16+

Почему хоккейным комментатором быть труднее, чем футбольным

08/12/2010

Почему хоккейным комментатором быть труднее, чем футбольным

При всей популярности «Зенита», хоккей у нас по телевизору показывают чаще. Просто у СКА более напряженный график – по три матча в неделю. И все их транслирует канал «100ТВ», а комментирует - Андрей Шестаков, который в спортивную журналистику пришел в 44 года и занимается ею без отрыва от основной работы – работы в ресторанном оркестре.


                    – Насколько критичным вам позволено быть по отношению к команде, и к ее спонсору  «Газпрому»?
– Ни СКА, ни «Газпром» не финансируют трансляции хоккейных матчей, канал все оплачивает из своих средств. Так что я могу вести репортаж без оглядки на клуб и его хозяев.

- Случалось, чтобы хоккеисты обижаются на вас за комментарии по ходу репортажа?
– Насколько я знаю, никто не обижался. Возможно потому, что я придерживаюсь схемы, принятой в НХЛ – там комментатор находится в штате клуба, и, естественно, из его уст только позитив в отношении своей команды. И я считаю, что это правильно. Я знаю, что репортаж идет на Петербург, и мне хочется поддерживать свою команду, хотя желание покритиковать, бывает, появляется.

- Значит, вы тоже болельщик СКА?
– Я этого и не скрываю, хотя Геннадий Орлов меня за это и критикует, мол, почему ты болеешь за СКА. Ставят мне это в вину и потому, что трансляции идут теперь по интернету и следить за ними можно по всему миру. Может быть, как журналист, я и не прав, пытался брать себя в руки, но как только начинался матч, все возвращалось. Я, кстати, одно время работал на канале ТВЦ приглашенным комментатором, там действительно куда легче было – приезжаешь в Москву, там играют «Динамо» и «Ак Барс», мне абсолютно все равно, кто там выиграет, и был абсолютно беспристрастен. Когда СКА на льду, ничего не могу поделать с собой. Болею за эту команду с детства.

- Хоккей настолько давнее увлечение?
– Мало того что я сам играл за «Красную зарю», так еще читал все газеты, все справочники, всю художественную литературу, которая выходила тогда про хоккей. Мне все это так запало в голову, что я и сейчас готов на спор назвать состав любой сборной СССР, начиная с 1960-х годов, по номерам и с датой рождения каждого хоккеиста. Ну и естественно, старался не пропускать ни одного матча СКА.

- То, что сами в хоккей играли, помогает в комментаторской деятельности?
– Безусловно, хоть и играл на любительском уровне. И до сих пор играю, за ветеранские команды. Футбольным комментаторам работать проще, потому что каждый мужчина хотя бы раз в жизни да играл в футбол. А чтобы разбираться в хоккее, надо как минимум уметь кататься на коньках.

– Вы как-то так ревностно про футбол…

– Очень ревностно, и не скрываю этого. Прежде всего потому, что давно хочу открыть хоккейную программу, но все время и все средства на любых телеканалах идут в первую очередь на футбол. Уже несколько лет бьюсь головой об стену, и никакого толка, хотя у меня были удачные программы «Дополнительное время» на «Сотке» и  «Хоккейный Петербург» на 7ТВ

- Вы вообще как на телевидение попали?
– В 1999 году на 5-м канале организовали курсы спортивных комментаторов под руководством  Геннадия Орлова и Эрнеста Серебренникова. Курсы были платные, недешевые, помню, в долги залезть пришлось. Учителя наши сразу предупредили, что никакой гарантии трудоустройства они не дают. Мол, мы вам все расскажем, покажем, а дальше сами, как у вас получится. В группе было 10 человек, я один остался, кто попал на телевидение. В Петербурге как раз чемпионат мира 2000 года начинался, официально моя должность называлась редактор, фактически был мальчиком на побегушках, бумажки за Орловым носил. Но не переживал по этому поводу, потому что знал, что Евгений Майоров, известный в прошлом хоккеист, а затем комментатор, тоже года два этим на телевидении занимался, прежде чем к микрофону сел. А потом счастливый случай – Кирилл Набутов как раз открывал свою программу на РТР и вдруг увидел меня на Чапыгина. Удивился, потому что знал меня как музыканта…

- То есть?
– Я сам музыкант по профессии, играю на бас-гитаре в ресторане «Пауланер» в гостинице «Пулковская».

– В обыкновенный ресторанном оркестре?

– Именно.

– И до сих пор?

– Да, задействован пять дней в неделю, сложности возникают, когда идет пересечение с хоккеем – имею кучу неприятностей, подыскиваю себе замену на время.

