16+

Главный архитектор Петербурга архитектуру не оценивает

25/11/2010

Главный архитектор Петербурга архитектуру не оценивает

25 июня 2010 года прокуратура Петербурга выпустила предписание 7-09/111-20, из которого следовало, что при получении разрешений на строительство застройщик не обязан согласовывать с главным архитектором Петербурга архитектурное решение будущего здания.


                      Об этом парадоксе Online812 написал в материале  «Внешний вид новых домов в Петербурге теперь не зависит от главного архитектора». И – что примечательно – городские власти это предписание прокуратуры не стали оспаривать. Как и предпринимать как-либо других действий.

Итак, до недавнего времени экспертиза проектов зданий (необходимая для получения разрешения на строительство) требовала утверждения главным архитектором Санкт-Петербурга, но вдруг оказалось, что этого не требуется, что и выявила прокуратура, сообщившая об этом в заинтересованные ведомства, в частности в Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА).

А проходит теперь проектная документация экспертизу в «Центре государственной экспертизы» (директор С. Логунов) организации, которая входит в Госстройнадзор – Службу государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга. При этом в самом Госстройнадзоре Online812 признались, что проверяют проект только на предмет безопасности, а архитектуру не оценивают. Т.е. не смотрят, например, соответствует ли фасад по облику, материалу, цвету и т.п. окружающим его зданиям.

В 2008 году, анализируя изменения в КГА после отставки А. Викторова в конце ноября 2008 года (новым председателем КГА стал председатель Комитета по земельным ресурсам, а главный архитектор стал его заместителем, причем был нарушен порядок утверждения на должность, т.е. ст. 22 закона РФ «Об архитектурной деятельности»), я уже писал на Online812 о своих выводах: главный архитектор администрации СПб просто не нужен, и новая конфигурация – лишь этап на пути к исключению такой фигуры из архитектурно-строительного процесса вообще.

Теперь, когда разрешение на строительство можно получить, минуя главного архитектора, стало ясно: предварительные выводы 2008 г. были правильными.

Впрочем, и до изменений конфигурации КГА в ноябре – декабре 2008 г., в тот период, когда главными архитекторами СПб были О.Харченко (до июня 2004 г.) и А. Викторов (с июля 2004 г. по ноябрь 2008 г.), посмотрев на «Регент-холл» на Владимирской пл., на «Монблан» и на «Стокманн» на углу Невского и  Восстания, можно сказать, что главного архитектора в СПб не было уже тогда, когда Харченко и Викторов утверждали своими подписями все эти проекты, теперь признанные градостроительными ошибками.

Но не надо представлять Харченко и Викторова невеждами, которые не понимали, что они делают. Всё они прекрасно понимали, но главное – знали про запрос со стороны городского начальства на то, чтобы главный архитектор дал бы разгуляться строителям, их аппетитам и желаниям разбогатеть, а также чиновникам, этих строителей курирующим. Не случайно теперь один из понятливых (Харченко) – главный архитектор мегастройки в Сочи, а другой (Викторов) – замминистра регионального развития.

Так что нынешняя коллизия с представлением прокуратуры, с одной стороны, неожиданная, а, с другой стороны, вполне закономерная. Петербург планомерно шел к исключению главного архитектора из архитектурно-строительного процесса.

В КГА, впрочем, говорят, что в законодательстве функции главного архитектора определены. В частности, Online812 сослались на закон «О градостроительной деятельности». Очевидно, имеется в виду закон СПб № 508 – 100 от 24 ноября 2009 г. «О градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге». Однако в нем главный архитектор даже не упоминается, и вообще этот закон не касается архитектурных проектов отдельных зданий, а охватывает вопросы подготовки, утверждения и изменений Генерального плана;  подготовки, утверждения и изменений Правил землепользования и застройки СПб... Это взгляд на Петербург с птичьего полета, когда проект отдельного здания – величина незаметная.

Если исходить из буквы этого документа, то главный архитектор не нужен и для того, чтобы заниматься утверждением Генплана и ПЗЗ. Потому что деятельность в этой сфере в законе отнесена к компетенции правительства СПб. Так что прокуратура может сделать вывод о том, что главный архитектор и даже весь КГА не нужны и для этого.

