16+

Почему никто не хочет отключать украденные телефоны

16/11/2010

Почему никто не хочет отключать украденные телефоны

На прошлой неделе ГУВД Москвы выступило с предложением принять на законодательном уровне программу по борьбе с хищениями мобильных телефонов. Украденные аппараты: мобильники, смартфоны, айфоны – должны блокироваться российскими сотовыми операторами. Если идентификационный номер аппарата – IMEI – попадет в черный список, то его просто невозможно будет подключить: установленная sim-карта не будет работать.


                    Этот способ борьбы известен давно, более того, он действовал в Петербурге до 2002 года, когда GSM-оператор был один («Северо-Западный GSM» – впоследствии ставший «МегаФоном»). Тогда оператору не приходилось даже ни с кем договариваться. Клиент просто обращался в компанию с заявлением и справкой из милиции, и IMEI ставился на контроль. По словам Людмилы Чеховой, пресс-секретаря Северо-Западного филиала ОАО «МегаФон», при существовавшей в то время абонентской базе порядка 1,5 – 2 миллионов абонентов в месяц принималось до 500 – 700 запросов. Но сейчас их может быть в сто раз больше.

Готовы ли сотовые операторы бороться таким способом с кражами телефонов?
В петербургском филиале ОАО «Вымпелком» его пресс-секретарь Мария Георгиевская объяснила ситуацию так:

– Как законопослушный оператор, мы, конечно, будем обязаны выполнить требования законодательства. Технически блокировка телефона по IMEI-коду возможна, но в то же время следует учесть, сколько у нас на рынке «серых» телефонов, а IMEI порой дублируется до нескольких тысяч раз в сети одного оператора в одном филиале. Блокироваться будут все разом – пострадают законопослушные владельцы других аппаратов. В настоящий момент мы блокируем телефоны по IMEI лишь по запросу правоохранительных органов.

Примерно то же сказали нам в МТС. Кроме того, представители оператора отметили, что стоимость оборудования, которая позволит отслеживать IMEI, достаточно высока. Региональные операторы вряд ли захотят на нее тратиться. Помимо платформ, отслеживающих появление в сети IMEI из черного списка, операторы будут вынуждены открыть какие-то службы поддержки для безвинных владельцев телефона с аналогичным кодом.

Компания «МегаФон» невысоко оценивает шансы нового законопроекта. «Подобные законодательные инициативы, – отмечает Людмила Чехова, – как минимум дважды вносились в Государственную думу и не были приняты в связи с невозможностью их реализации, как с правовой, так и с технической точки зрения».

Во-первых, бывшему собственнику обязательно надлежит обратиться в милицию. Во-вторых, доказать там право собственности: не просто предъявить коробку и чек, но и какой-то документ, где будет указана и фамилия владельца, и IMEI-код телефона. И наконец, милиция будет обязана разослать не три, а тридцать три запроса. Три – в «МегаФон», «Билайн» и МТС, а тридцать – региональным операторам.

Есть еще коллизия с «прошивщиками». Попавший в черный список (если такой список появится) телефон можно будет без помех использовать в любой стране с другими сотовыми операторами. Но есть вариант попроще: отдать телефон в «прошивку» или перепрошить его самому, скачав из интернета нужную программу.

Прошивка подразумевает присваивание телефону нового идентификационного кода (на манер автомобильных номеров двигателя и кузова). Но это вовсе не значит, что мастера по прошивкам сплошь криминализованы. Обычно с помощью прошивок в телефон внедряют русское меню. Так или иначе, законодатели предлагают учинить уголовное наказание для прошивальщиков.

Попытка ввести уголовное наказание за перепрошивку мобильных устройств уже провалилась – в 2007 году. Тогда за такие шалости предлагали сажать на два года. И сейчас эксперты сомневаются, что прошивальщикам можно придумать легальное наказание. Хотя бы потому, что в российской уголовной практике почти нет примеров, когда наказанию подвергались перебивщики автомобильных номеров.

– Статья 327 УК, карающая за подделку документов, не действует в отношении номеров двигателя и кузова, хотя бы потому, что у любого документа должны быть какие-то реквизиты и он должен находиться на некоем бумажном или электронном носителе, но никак не на автомобиле, – пояснила Наталья Шатихина, доцент кафедры уголовного права юридического факультета СПбГУ. – Будет просто смешно, если для телефонного аппарата такой закон появится, а для автомобиля – нет. Сейчас перебивщика можно судить только за пособничество – если он заранее знал о будущем угоне, или за укрывательство преступления. А мастера по прошивке телефона невозможно привлечь даже за укрывательство – он ведь не знает, был ли телефон украден, или ему принесли обычный «серый» аппарат. Конечно, если милиционеры поймают грабителя, прижмут ему пальцы дверью, и он даст показания на своего приятеля, который занимается прошивками, – суд сможет посадить обоих. Но обычно милиция не очень напрягается в расследовании таких дел. Моей коллеге они не помогли вернуть похищенный айфон даже после того, как она сама нашла его на «Юноне». Ей пришлось выкупать его за свои деньги.

Кстати

Чтобы узнать IMEI своего телефона, надо набрать комбинацию: *#06#.
Номер IMEI складывается из следующих чисел: первые 2 цифры – код производителя, следующие четыре – код модели,

7 и 8 цифры – код страны окончательной сборки (но он периодически меняется), затем – серийный номер телефона и последняя цифра – запасной индикатор. Аппараты, рассчитанные на две sim-карты, имеют два IMEI.
В некоторых европейских странах украденные телефоны не блокируются по IMEI, а подвергаются спамерской атаке: на этот аппарат каждые пять минут приходит SMS-сообщение о том, что он был украден.

В Казахстане пошли по пути создания списков украденных аппаратов. Каждый сознательный гражданин может проверить прошлое своего телефона, зайдя на специальный сайт. Для тех, кто неожиданно ощутил себя скупщиком краденого, тут же указан телефон оперативного подразделения милиции.                                

Нина АСТАФЬЕВА





3D графика на заказ







Lentainform