16+

«Почему в Египте акулы кусают туристов, а в Австралии нет»

07/12/2010

ИВАН ЖИДКОВ

Почти каждый день начинается с одной и той же новости: акула, нападавшая на людей в водах курорте Шарм-эль-Шейх, поймана! Во всяком случае, египетское министерство охраны окружающей среды изо всех сил старается в это верить. Остается только узнать, пишут ли выловленные чудовища чистосердечные признания в том, что в течение нескольких дней покусали массу людей, которые из них выбивает серьезная арабская контрразведка…


       Произошедшее в Египте ни что иное, как повод задуматься о вечном. Причем, не накачавшись, как следует, в олинклюзивном баре денатуратного виски, а вот так, по трезвяку. Пусть даже пляжи снова откроют, а нападения акул по какому-то совпадению прекратятся на долгие годы. Самое жуткое, что здесь даже при всем желании не найдешь следа международного заговора. Природа разнервничалась. Как и весной, когда воздух над Европой отравил исландский курилка Эйяфьятлайокудль. Но мы верим предупреждениям природы меньше, чем биржевым котировкам, и лезем в воду даже тогда, когда постояльцу соседнего отеля только что ампутировали конечности…

У акулы – нет проблем. Ей не нужны деньги, слава, власть. Зато есть проблема в нашей любви к Красному морю и чудесам, которые оно скрывает. Откройте яркую книжку в шармовском дьютике – «Богатства Красного моря». 100 страниц фотографий пестрых рыбок, морских звезд и прочего гламура. На 101-й, чтобы было, чем детей пугать, зубастая акулья рожа. Поспрашивайте знакомых, почитайте интернет – отели, где «нет моря» в Египте стоят значительно дешевле, чем те, где есть кораллы и понтоны, с которых попадаешь сразу на 30-метровую глубину, не пользуются популярностью, даже если там кормят обильнее и опахалом обмахивают.

Я признаюсь честно: ту самую 30-метровую глубину, скатов, ядовитых рыб и пропасть воды под собой я видал в гробу и белых тапках. А потому в прошлом году выбрал отель «без моря». То есть, был согласен купаться, как престарелая курортница, в огороженном буйками пространстве, равное четырем-пяти стандартным ванным комнатам, махать рукой далекому рифу, огораживающего отмель от открытого моря, с берега и желать удачи всем тем, кто готов с утра до вечера плавать в ластах и маске по темно-синей полосе вдали.

Но потом мы с женой решили прогуляться до рифа пешком. По теплой водичке. Сначала пошел лес водорослей, где от нас упорхнули две змейки. Потом пришлось выбирать дорогу между кораллов, которая становилась все более узкой и колючей по мере приближения к рифу. Когда же мы уперлись в коралловую гряду и оставалось двигаться только на четвереньках, было принято «волевое» решение поворачивать назад. Только вот незадача – после разворота на 180 градусов солнце стало отражаться от поверхности воды и разглядеть фарватер на глубине в метр стало абсолютно невозможно. Чтобы различить путь к далекому берегу приходилось совать голову в воду и в маске изучать окрестности. Скорость передвижения, разумеется, черепашья. 

Но самое неприятное, что одно из заныриваний выявило… трех змей, закопавшихся в песок прямо на пути следования. И уползать они не собирались. Упрашивать не хотелось. В результате мы повернули назад в поисках другой полоски чистого песка между острыми кораллами.
Назад мы все-таки добрались, но каждый взгляд сквозь маску на дно знакомил с новыми обитателями подводного мира. Вот жена сообщает мне, что я топаю по каким-то грибам. Не подосиновикам и подберезовикам, а каким-то субстанциям ядовитого цвета. Тут и там в песке зияют черные дыры, которые явно кто-то выкопал. Со всех сторон – черные клумбы морских ежей. Как ставить ногу, проходя рядом, только догадываешься – колючки длинные, истинная их высота под водой не ясна. А еще от страха начинает казаться, что у ежей в середине черноты есть маленькие беленькие глазки…

Кругом – красота, море, заходящее солнце, белоснежный отель на берегу. А сердце прыгает так, как будто ты – сапер, неожиданно осознавший, что после вечеринки пошел домой по недоразобранному минному полю… В общем, никогда не ходил столь решительной походкой, чем когда мы добрались до берега и устремились со слезами умиления к ближайшему бару.