На официальном сайте КГА размещен фрагмент закона СПб № 778 -116 от 17 декабря 2003 г. «Об основах регулирования градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге» (статьи 12 – 24). Но, во-первых, и здесь главный архитектор не упоминается ни разу, а, во-вторых, после вступления в силу закона «О градостроительной деятельности в СПб» этот закон утратил силу.

Не упоминается ни разу главный архитектор и в Градостроительном кодексе РФ.
И только в одном документе главный архитектор упомянут: это ст. 22 закона РФ «Об архитектурной деятельности в РФ»: «Органы, ведающие вопросами архитектуры и градостроительства, возглавляют главные архитекторы. Кандидатура главного архитектора отбирается в установленном порядке на конкурсной основе и утверждается соответствующим органом исполнительной власти».

Тот факт, что в Градостроительном кодексе РФ нет упоминания федерального органа исполнительной власти по координации деятельности в области архитектуры и соответствующих органов субъектов Российской Федерации, а также не прописана роль главного архитектора, говорит о том, что кодекс и закон «Об архитектурной деятельности…» недостаточно согласованы.

Однако отсутствие связи между двумя законами еще не означает, что закон «Об архитектурной деятельности в РФ» отменен кодексом или что Градостроительный кодекс исключает возможность контроля архитектурного облика зданий.
Другой вопрос – какое ведомство должно оценивать этот архитектурный облик.

По закону СПб «О градостроительной деятельности в СПб» (смотри  Официально) «разрешение на строительство выдается уполномоченным Правительством СПб исполнительным органом государственной власти СПб».

А в ст. 51 Градкодекса сказано: «Разрешение на строительство… выдается федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта РФ или органом местного самоуправления в соответствии с их компетенцией».
Итак, разрешение на строительство выдает тот орган исполнительной власти СПб, который на это уполномочен правительством СПб. Это может быть КГА, может быть Гостройнадзор, может быть «Центр государственной экспертизы» (ЦГЭ). Все решает правительство СПб, которое возглавляет губернатор.

И если теперь выяснилось, что ЦГЭ, подведомственный Госстройнадзору, не контролирует архитектурный облик будущих зданий (а Online812, в Госстройнадзоре заявили, что они проверяют проект только на предмет безопасности, а архитектуру не оценивают), и главный архитектор и КГА никак в этом не участвуют, то, значит, так этому «Центру государственной экспертизы» были определены сейчас задачи.

Между тем в самом Градкодексе прямо указано в ст. 51, что для  выдачи разрешений на строительство заявитель должен представить «положительное заключение государственной экспертизы проектной документации». А в ст. 48, пункт 12, что – «в состав проектной документации объектов капитального строительства» включаются «архитектурные решения».

Еще госэкспертизе проектной документации посвящена ст. 49 Градостроительного кодекса: «предметом государственной экспертизы являются оценка соответствия проектной документации требованиям… государственной охраны объектов культурного наследия».

Таким образом, в госэкспертизе необходима оценка проекта с точки зрения охраны объектов культурного наследия, в том числе и соответствия архитектурного решения стилю среды, в которую он войдет, если речь идет о новом строительстве в историческом центре.

Но при этом, если посмотреть на статьи 48 и 51 Градкодекса, то там не обнаружить и намека на деятельность структуры типа КГИОПа. Значит ли это, что теперь в охранной зоне или зоне регулируемой застройки можно строить все что угодно, а согласование с КГИОПом не требуется? Ведь в Градкодексе не упомянут не только главный архитектор, но и КГИОП, стало быть, не нужно учитывать и охранное законодательство?
Итак, главный вывод: если делается государственная экспертиза проектной документации, а в ее состав входят архитектурные решения, то исключать их анализ из экспертизы, согласно Градостроительному кодексу, нельзя.

Теперь вернемся к ст. 14 закона СПб «О градостроительной деятельности в СПб». По этому документу «разрешение на строительство выдается уполномоченным Правительством Санкт-Петербурга исполнительным органом государственной власти СПб».

Что это будет за орган – КГА, КГИОП, ЦГЭ, кинорежиссер А. Сокуров или Юлия Минутина, которой уже поднесли на серебряном блюде кляп, смазанный липовым медом, – это уже не так важно. Определяет этот орган правительство СПб и возглавляющий его губернатор. Но ясно, что «архитектурные решения» обязательно должны этим органом рассматриваться и утверждаться.

Поэтому на самом деле прокуратуре СПб следовало бы, если она обнаружила, что не требуется подпись главного архитектора на проекте здания, которое собираются построить в Петербурге, проверить, а кто теперь утверждает архитектурные решения, делается ли это вообще и компетентными ли людьми, и почему в Госстройнадзоре заявляют, что архитектурные решения они не контролируют, а только следят за тем, чтобы здание не рухнуло, т.е. объявляют, что нарушают Градостроительный кодекс.

И не только, кстати, его. Согласно постановлению правительства РФ от 16 февраля 2008 г. № 87 «О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию», сказано, что раздел проекта под названием «Архитектурные решения» должен содержать в текстовой части «описание и обоснование внешнего и внутреннего вида объекта… обоснование принятых объемно-пространственных и архитектурно-художественных решений…», в графической части: «отображение фасадов… цветовое решение фасадов».

Естественно, делаются эти материалы не для собственного удовольствия застройщиков, а для экспертизы.

Однако дальше появляется разрыв: приказ Федерального агентства по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству от 2 июля 2007 г. № 188, в котором сформулированы требования к содержанию заключения госэкспертизы проектной документации, уже не содержит упоминаний пунктов, связанных с экспертизой архитектурных решений. Потому что это агентство по строительству, а они привыкли, что «искусство архитектуры» уже кто-то утвердил и это «не к ним».

В итоге возникла забавная вещь. Жил-был Госстройнадзор, который делал экспертизы, проверяя, чтобы не было отклонений от высоты и габаритов и чтобы ничего не упало потом на голову, т.е. было бы безопасно. Когда-то это был отдел экспертизы при ГлавАПУ, с годами стал самостоятельной организацией... При этом нужно было – прежде чем нести на экспертизу – утверждать проект в КГА у главного архитектора, а если надо, то и в КГИОПе.

А потом появился Градостроительный кодекс, и в нем тоже упоминается государственная экспертиза проектной документации. Но так как ни КГА, ни КГИОП Градкодексом не предусмотрены и в нем не упомянуты, прокуратура вдруг определила, что теперь всю госэкспертизу проектной документации делает Госстройнадзор. Потому что он занимается экспертизой строительных объектов.

Но при исключении из процесса утверждения архитектурного проекта КГА и КГИОП старая госэкспертиза и новая госэкспертиза – это просто омонимы, как «коса» и «коса», как «мука» и «мука», а объем и содержание экспертиз при этом получилось уже существенно различным.

Вышло ли так случайно, сделано ли умышленно – не знаю. Думаю, что сначала вышло случайно, по недоумию создателей Градостроительного кодекса, желавших исключить лишние звенья и представлявших себе некий «средний городок», но при этом исполнительная власть СПб не захотела подумать и принять меры, потому что госэкспертиза-то теперь совсем иная, чем раньше.

Ситуация напоминает анекдот: к раввину приходит человек и спрашивает, что такое нюанс. Раввин отвечает: представьте, что вы сунули нос мне в задницу. Я говорю: у меня нос в заднице, и вы говорите: у меня нос в заднице. Но есть нюанс!

Четыре  месяца назад прокуратура объявила, что не требуется подпись главного архитектора на архитектурном проекте, а никто в Смольном на этот предмет даже не почесался! Я думаю, неспроста, потому что тенденция ликвидации главного архитектора уверенно просматривается с 2008 г.

