16+

Петербургский блогер обсудил проблемы демографии с чиновниками и бизнесменами

08/12/2010

Петербургский блогер обсудил проблемы демографии с чиновниками и бизнесменами

Был вчера (по приглашению Тины Канделаки) на круглом столе Общественной Палаты. Говорили про грядущую демографическую яму. Кто не в курсе, в 2010-м году в институты поступало полтора миллиона абитуриентов. А через несколько лет их уже будет всего лишь 700 тысяч. Спасибо демографической яме, эху Великой Отечественной Войны.


                      Собравшиеся ректора и бизнесмены обсуждали, что же с этой ямой делать.

Часть участников круглого стола выражалась в том ключе, что институтов много, но уменьшать их количество ни в коем случае нельзя, чтобы не превратиться в страну третьего мира. Представители крупного бизнеса рассказывали, как они бескорыстно подкармливают студентов стипендиями, не получая ничего взамен.

Другие солидные люди вдохновенно живописали, каким может и должно быть образование. Например, Давид Ян, основатель вполне годной компании ABBYY, сообщил, что в его институте живые профессора привлекали студентов к реальной работе на реальных приборах. А проректор МИФИ поведал о настоящих чудесах. Если я правильно понял Валентина Никитаева, студенты в его институте прямо во время обучения руководят реальными исследованиями.

Всё это время я сидел и чуствовал себя жителем смертельно больного Советского Союза, году так в 1985-м. Когда все уже понимают, что старая система не работает. Но по инерции продолжают двигаться в том же направлении. Характерный штрих: про желания и планы самих студентов кроме Тины не говорил никто. Говорили только про ВУЗ’ы, которым не хочется закрываться, и про бизнес, которому требуется постоянный приток новых винтиков в свои механизмы.

Процитирую по памяти очень убедительный рассказ Тины Канделаки.

После школы Тина поступила в институт на журналиста и сразу же устроилась работать на реальное телевидение. Начала делать реальные программы, вести передачи. Институт она посещала, соответственно, раз в месяц или реже.

Прошла пара лет. Тина уже матёрый обитатель телецентра. В один прекрасный день она с коллегами сидит в операторской, между делом развлекается выводом на экран разных приветов от звонящих в студию. И тут… заходит в полном составе её группа: студенты, с которыми она вместе учится.

Студенты с любопытством вертят головами вокруг, они на телецентре в первый раз. Преподаватель, который и сам является скорее теоретиком, чем практиком, объясняет студентам, что тут вообще происходит и зачем нужен тот или иной пульт…

Представили картину? Я вот представил себе очень живо. Встреча двух миров: живого мира реальных дел и мёртвого мира насиживания ягодичных мозолей на лекциях…

В общем, уважаемые выступающие говорили совершенно верно: высшее образование работает только тогда, когда преподают практики, которые занимаются реальными делами и которые привлекают к реальным делам своих студентов. Вот только выступающие не сумели сделать из этого факта очевидный вывод.

А именно: все успехи нашей системы образования — это успехи студентов, которые находятся вне этой системы. Например, студентов, которые работают в процессе обучения на настоящих предприятиях. Или ведут исследования в реальных лабораториях. То есть, вся наша система образования, де факто, уже неизлечимо больна.

В принципе, она была больна и раньше. Но школьники и студенты больше не варятся, как тридцать лет назад, в лицемерном мирке учебных заведений. Спасибо Интернету, перед любым школьником, у которого есть желание учиться, открыт весь мир. Если Тина прозрела на третьем курсе института, современный школьник прозревает уже в третьем классе. И понимает, что никакой пользы, кроме сколиоза и гастрита, школа ему не принесёт.

Более того. Плотно живущий в Интернете школьник привыкает общаться со взрослыми людьми, привыкает самостоятельно искать информацию, привыкает самостоятельно решать, чем ему заняться. То есть, живёт, в общем, достаточно взрослой жизнью. И возвращение в школьный класс, в котором он вынужден тупо слушать пересказ учебника, отсиживая предусмотренное программой количество часов — совершенно невыносимо.

Ну, представьте. Фриц Морген делает пост об истории. Например, рассказывает про Гитлера и про расстрелянных безбилетников.

Читатель может:

1. Прочесть пост с той скоростью, с какой захочет, или вовсе не читать его.
2. Сразу же посмотреть в Интернете, кто такой Гитлер, где проходили в те времена оккупированные территории и сколько стоил трамвайный билет.
3. Изучить комментарии, в которых сведущие люди будут спорить или соглашаться с версией Фрица.
4. Задать вопрос Фрицу.
5. Задать вопрос одному из комментаторов.

Элементарные ведь вещи, верно? Однако какая из этих опций доступна скучающему школьнику, исходящему зевками на уроке?

У школьника нет вариантов: только сидеть и слушать! Он вынужден, как солдат или заключенный, терпеливо отсиживать ненужные и неинтересные ему занятия пять дней в неделю, по несколько часов в день…

Я не верю, что нормальный 16-летний подросток сохранит желание обучаться после 11 лет лицемерного и бессмысленного цирка. Это значит, что из 700 тысяч абитуриентов, которые ожидаются через несколько лет, в российские институты пойдут только те, кому нужна корочка, отмазка от армии или ценные связи среди однокурсников. За знаниями в наши институты не пойдёт никто.

Теперь важный вопрос. Почему мне ситуация очевидна, а другим участникам круглого стола — включая бизнесменов — нет? Потому что они из другого поколения. Из поколения книг и телевизора. Для них сидеть и пассивно слушать — это нормально. Современный же ребёнок уже привык всегда действовать. Даже когда он играет в компьютерную игру, он всё равно управляет своим героем, а не смотрит, сложив лапки на коленях, куда режиссёр фильма этого героя направляет.

Подведу итог.

Вся современная система образования плотно завязана на классно-урочной системе обучения. Которая, в свою очередь, абсолютно несовместима с современными детьми. При этом я ни разу не верю, что чиновники из Минобразования пойдут на демонтаж классно-урочной системы образования: это означало бы их карьерное самоубийство.

Поэтому, думаю, пока у власти будет «поколение книг и телевизора», школа и институты продолжат ещё как-то влачить своё жалкое существование. Однако рано или поздно подрастёт «поколение компьютера». И тогда начнётся реальная реформа.

Однако до этого момента осталось, думаю, не меньше 10-20 лет. Поэтому было бы очень здорово, если бы чиновники хотя бы немного ослабили свою хватку на детском горле, и легализовали настоящие частные детские школы. В которых директора смогут учить детей по современным методикам, не обращая внимания на созданную чиновниками для отмывания педагогических «часов» программу.

Что же касается демографической ямы — она, конечно, вполне могла бы стать демографической могилой для значительной части ВУЗ’ов. Но только в том случае, если бы эти ВУЗ’ы были ещё живыми…                           

fritzmorgen.livejournal.com











Lentainform