16+

Шесть версий отказа от строительства небоскреба на Охте

13/12/2010

Шесть версий отказа от строительства небоскреба на Охте

Официально озвученное Валентиной Матвиенко решение не строить башню «Охта-центра» у моста Петра Великого, конечно, вызвало у ревнителей старого Петербурга радость – но не такую, как могло бы. Потому что никто до конца не понимает причины этого шага.


                    Губернатор в четверг сообщила: «Сегодня мною подписано решение об отмене постановления, которое позволяло превышать высотный регламент в районе «Охта-центра»». Вообще говоря, постановление правительство может быть отменено только другим постановлением правительства. На последнем его заседании (оно состоялось во вторник) такой вопрос, судя по отчету на сайте Смольного, не рассматривался. Однако в правдивости слов губернатора никто не сомневается, тем более что постановление об отмене строительства «Охта-центра» уже опубликовано официально (на нем стоит дата подписания – 8 декабря). Таким образом, вероятнее всего, упраздняли небоскреб на так называемом «заочном» заседании. Прежде такие заседания проводились для утверждения не самых популярных решений вроде отмены высотного регламента. А теперь точно также закончили с «Охта-центром».

Существует несколько версий, почему власти решили покончить с небоскребом на Охте.

Официальная

В официальную версию – о том, что от башни отказались после совещаний с «социологами, архитектурной общественностью, деятелями культуры», так как «не хотелось, чтобы вокруг этого проекта в обществе не было согласия», – мало кто верит. Хотя бы потому, что прежде именно ссылками на социологов начинались рассуждения о росте поддержки «Охта-центра» со стороны горожан.

Такое маловерие, однако, не очень справедливо. Вполне возможно, что решение отменить строительство башни, как и диалог Смольного с градозащитниками, – попытка улучшить имидж городских властей в глазах горожан перед выборами в ЗакС и Думу, которые пройдут через год. Поскольку отношение к власти будет прямо проецироваться на отношение к партии власти. Одновременно (что, возможно, еще более важно) Смольный выбивает главное идеологическое оружие из рук «Справедливой России», которая намеревается идти на выборы под лозунгом защиты старого Петербурга и запрета «Охта-центра».

У этой красивой версии есть, впрочем, один минус: по всеобщему мнению, вопрос судьбы газпромовского небоскреба находится вне компетенции Валентины Матвиенко.

Президентская

Другая версия сводится к тому, что Валентина Матвиенко исполнила волю Дмитрия Медведева. Который уже несколько раз довольно прозрачно намекал, что для башни лучше поискать другое место. Последний раз он говорил об этом в начале октября, на встрече с рок-музыкантами. Однако буквально через неделю Валентина Матвиенко на пресс-конференции ответила президенту. Дмитрий Анатольевич, безусловно, прав, проект башни нужно обсуждать, отметила губернатор. Таковое обсуждение, по ее словам, идет полным ходом и «по оценкам социологов, поддержка этого проекта среди петербуржцев растет». Иными словами, дала понять, что высказывания президента никак на судьбу небоскреба не влияют. Поэтому немного странно, если спустя полтора месяца она вдруг решила принять слова Дмитрия Медведева как руководство к действию.

Сторонники этой версии, впрочем, обращают внимание на поездку губернатора в Кремль 29 ноября, где она выступала на заседании очередной Комиссии по модернизации под председательством главы государства. Вполне возможно, считают они, что Дмитрий Медведев нашел момент спросить у Валентины Матвиенко, как обстоят дела с башней. По крайней мере, вернувшись из Москвы, губернатор через 2 дня объявила в «Диалоге с городом» о своем решении пересмотреть место для небоскреба.

Судебная

Еще одна версия сводится к тому, что противники небоскреба в Москве, не имея возможности прямо инициировать его отмену, нашли способ загубить башню через суд. В частности, сейчас оспаривается максимально допустимая для территории «Охта-центра» высота, установленная в ПЗЗ, поскольку она, вопреки требованию федерального закона «Об объектах культурного наследия», не была согласована с Росохранкультурой. Перспективы у этого дела, по мнению градозащитников, неплохие, поскольку на похожих основаниях им удалось добиться отмены строительства высотки на месте кинотеатра «Зенит» у Чесменской церкви.

Однако, как утверждают специалисты, победа в этом суде не означала бы автоматической отмены небоскреба, потому что его высота установлена не ПЗЗ, а отмененным нынче постановлением правительства. Но, в любом случае, могла бы стать первым шагом, за которым последует второй. Согласно этой версии, получив информацию о перспективе судебного поражения, Смольный решил сделать красивый ход и отменить небоскреб самостоятельно.