Понятно, что для умудренных опытом ныряльщиков, пловцов, снорклингистов все это – сказки для бабья. Но я тогда знал и знаю сейчас, что на глубину в Египте меня не затащит никто и ничто. Хотя бы потому, что еще с детства помню, что в Красном море водятся акулы. А на людей, которые поутру таскают из ресторанов сосиски, потом распихивают их по плавкам и летят с понтона в воду кормить рыб, смотрю, наверное, так же, как акула смотрит на них из своей глубины.

Может, кто не знает, что такое понтон. Это, как правило, платформа, собранная из пластиковых тумб, с которой во многих египетских отелях вы только и можете попасть в море. На понтонах вас никому и в голову не приходит охранять, потому что известно же взрослым людям, что акул – не бывает! И на спасательных вышках если и сидит кто-то ответственный за вашу жизнь, то настроенный исключительно на то, чтобы вытащить из воды уплававшегося до посинения бедолагу, чью ногу свело судорогой. Следить за мрачными продолговатыми тенями, приближающимися к купающимся (а если быть точным, плавающим и заныривающим) здесь не принято, а если спросите – засмеют. Да и, если объективно, следить трудно. Там, где глубина сразу десяток метров, вода темная, не различишь ничего, если вы только не параноик (я, например – да).

Несколько иной подход к «культуре» акул в Австралии, где нам довелось побывать в прошлом январе. Новые сиднейские друзья немало рассказали об этих «меньших братьях», недвусмысленно дав понять, что акулы – неотъемлемая часть их жизни, как у нас выходящие на дорогу лоси или бродячие собаки в какой-нибудь Сосновке. С ними можно научиться сосуществовать рядом без страха за свое здоровье, если только, конечно, хотеть этому учиться. Ведь большинство австралийцев, как мы установили, люди безбашенные, и нередко ставят спорт выше здравого смысла. Люди прыгают с крутых скал в таких местах, где вам не придет в голову не только купаться, но и покончить жизнь самоубийством. При этом еще и плавают с собаками…

А вот наша знакомая Джоанна сама не купается в море, предпочитает естественные бассейны с соленой водой, куда захлестывают волны. Еще считает безопасным ныряние с аквалангом – дескать, акулу раздражают плещущиеся на поверхности «рыбьи» движения, а на себе подобные фигуры под водой она не обращает внимание. Тем не менее, возникает вопрос: зачитали ли уже это правило египетским акулам?

Если все же хотите купаться на австралийском пляже, то извольте изображать массовку на ограниченном двумя красно-желтыми флагами отрезке в 30-40 метров. За пределами зоны безопасности никто запрещать плавать не станет, но и за ответственности за вас не несут. Находясь между флажками будьте готовы по первому свистку вылететь из воды – спасателей на вышке как минимум двое, ищут они как раз те самые тени, а еще для верности над пляжем летает шумный вертолет или маленький самолет. В Египте этого нет, и вряд ли будет. Потому что там предпочитают ловить акул.

Ни с флажками, ни без, нельзя купаться на рассвете и на закате. В этот период у акул так называемый feeding time – время кормежки. Задумывались ли об этом в Шарме?

Мать Джоанны – Терри – рассказала и о своей знакомой, которую акула не съела, и даже не поднадкусывала, но… грубо переехала! Женщина плавала всего в десяти метрах от берега, как вдруг в нее врезалось что-то со скоростью товарного поезда, отчего она полностью подлетела в воздух, несмотря на то, что находилась полностью в воде! Очнувшись от шока, дама выбралась на берег и только там обнаружила, что кожа по всему телу разодрана, словно ее обработали наждачкой. Эта акула просто пронеслась мимо, женщине повезло…

Если вас напугали, есть способ и отомстить акуле. Вопреки расхожему мнению, ее мясо не считается деликатесом (рестораны типа высокой кухни сколько угодно могут морочить голову новым русским) и оно часто идет в ход для фиш-энд-чипс. Его также могут продать под определенным кодовым словом в супермаркете, придумав несуществующий вид рыбы. Потому что если будешь продавать акулу, придется взвинтить цену – ведь это так гламурненько!

Судя по всему, туристическому Египту придется жить по новым правилам. Туда можно ездить и радоваться «мелочам», которых мы лишены беспросветными зимними месяцами: солнцу, воздуху, красками неба, выжженного камня и моря. Можно, безусловно, продолжать фотографировать акул, кормить мурен и, откушав в баре спиртного, чувствовать себя морским котиком. Но тогда есть опасение, что нападение акулы перестанет быть страховым случаем…      











Lentainform