- Что ж не бросить теперь этот оркестр, когда вы стали состоявшимся комментатором?
– А жить на что? На телевидении я очень мало получаю. Это так, просто страсть моя. Которая стала возможна благодаря, повторюсь, Набутову. . Считаю его своим учителем. Если курсы комментаторов у Орлова были для меня начальной школой, то «Адамово яблоко», куда меня, начинающего журналиста, взял Набутов, – это университет.  Столько я там знаний получил…

- Эталон спортивного репортажа – это тоже Набутов?
– Я все-таки хоккей предпочитаю, поэтому назову в первую очередь Евгения Майорова.

- А как же Озеров, он был в зените славы, когда вы увлеклись хоккеем…
– Он мне никогда не нравился. Озеров эмоционально комментировал, это здорово у него получалось, но в хоккее профессионально никогда не разбирался. В отличие от тенниса и футбола. Вот Майоров другое дело – и в хоккее спец, и грамотный человек, мыслил нестандартно.

– Накануне футбольного сезона канал «100ТВ» провел что-то вроде кастинга, и весь год матчи «Зенита» комментировали Кирилл Набутов и бывший тренер «Зенита» Алексей Стрепетов. А в вашем эфире собеседники  почему-то все время меняются…

– Первое время мы вели репортажи вместе с Артемом Татариновым, редактором спортивной редакции «Сотки», но затем он по каким-то причинам отказался, и я остался один. Тогда и вспомнил про ветеранов. Во-первых, в паре с настоящим профессионалом  и репортаж будет более профессиональным. Плюс ко всему еще и болельщики не будут забывать наших ветеранов, многие ушли с годами в тень и, естественно, сильно это переживают.

- Они идут вам на встречу с готовностью?
– Им нравится комментировать, мне практически никто не отказывает.

- Выбираете тех, у кого язык получше подвешен?
– Мне любой человек интересен, хотя прикидываю, конечно, чтобы человек был говорящий. Бывает ошибаюсь, неудачи были, но фамилий называть не буду. Прикидываю, вот рассказчик замечательный и байки травит здорово, а человек вдруг перед микрофоном замыкается, односложно отвечает. Волнение, наверное, сказывается. Выбирая собеседника, учитываю еще один момент – чтобы он был как-то связан с командой, против которой играет СКА, знал что-то изнутри о сопернике.

- Сами не напрашиваются к вам в эфир?
– Бывает и такое. Некоторые стеснялись поначалу, а в прошлом году, уже ближе к концу сезона, стали сами звонить, напоминать о себе, или при встрече интересоваться: «Когда меня пригласишь?»

- У кого бывших игроков СКА лучше других получается в эфире?
– У Кирилла Коренькова и Александра Юдина. Это оценка зрителей. Но я с ними здесь соглашусь.

- Когда в СКА главного тренера Айвана Занатту наконец сняли, вы так это прокомментировали: мол, необходимо было что-то делать – не аппендицит, а перитонит грозил. Но назначение Сикоры – это разве спасение. Может, звездной команде требуется и наставник с именем?
– Думаю, это была абсолютно правильная мера со стороны руководства. Человек заслужил возглавить команду и уже показал результат. К тому же чешская тренерская школа высоко ценится в мире. И у нас в России кто добился из иностранцев успеха? Чех Владимир Вуйтек, выигравший чемпионат страны, причем два раза подряд. Да и Сикора  признавался лучшим тренером у себя в Чехии. Сейчас еще оттуда к нему помощник приехал.

- Не слишком ли много в СКА человек на тренерской скамейке и возле нее. Невольно на память приходит чемпионат мира по футболу 1986 года, когда нашей сборной руководили три таких аса, как Бесков, Лобановский и Ахалкаци, а ничего не выиграли в итоге.
– У них там не было ясности, кто за что отвечает, а тут четко расписаны полномочия каждого. Так что не переживайте.

– Вы как давний поклонник питерского хоккея должны переживать по поводу того, что с уходом Максима Соколова в  СКА остался один местный воспитанник.

– Кроме Максима Сушинского, действительно в команде нет больше петербуржцев. Но ничего страшного, я успокаиваю себя тем, что в 1994 году «Нью-Йорк Рейнджерс» выиграл Кубок Стэнли спустя 40 с лишним лет, имея в составе только одного хоккеиста родом из Нью-Йорка.

- Думаете, та же судьба ждет в этом году СКА?
– Посмотрим, но хотелось бы…                                 

Сергей ЛОПАТЕНОК





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform