16+

Как я разговаривал с Дарьей из «Стокманна»

06/12/2010

Как я разговаривал с Дарьей из «Стокманна»

Идея осмотреть изнутри остекленные мансарды в комплексе зданий торгового центра «Стокманн» (Невский пр., 114 – 116, ул. Восстания, 1) не оставляла меня с самого момента открытия, поэтому, выждав некоторое время, я предпринял попытку связаться с главным инженером здания.


                На сайте универмага я обнаружил два телефона – 313-60-00 и 313-93-13. Забегая вперед, скажу, что оба оказались абсолютно бессмысленными, но поначалу я этого не знал.

Позвонив по первому, я познакомился с Дарьей из отдела обслуживания покупателей. Я объяснил, что хочу осмотреть остекленные «голубятни» над крышами каменных зданий – домов 114 и 116 по Невскому пр. и дома 1 по ул. Восстания. Хочу осмотреть и узнать, каково функциональное назначение этих помещений, которые по вине архитектора Юрия Земцова изуродовали Невский пр., как все это выглядит изнути, чего ради все это построили. 

Дарья взяла мой номер телефона и обещала узнать, с кем можно связаться. Быстро перезвонила. Оказалось, что в этих «голубятнях» находятся или будут находиться некие «технические помещения» и столовая для персонала, но что охрана меня туда не пустит, поэтому надо для осмотра сделать письменный запрос. Никаких номеров телефонов Дарья не дала, сообщив, что по инструкции я ни с кем из сотрудников «Стокманна» не смогу поговорить без письменного запроса. Всем сотрудникам с кем-либо говорить строжайше запрещено.

После этого содержательного разговора я позвонил по второму телефону. Оказалось, что это некий «Невский центр», который находится все по тому же адресу. Я так понял, что НЦ имеет больше отношения к самому зданию, нежели к торговле в нем, поэтому обрадовался. Но зря. Я опять объяснил, что интересуюсь внутренним архитектурным решением «голубятен» и их функцией, но мне опять предложили послать письменный запрос.

Я его тут же отправил, но попутно спросил у телефонной барышни, есть ли в здании главный инженер, и попросил его номер телефона. Есть главный инженер, ответила барышня, но нам запрещено давать номера телефонов. Почему? – спросил я, но ответа не последовало. Я продолжал настаивать, тогда барышня сказала, что у нее и нет номеров телефонов руководства. Какой же смысл был запрещать вам сообщать номера телефонов, если у вас их нет? – спросил я. Раз запретили, значит, какие-то номера у вас все же есть – настаивал я. Должен же быть если не телефон руководства, то телефон приемной руководителя… Тут барышня испугалась и уже не знала, что говорить. Просто повторяла, что у нее ничего нет и что она не имеет права сообщать телефоны высшего руководства. Было ясно, что: а) она врет, б) ей нужно выпить стакан воды.

Тогда я снова позвонил Дарье. И тоже с пристрастием начал выяснять номер телефона главного инженера. Поскольку никаких инструкций на этот счет Дарья не имела, она опять взяла тайм-аут и опять пошла выяснять. Перезвонила и сообщила: по нормам безопасности проход в остекленные мансарды над домами 114 и 116 закрыт, а номера телефонов кого-либо давать нельзя.

Я не унимался и пытался все же выведать, почему начальство так боится беседовать с журналистом и показать остекленные мансарды изнутри. И тогда Дарья говорит: «Мы же не хотим вашей смерти!» Значит, там так опасно? А сколько человек уже умерло, посетив мансарды?

Но ни на один из этих вопросов я ответа не получил. Дарья замерла, поняв, что проговорилась.

Впрочем, и так понятно, что если руководство торгового центра секретит свои номера телефонов и скрывает от журналистов главного инженера, значит, есть что скрывать. Например, какие-то недоделки, а то и уже рухнувшие перекрытия или потолки.
Ясно и то, что ради каких-то «технических помещений» и столовки для персонала не имело смысла городить эти жуткие мансарды. Но теперь все это является тайной, сохранять которую надо изо всех сил ради престижа.                    

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform