербурге, объяснили ситуацию. Те попытались договориться с Топоровым, чтобы нас (за счет театра!) переселили в приличную гостиницу, даже забронировали номера, где бы мы выспались, пришли в себя и сыграли хотя бы один спектакль в Турку. Но Топоров уперся: «Ничего менять не буду!» В итоге мы решили прервать гастроли и попросили отвезти нас домой.

На обратном пути «прокатчик» с артистами совсем не церемонился, при этом все-таки завез в Порвоо, где долго любовался своей лодкой.
– Он все время говорил, что мы пожалеем, что мы не правы, – говорит Георгий Ковальчук. – Что мы сорвали ему гастроли и театру придется оплатить ущерб. В час ночи он буквально «выбросил» всю труппу на «Горьковской», даже не довез до театра. И все недоумевал, почему мы так «остро восприняли небольшие дорожные трудности». Похоже, для него питерские заслуженные артисты – это просто быдло, на котором надо заработать.

Кстати, на этом «страсти по дивану» не кончились: реквизит спектакля, световую и радиоаппаратуру предприимчивый продюсер взял «в заложники» и оставил в Финляндии. И теперь шантажирует театр, требуя возместить ему ущерб за сорванные гастроли и возвращенные зрителям билеты. Причем собственно диван в заложники не попал – из-за большого веса на гастроли его не повезли. Томится в контейнере в финской неволе только чехол от дивана. Но руководству Комиссаржевки уже не смешно.

– Уже сорвано несколько спектаклей, – говорит художественный руководитель Виктор Новиков. – Мы не можем показывать «Страсти по дивану», но конфискованная у нас аппаратура задействована и в других постановках! Я пытался договориться с Топоровым, но он неадекватно себя ведет, твердит: «Я вам ничего не верну». А зачем ему наши декорации? Продать он их вряд ли сможет. Мы вызвали юристов, пытаемся решить ситуацию и вызволить свое имущество. Это урок нам – надо внимательнее проверять людей, приходящих к нам со своими проектами. Потом оказалось, что он уже возил в Финляндию Театр комедии, и с его артистами тоже обращались, как с гастарбайтерами, но им хотя бы платили гонорар, поэтому они стерпели хамское отношение и выступили перед соседями.                         

Любовь РУМЯНЦЕВА











Lentainform