Что касается Центра государственной экспертизы (ЦГЭ), то я имел подробные беседы с людьми оттуда. Уже два месяца они находятся в недоумении. Не знают, что делать. С одной стороны, откровенно не желают выполнять в придачу к своим старым функциям еще и функции КГА, Градсовета и КГИОПа, отвечая за художества  «волчьей стаи» наших архитекторов. Да и интеллектуальных сил у них на это нет. Поэтому они лукавят и ссылаются на отдельные выгодные им статьи и пункты Градкодекса, умалчивая о других – например, наизусть произносят ст. 49, пункт 5, но даже без упоминания «требований государственной охраны объектов культурного наследия». А про все прочее молчат. А следствием такого лукавства является вывод: архитектурные решения теперь не должен подвергать экспертизе никто. Но это неправда.  

С другой стороны, в ЦГЭ заняли выжидательную позицию, надеясь, что ситуация разрешится сама собой («Обломову и хотелось бы, чтоб было чисто, да он бы желал, чтоб это сделалось как-нибудь так, незаметно, само собой…»), без их инициативы. Потому что сказать вслух, что они не желают выполнять свои новые обязанности, внезапно свалившиеся на них, как кирпич на голову, они не хотят.

Пока же, как мне сообщили, в ЦГЭ за эти месяцы, прошедшие с выхода предписания прокуратуры, не принесли ни одного проекта, не утвержденного главным архитектором. Т.е. идиотов у нас нет, все понимают, что открытие прокуратуры – это юридический казус, забавное обстоятельство, которое скоро разъяснится, игра слов, не более того, а порядок-то должен быть.

Но очевидно, что правительство СПб должно было уже пару месяцев назад создать такой уполномоченный орган в соответствии со ст. 14 закона СПб «О градостроительной деятельности в СПб», чтобы он имел возможность заниматься наряду со всем прочим контролем и утверждением архитектурных решений и заодно выполнением функций охраны культурного наследия.  Должно было – но не пошевелилось.

Будет ли это ЦГЭ или нечто иное, будет ли главный архитектор сидеть в ЦГЭ или в КГА (здание, кстати, одно, только подъезды разные), а ему будут носить на утверждение проекты, будет ли он называться главным архитектором Петербурга или еще как-то, войдут ли части КГА и КГИОП в структуры экспертизы в качестве отделов, – это все не важно.

Главное, что по существующим нормативным актам анализировать и утверждать архитектурные решения кто-то должен. И именно правительство СПб обязано продумать и создать конфигурацию из различных комитетов и Госстройнадзора. Или оставить особым нормативным актом старую систему прохождения архитектурно-проектной документации.  Обязано – но пока не сделало.

Официально

Вице-губернатором Петербурга Романом Филимоновым было рассмотрено и удовлетворено представление прокуратуры города, рассматривавшей деятельность первого заместителя председателя Комитета по градостроительству и архитектуре, главного архитектора Санкт-Петербурга Юрия Митюрева.

Как сообщает пресс-служба прокуратуры, согласно должностному регламенту от 15 сентября 2009 года, главным архитектором Петербурга осуществляется рассмотрение и согласование архитектурно-планировочных и объемно-пространственных решений застройки.

За 1-е полугодие 2010 года главным архитектором согласовано 422 архитектурно-планировочных и объемно-пространственных решений застройки с различным функциональным назначением, отказано в согласовании 47 решений. «Однако в силу части 12 статьи 48 Градостроительного кодекса РФ, архитектурные, конструктивные и объемно планировочные решения включаются в состав проектной документации объектов капитального строительства. Как следует из части 1 статьи  49 Кодекса, проектная документация объектов капитального строительства и результаты инженерных изысканий, выполняемых для подготовки такой проектной документации, подлежат государственной экспертизе. Согласно части 16 статьи 48 Кодекса не допускается требовать согласование проектной документации, заключение на проектную документацию, не предусмотренные настоящим Кодексом», – разъясняет прокуратура.

Учитывая отсутствие в действующем законодательстве требования о согласовании проектной документации с органами градостроительства и архитектуры, действия главного архитектора Санкт-Петербурга закону не соответствуют.

По данным Online812, юристы Смольного ищут способ вернуть полномочия главному архитектору, но никто не знает, сколько времени на это потребуется.                       

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ, фото karpovka.net











Lentainform