16+

Анна Чапман поговорила с «Maxim» откровенно

17/11/2010

Анна Чапман поговорила с «Maxim» откровенно

Анна Чапман, главная фигурантка шпионского скандала, разгоревшегося этим летом между Россией и США, согласилась поучаствовать в откровенной фотосессии для популярного журнала Maxim. Поскольку она никому не дает интервью (это ее принципиальная позиция), сотрудникам издания удалось поговорить с ней только как «мужской журнал с красивой женщиной».


      – Аня, какие мужчины привлекают тебя?
– Которые лучше меня. Во всем или хотя бы в чем-нибудь.

– А что тебя в нас раздражает?
– Ничего. Все самое сложное или непонятное скорее привлекает, чем отталкивает, тем более не раздражает. Самое негативное чувство к мужчине, на которое я способна, это жалость.

– Ты можешь заставить мужчину открыть всe секреты — это несомненно. Но, может, у тебя есть какие-то совсем особые приемы воздействия на мужское сознание?
– Это, безусловно, преувеличение. В общении с мужчиной я сначала стараюсь идентифицировать качества этого человека, а потом стать его полным отражением, но женского пола. Такое, правда, возможно только с мужчинами, которые мне очень нравятся.

– Каких мужчин легче соблазнить: русских, британцев или американцев?
– Соблазнение, так же как любовь и дружба, везде одинаковое. Большинство мужчин делятся на три категории: примитивных, которым нужен только секс; поумнее, которые хотят, чтобы их любили, и последняя группа — те, кто не только хотят быть любимыми, им еще нужно, чтобы эта любовь была самым большим и прекрасным чувством в твоей жизни. С такими сложнее всего, но это моя любимая категория.

– Чем ты занималась во времена студенчества? Примерно училась днями и ночами?
– Любопытство — одно из самых любимых моих качеств. Школа меня вдохновляла, а в университете мне стало скучно, хотя увидеть меня в первом ряду на первой паре не было редкостью. Поэтому после третьего курса я уже занималась собственным проектом в Лондоне.

– Тебе приходилось так влюбляться, чтобы делать из-за этого глупости?
– Отвечу так: даже если бы я наверняка знала, что мир закончится завтра, я все равно посадила бы яблоню сегодня.

– Как должен выглядеть идеальный роман?
– Наверное, не без доли романтизма, безысходности, глубокой печали, переполняющей радости, удовольствия и разочарования, ссор и примирений, а также некоторой неповторимости отношений и, может, даже невозможности их существования.

– Кем ты мечтала стать в детстве?
– Слушай, на этот вопрос у меня есть банально правдивый ответ. Но, боюсь, он слишком политический получится. Поэтому лучше воздержусь.

– Скучаешь по чему-нибудь из твоего американского прошлого?
– Я обычно ни о ком и ни о чем не скучаю. Все, что я делаю в жизни, достаточно волнующе, чтоб наслаждаться очарованием текущего момента.

– А о чем американском ты точно никогда не будешь скучать?
– У меня не осталось никаких плохих воспоминаний. Мне кажется, мы всегда притягиваем людей, похожих на нас самих, поэтому жилось мне прекрасно. Я всегда ищу лучшие качества в своих друзьях и наслаждаюсь ими по максимуму. То же самое с местами. И с образом жизни.

– Самое странное, что ты узнала об американцах?
– Если произнести слово «better» с британским акцентом, девяносто процентов американцев не поймут.

– Чем планируешь заниматься в будущем?
– Тем, чем мечтала всю свою жизнь, — открывать интересные креативные проекты, вкладывать в них душу, помогать реализовывать таланты моей команды, радовать людей. Все новости можно прочитать на моем сайте annachapman.ru.

– Кто должен исполнять роль Анны Чапман в художественном фильме, который про тебя неизбежно когда-нибудь снимут?
– Ты мне льстишь. Но если это и произойдет, то снимать, конечно, имеет смысл несколько позже. Это все только начало.        


 

 


 

 


 

 

 

 


 

 


 

 

 


 

  
maximonline.ru











Lentainform