16+

Зачем арт-группа «Война» переворачивает милицейские машины

22/11/2010

Зачем арт-группа «Война» переворачивает милицейские машины

В прошлый понедельник в Москве были задержаны и доставлены в Петербург двое активистов арт-группы «Война» - Леонид Николаев и Олег Воротников. Самая известная их акция в Петербург – фаллос, нарисованный краской во весь пролет разведенного Литейного моста. Однако уголовное дело (хулиганство по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы) возбуждено за «Дворцовый переворот», когда активисты перевернули стоявшую у Михайловского замка милицейскую машину.


              Перевернули, естественно, не по злобе, а чтобы достать мячик, который случайно закатил туда маленький мальчик – Каспер, сын активистки «Войны» Козы. Так, по крайней мере, получалось из видеоролика, снятого группой и выложенного в интернет. О том, почему милиция два месяца не могла найти людей, нагло плюнувших ей в душу, Onlime 812 рассказала активистка группы «Война» Блаженная, находящаяся сейчас за границей. 

– У вас есть связь с арестованными?

– Ребят до сих пор не перевели в СИЗО, они сидят в ИВС на Захарьевской. Не очень понятно, что у них будет с адвокатом. Как мне рассказывали, за это дело готов был бы взяться Юрий Маркович Шмидт, но он не сможет из-за нехватки времени и пообещал порекомендовать кого-то из своего бюро. Сейчас мы открыли электронный кошелек, по предварительным оценкам, нужны будут деньги – 2 – 2,5 тысячи рублей в неделю.

– Невеликая сумма, если учесть расходы на адвоката.

– Изначально уже были собраны достаточно большие деньги. Мой друг, например, собирался лететь ко мне во Францию,  но отказался от этой поездки, чтобы отдать все деньги на адвоката для Лени и Олега.

- Правильно я понимаю, что группа «Война» разделилась на петербургскую и московскую части?
– Нет. Ребята приехали сюда первый раз специально для акции на мосту, потому что в Москве мосты не разводятся. Но после того как Леня бегал с синим ведерком на голове, его стали очень сильно прижимать люди из ФСО, пришлось перейти практически на нелегальное положение. Поэтому они все решили переехать в Петербург – здесь их никто не знал и не трогал.

- Сколько в вашей группе активистов?
– Если брать самое ядро – то человек 10. И около 50 тех, кто помогает в организации акций. Это очень важно – чтобы всегда были сочувствующие люди, к которым можно, например, вписаться на ночь или взять необходимые для акций вещи.

- Кто придумывает акции?
– Коллективно. Коза, например, очень много идей рождает.

- А Плуцер-Сарно?
– Плуцер – известный блогер, он очень хорошо умеет работать с информацией и осуществляет освещение наших акций. Иногда бывает, что «Война» что-то придумывает, делает, а потом уже показывает Плуцеру видеозапись, и он «кладет» на нее идеологию.

– Ядро группы живет коммуной?

– Они на практике реализовали то, о чем мечтает большинство левых интеллигентов. Это настоящая анархистская ячейка – они живут так, как будто государства уже не существует. Не в том смысле, что взрывают бомбы, нет – они сформировали свою мораль, и эта мораль для них имеет огромное значение. В бытовом смысле – да, стараются держаться вместе. Когда в Питере их стали прижимать – я тогда уже была во Франции и в письме как-то спросила, как дела. Они отвечают: «Хреново, приходится жить на разных вписках по отдельности». То есть держаться вместе для них это очень важный фактор.

- Живут у левых людей?
– У левых, да. Именно что у левых. Левых в смысле политической позиции. На самом деле большинство людей в России не любит ментов, но все боятся признаться в этом открыто. «Война» только высказывает открыто то, о чем все думают. Поэтому ее активисты вызывают у людей из оппозиции уважение, им готовы помочь.

- Постоянные переезды – это следствие конспирации или образ жизни?
– И то, и другое. Каспер, насколько я знаю, вообще родился на корабле. Во многом жить на вписках – это для конспирации. Но это и идеология тоже! Хотя, конечно, присутствие ребенка в группе отягощает ситуацию, например, ночевать на улице с ребенком тяжело, или ночевать в квартирах, где нет нормальных условий для ребенка. Однако, несмотря на это, я не видела ребенка счастливее Каспера, он окружен любовью, он постоянно рядом с родителями. Это важнее так называемой комфортной жизни и намного лучше, чем когда тебя отдают в детский сад, где на тебя всем наплевать.

- А возможность зарабатывать деньги при такой жизни есть?
– Ну вот я должна была делать их выставку в Марселе. Теперь из-за ареста все это, конечно, висит на волоске. Но в принципе активисты «Войны» не признают денег. Свободный человек может и должен жить без посредства денег: например, когда Касперу нужна была обувь, мы быстро нашли людей, готовых помочь не деньгами, а реальными вещами.

– Акция «Дворцовый переворот» была почти 2 месяца назад, а арестовали активистов только сейчас, хотя их имена были известны. Это они так ловко конспирировались, или КГБ плохо работает?

– Нет, их активно искали. Уже в конце сентября в музеях висели их портреты со словом «разыскивается».

- Почему в музеях?
– Не знаю. Видимо, решили, что раз арт-группа, надо искать в музеях. Я сама не видела, мне Леня рассказывал. Потом, когда в Петербурге совсем трудно стало и ребята перебрались обратно в Москву, центр «Э» ГУВД стал трясти активистов левой организации ДСПА, знакомых с группой «Война». Приехали прямо к подъезду одного из активистов, а когда он вышел по делам, взяли под руки, затолкали человека в машину и увезли на допрос. Он, конечно, ничего не сказал – но если они допрашивали такой широкий круг свидетелей, значит, искали активно.                          

Станислав ВОЛКОВ, фото plucer.livejournal.com











Lentainform