16+

Еще летом можно было увидеть фото Кашина со словами «будет наказан»

15/11/2010

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Даже если на прошлой неделе в сети и происходило что-то помимо дискуссий об избиении журналиста и блогера Олега Кашина, то заметить это было практически невозможно. Уже неделю все средства сетевой коммуникации у любого пользователя со сколь-нибудь широким кругом интересов сосредоточены только на этой теме.


                Нью-йоркский блогер журнала «Сноб» Михаил Идов даже написал об этом «эффекте» отдельный пост. Он сравнивает охватившее русскую сеть трагическое единение с тем, как переживалась трагедия 11 сентября десять лет назад в Нью-Йорке.

Американцев, говорит Идов, охватила торжественная серьезность. Откуда ни возьмись образовалась уверенность в ценности самых простых и понятных вещей, появилось ощущение всенародного единства. И продемонстрированная русской сетью готовность разделить беду Кашина свидетельствует, по его мнению, о жажде к подобного рода переживаниям – то ли изначально присущей человеческой природе, то ли в настоящем поколении сильно обострившейся.

И, наверное, для читателя русской блоголенты в Нью-Йорке это объяснение самое глубокое. Вот только московские коллеги Кашина понимают глубину несколько иначе. В Москве «копнуть глубже» означает возжаждать перемен.

И первая перемена, которой потребовала сеть от президента, – увольнение Суркова и запрет на деятельность курируемых им прокремлевских молодежных организаций. Связь между избиением Кашина и любителями дефилировать по улицам столицы с плакатами «Позор России» несетевому человеку уловить трудно. Но я объясню: сетевые авторы МГЕР (конкретно некто Владислав Калашник, публиковавшийся под псевдонимом Ловицкий) еще летом объявили Кашина «позором России» и припечатали к его фотографии слова «будет наказан». И не то, чтобы требующие запрещения МГЕР верили, что Кашина действительно избили МГЕРовцы, нет. Но они апеллируют к искусственно создаваемой в стране атмосфере ненависти и указывают на развратный характер «молодежек». Намеренно натравливать не сильно вдумчивых молодых людей на других людей очень нехорошо. Только доводам этим никто не внял: на днях Ловицкий пошел на повышение.

Все это верно. Но, как посчитала редакция «Ведомостей», недостаточно. В редакционной статье недельной давности московские коллеги выдвинули президенту еще одно требование: приравнять особо опасную, но общественно значимую профессию журналиста к профессии госчиновника и обеспечить работникам пера соответствующую защищенность. И хотя в блогах эту инициативу тут же подвергли критике и осмеянию (типа хороши либералы – требуют неприкосновенности, но исключительно для себя), я думаю, что президент мог бы с пользой для себя это требование удовлетворить: гарантировать журналистам защиту в обмен на лояльность или вообще наделить их полномочиям самостоятельно осуществлять насилие. И будет у нас еще одна милиция. Своя, внутриредакционная.

Этими двумя смысловыми вспышками громкая реакция на преступление в отношении Кашина, в общем, и ограничилась. Но в сети даже в момент всеобщего единения перед бедой всегда найдутся диссиденты – таковыми на сей раз оказались люди, спрашивавшие о причине шума: не в том ли она коренится, что самые громкие блого-голоса принадлежат людям одного с Кашиным круга? Не потому ли поднялся такой шум, что опасность почувствовали «статусные» журналисты, а не какие-то фрики, уже пять лет кипящие возмущением? И не должно ли нам быть страшно не только за здоровье Олега Кашина, но и за то, что равного по силе шума не вызывало прежде ни одно подобное преступление?

Возмущение, вспыхнувшее 6 ноября, говорит не только о единении перед бедой, но и о страшном разъединении как журналистского сообщества, так и граждан страны в целом. И как бы в подтверждение этого в разгар пикетов в защиту Кашина Химкинский суд признал избитого два года назад редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова виновным в клевете на мэра Химок Владимира Стрельченко и приговорил к пяти тысячам штрафа человека, лишившегося в ходе этого процесса ноги, трех пальцев, части мозга (удаленной в результате травмы) и адвоката, которым был у него убитый в январе 2009 г. Станислав Маркелов.

Я желаю Кашину полностью восстановиться и одновременно жалею, что торжественная серьезность перед бедой, о которой пишет Идов, вскипала в российской сети так долго.                       

ранее:

15 декабря мы узнаем, в какой стране живем?
Не зовите .ru к топору
Описывать то, что видел – признак недостаточного ума
Как блогеры боролись против госзакупок
Что будет, если Лужков кого-нибудь разбудит?
Политические реконструкции истории – глобальный тренд современности
Что думают блоггеры о теленаездах на Лужкова











Lentainform