Финансовая

Есть ряд экзотических версий. Например, что по результатам всех изысканий выяснилась невозможность строительства на этом месте. Но специалисты утверждают: теоретически можно построить что угодно где угодно – вопрос лишь в цене. Или что  «Газпром» посчитал, что денег на башню не хватит, поскольку теперь надо строить стадиону для чемпионата мира по футболу-2018. Впрочем, ряд аналитиков уверяет, что 2 млрд долларов на небоскреб – не критичные деньги для газового монополиста. Тем более что крупные средства уже вложены.

Футбольная

По этой версии, отказ от строительства небоскреба стал расплатой за право России провести в 2018 году чемпионат мира по футболу. Якобы одной из претензий к России со стороны международных чиновников было нерачительное отношение к историческим памятникам, которое известно в мире исключительно благодаря «Охта-центру». И Путин обещал своим иностранным партнерам в качестве доказательства своей благонадежности остановить стройку.

Суммарная

Но, вероятнее всего, правы, как обычно, все. Башню хотел запретить Дмитрий Медведев. Валентина Матвиенко тоже наверняка была уже не рада, что вписалась в эту историю. Но у небоскреба существовал некий мощный лоббист – вероятнее всего, Владимир Путин, который хотя и никогда не выступал прямо в поддержку строительства, ни разу, в отличие от Дмитрия Медведева, не сомневался в его необходимости. В какой-то момент одновременное давление со всех сторон должно было достичь критической массы. И вот этот момент наступил.

По некоторым данным решение, об окончании стройки было принято во время встречи  Путина и Матвиенко 24 ноября. Но довели это решение не до всех. И не сразу.

Места искать надо?

В ответ на предложение губернатора к общественности обсудить новые места для строительства небоскреба, градозащитники, участвующие в переговорах, назвали несколько вариантов. В том числе, как говорят, мыс Кривое Колено в районе Металлостроя. Сами активисты, впрочем, заявляют, что акцентироваться на этих вариантах не стоит – они проходные, – а надо думать о критериях выбора нового места.

«Сначала мы должны понять, что это будет – здание-монумент или новый сити, – рассказал «Городу» директор центра «ЭКОМ» Александр Карпов, – если мы говорим о сити, то нам нужно определить его предполагаемую площадь, возможность создания транспортного узла, с хорошей доступностью Пулкова (в том числе возможностью строительства железнодорожной ветки), КАДа и центра. Причем последнее не означает, что Сити должен находиться в самом центре. С точки зрения высотности – небоскребы могут стоять не ближе 9 км от центра. По оценкам специалистов, это расстояние, на котором здания, даже если они вторгаются в панораму, воспринимаются как дома другого города. И понятно, что для сити должно быть выбрано знаковое место – его нельзя засунуть просто куда-нибудь подальше».

Как заявил Online812 Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа: «Мне представляется, что необходимо развивать Охту, но дальше от исторического центра, строить новый мост через Неву выше моста Александра Невского. «Охта-центр» будет уместен в районе Ладожского вокзала».

Что будет с археологическими находками?

Одним из вопросов, оставшихся без ответа после объявления о том, что небоскреб на Охтинском мысу строить не будут, стал такой: что теперь делать с найденными там археологическими объектами? До этого археологические раскопки финансировал «Газпром». Археологи обнаружили останки крепостей Ландскрона и Ниеншанц, а также неолитические стоянки. Что с ними будет теперь?

Олег ИОАННИСЯН, заведующей сектором архитектурной археологии Эрмитажа:

– Сначала нужно определить статус археологических находок на Охте и границы археологического объекта, последние являются сейчас предметом судебного разбирательства. На сегодняшний день эти находки являются выявленными объектами культурного наследия.

Если они станут памятниками, то никакое строительство там невозможно, и тогда необходимо решать следующую проблему: как поступить с археологическими объектами. Или создавать археологический парк с возможной последующей музеефикацией, или законсервировать и засыпать объекты для лучшей их сохранности.  На мой взгляд, главная цель сохранить, а не показать, это оставляет больше шансов для новых открытий ученых в будущем.

Если археологические объекты не будут признаны памятниками, тогда можно говорить о том, на каких условиях можно застраивать эту территорию.
Всеми указанными вопросами должен заниматься собственник земли, на которой расположены археологические объекты. Если это Петербург, то городские власти отвечают за будущее Охтинского мыса. Если земля находится в частной или корпоративной собственности, то решение указанных вопросов лежит на этих лицах или организациях.                        

Станислав ВОЛКОВ, Вадим ШУВАЛОВ











Lentainform