16+

Рейдерство: вас уже освободили, тогда история расскажет как

19/11/2010

Рейдерство: вас уже освободили, тогда история  расскажет как

Долететь из Петербурга до Иркутска, чтобы поучаствовать на «Всероссийском научном круглом столе», посвященном «экономическим, социальным и правовым аспектам рейдерства», может только человек. Таким человеком оказался Валерий Зинченко. Круглый стол проходил в районном суде. Согласно речи преподавателя Иркутского юридического института по фамилии Нестолий, корни рейдерства идут из Америки, где рейдеры – просто пираты.


                      Ответом апологетам заокеанской концепции стало выступление партнера питерской юридической компании Pen & Paper Валерия Зинченко. Он назвал Сибирь Меккой рейдерства, а Олега Дерипаску «аллахом» учения. В результате Магомедом получился Владимир Кумарин.  

Рожденный во время иркутской дискуссии синопсис истории этого уходящего движения Online812 и записал со слов юриста Валерия Зинченко. 

Странно, а рейдерство, как полномасштабный  вид преступного бизнеса, прилетело в Петербург не из обреченной на лидерство столицы. Но из Сибири. Подтверждается тезис всенародно известным примером попытки мегазахвата: в те таежные времена тень сверхфигуры Олега Дерипаски пала на крупнейшие целлюлозно-бумажные предприятия России, принадлежащие ОАО «Группа «Илим» – Братсклесхолдинг, Усть-Илимский и Котласский ЦБК.

Его менеджеры войны попытались смоделировать контроль над большей частью деревообрабатывающей промышленности страны, благодаря типичным и необходимым атрибутам атаки – телефонно-коррупционному праву, пропаганде, лукавым документам.
 
Именно с сибирского районного суда города Кемерово и начался конфликт. Вспомним – вначале был иск несколько раз судимого псевдоакционера о причинении ему ущерба на стоимость, равную нескольким ЦБК, после чего девушка Фемида заочным решением обратила взыскание в пользу истца на акции упомянутых комбинатов. Благодаря этому квазисудебному акту появились дублирующие друг друга  реестры акционеров, началась череда рейдерских атак в буквальном смысле слова, антирейдерских оборон и даже антирейдерских атак. За несколько лет по России состоялось не менее 1000 судебных дел по более чем 300 судебным искам.
А в силу того, что головное предприятие «Илима» находилось в Петербурге, основная часть баталий, где рыцари Олега не гнушались ничем, перешла в Петербург.

Статус бандитской столицы до недавних пор носил именно Петербург. Вот такое влияние литературного текста Андрея Константинова на действительность. Хотя в 90-е годы город действительно контролировали несколько влиятельных преступных сообществ. Прежде всего «тамбовское» – наиболее интегрированное во властные структуры, финансово успешное и способное перехватывать конъюнктуру на лету.
После окончания «матча Илим-Базел» с баскетбольным счетом 100:98 коррумпированные чиновники разных мастей, недовольные завершением шоу и привыкшие к баснословным взяткам, нашли в виде родных криминальных структур новых, благодарных и куда более социально близких, чем олигархи, заказчиков.
Рейдеры, сбившиеся в кланы, предложили системные транши за услуги. Главная услуга заключалась в одном – делать вид, что органы принимают меры.

Первоначально захваты питерских предприятий случались время от времени. Еще не имея слаженной рейдерской вертикали, криминалитет разминался в новом для них начинании.
 
Однако с 2004 года криминальные группы стали смотреть на рейдерство как на бизнес, в разы превышающий доходы от прочей крупной коммерции. Поняв, что одним авторитетом в рейдерстве не обойтись, боссы нанимали на работу нечистоплотных, но, надо признаться, достаточно шустрых юристов. Юристы давали выходы  на своих судей. Сила кемеровского примера оказалась страшной.
Среди основных идеологов питерского рейдерства можно назвать так называемое «тамбовское сообщество» с известным на всю Россию лидером Кумариным, или, как его называли, ночным губернатором.

Объекты под захват подбирались по следующим принципам:
– близость к Невскому проспекту – к концу 2006 года можно было по пальцам пересчитать помещения на главной першпективе, не подвергшиеся рейдерской атаке;
– наличие незащищенной корпоративной системы управления у предприятия-цели, то есть не до конца выкупленные у трудового коллектива предприятия доли или акции; наличие спора внутри владельцев и т.п.

Методы кланов были зеркальны друг другу:
– иногда первичная «проработка» предприятия-цели осуществлялась так: в интересующем рейдеров магазине в центре города приобреталась незначительная вещь, из полученного чека узнавался ИНН, далее покупались у сотрудников     налоговой инспекции ксерокопии учредительных документов предприятия, узнавались имена владельцев, количество их долей, фамилии. А дальше, начиная с банальной подделки документов и заканчивая другими «высокотехнологичными» методами.
– порой снятием образцов подписи при проведении проверки милицией, незаконные внесения изменений в базу ЕГРЮЛ и, как результат, появление нового генерального директора с непременными крепкоплечими замами.
– до определенного времени всегда милиция, прокуратура, ФСБ, твердили волшебное заклинание «спор хозяйствующих субъектов», оставляя бывших реальных владельцев и директоров с новыми, уверенными в себе хозяевами, а вслед за ними и всеми любимыми «добросовестными приобретателями».

Классические примеры рейдерских захватов в СПб того времени:

– старейший в Петербурге магазин «Ткани» напротив Казанского собора первым на Невском сменил по поддельным документам ошалевшего владельца, около года потом получавшего отказы в возбуждении уголовного дела.

– следом за ним по аналогичной схеме – сосед по Невскому – «Дары моря». Говорят, что в результате хозяину «новые владельцы» предложили около 10 – 15% от стоимости нежилого помещения, в котором помещался магазин, и он согласился в опасении за свою жизнь.

– Завод «Измерон». Заметим, в каталоге знаменитого авиасалона МАКС-2003 «Измерон», производитель высокоточных измерительных приборов, фигурировал наряду с такими монстрами оборонки, как, например, концерн ПВО «Алмаз-Антей» и ГУП «АВПК «Сухой»».

После неудавшейся попытки рейдеров скупить у многочисленного трудового коллектива акции предприятия в ход пошел иск от глухого пенсионера-акционера, имеющего две акции, ранее служившего дворником. Потом два крупных акционера «Измерона» были расстреляны. Один из них был сослуживцем Владимира Путина, и событие заслужило внимания New York Times.

Экраны ТВ и полосы газет в Петербурге упорно молчали. Уголовные дела не возбуждались, в арбитражных судах захватчики прикрывались институтом «добросовестного приобретателя». В это время появилось и стало активно развиваться новое направление юридических услуг – антирейдерское. Квалифицированные юристы понимали, что в борьбе с «пережитками царизма», к сожалению, недостаточно интеллекта, действующего законодательства и разноречивой на тот момент судебной практики. Комплексные антирейдерские услуги включали в себя построение правовой позиции, сопровождение проектов силами уголовных адвокатов, зачастую приходилось прибегать к услугам ЧОПов, чтобы, во-первых, обеспечить надлежащую охрану защищаемого предприятия, а во-вторых, свое собственное здоровье.

Первая развернутая публикация в СПб называлась «Вас еще не захватили, тогда мы идем к вам» (АЖУР, «ВТС», декабрь 2005 года), в которой подробнейшим образом, на конкретных примерах показывалось, как действуют рейдеры. Следующей публикацией был так называемый список «Егорова-Нахратова» – курьера, задержанного при получении выписок из ЕГРЮЛ со списком более 50 предприятий, планируемых к захвату. Публикация взорвала информационно Петербург. Лица, попавшие в данный список, стали обращаться в органы, правительство, прессу. Волну уже было не остановить. 

Вскоре была создана так называемая антирейдерская комиссия при правительстве СПб, в которую подавались заявления о захватах. Члены комиссии –     сотрудники внутренних дел, чиновники, юристы, судебные приставы разбирались в каждом случае и давали рекомендации  государственным органам в содействии захваченным предприятиям.

Особую роль сыграл ОБЭП Петроградского района, на территории которого располагалась МИФНС № 15, осуществлявшая регистрацию изменений в ЕГРЮЛ. Сотрудники вели настоящую детективную работу, проверяли курьеров, задерживали «новоиспеченных» директоров, выезжали в другие регионы России для задержания соучастников. Они первые вызвали на дачу объяснений начальника МИФНС № 15 г-на Маркевича, подразделение которого всячески способствовал рейдерам во внесении изменений.

Поворотным пунктом, когда борьба с рейдерами приняла поистине городской масштаб, стала случайность. Рейдеры, чувствуя себя абсолютно безнаказанными, осуществили захват «Петербургского уголка» – ресторана на Невском, принадлежащего Шпаковой – близкой подруге Матвиенко.

Последней каплей стал публичный расстрел в центре города авторитетного предпринимателя Васильева, на которого незадолго до этого попытались «переписать» крупнейший в Петербурге нефтеналивной терминал. Васильев выжил.
После этих событий на самом верху нашего государства состоялась встреча «Путин – Матвиенко», на которой был поставлен вопрос: кто в городе хозяин?
Есть и иная трактовка последующих событий. Она популярна в среде персон, состояние которых оценивается от 100 миллионов долларов. Эти состояния уверены в том, что Васильев передал-перепродал часть своих активов совладельцу нефтетрейдера Gunvor и другу Владимира Путина Геннадию Тимченко, после чего судьба Кумарина была решена.

Так или иначе, результатом данных событий явилось командирование в СПб специальной группы следователей при СК ГП. Молодые люди из разных городов России, не имеющие на тот момент никаких связей и обязательств перед сильными мира СПб, активно принялись за чистку. Результат – десятки арестов и уголовных дел и не такие массовые, к сожалению, случаи возврата имущества реальным владельцам.
Драматургии с избытком. Но если судить по голливудскому счету, то настоящий блокбастер всегда заканчивается конвульсиями чудовища, а порой передает, таким образом, привет продолжению.

В сентябре этого года в городе вновь вспыхнул конфликт. В «Ленте» затрещали стекла, забегали крепкие парни, заработали юристы. Дежавю заключается в том, что совладельцами гипермаркетов являются ВТБ и мощнейший инвестиционный фонд США TPG. Перезарядка.

В любой истории должны быть герои и антигерои. С последними густо. Будущая документальная работа предусматривает комментарии и скандально известного Бадри Шенгелия, отбывшего уже срок за мошенничество, а ныне всячески помогающего следствию, и Андрея Леухина по прозвищу Медведь – главы рейдерского клана скоро выходящего на колонию-поселение и бывшего заместителя УБОПа Владимира Сыча, обвиненного в соучастии с доном иного клана Михаилом Слиозбергом, успевшего скрыться в Израиле и бывшего руководителя 15-й налоговой инспекции, в недрах которой творились чудеса. И, конечно, серия бесед с самим Владимиром Кумариным, слова которого надо ставить эпиграфом. В своем последнем интервью журналисту АЖУРа в июне 2007 года он так истолковал начало пути: «Наиболее яркий пример был в лесопромышленном комплексе. Целая отрасль «каждый день» переходила из рук в руки. И ничего. Это было не рейдерство».
Так что до эпитафии еще далеко.                            

Тезисы Валерия ЗИНЧЕНКО записал Евгений ВЫШЕНКОВ











Lentainform