16+

Как политиков выводили на чистую воду до появления WikiLeaks

13/12/2010

Как политиков выводили на чистую воду до появления WikiLeaks

Утечки дипломатических документов случались и до WikiLeaks. Пока публикация откровений дипломатов на WikiLeaks создала проблемы только основателю сайта Джулиану Ассанжу. Но далеко не всегда утечка дипломатической информации сходила с рук тем, кто не слишком заботился о ее сохранности.


                     Перехватчики

Еще в древности все народы – на словах – уважали послов. Тем не менее, дипломатическая переписка безбожно перехватывалась. Постепенно дипломаты поняли, что письма нужно шифровать. Первыми мастерства в этом деле достигли арабы, но довольно быстро это мастерство утратили. В 1600 году марокканский султан направил к английской королеве Елизавете I посольство, чтобы заключить союз против Испании. Зашифрованное письмо посла попало в руки совершенно постороннего араба. Ему захотелось славы Джулиана Ассанжа, но над простейшим шифром араб бился 15 лет. После чего понял, что раскопал сведения, которые «касаются султанши христиан (да покарает их Аллах!), которая жила в стране под названием Лондон». «Султанша» к этому времени давно умерла – информация оказалась никому не нужна.

Но вообще-то до эпохи Возрождения европейцы в плане шифровки были совершеннейшими детьми. Скажем, в Италии воевали две партии – гвельфы (сторонники папы) и гибеллины (сторонники императора). Папы (императоры, как правило, были совсем дремучими) в письмах называли гвельфов «сынами Израиля», а гибеллинов «египтянами», думая, что никто ни о чем не догадается.

Мысль о том, что благочестивые христиане не посмеют копаться в корреспонденции наместника святого Петра, не приходила в папские головы. Хотя временами понятия о рыцарской чести мешали разгореться хорошему информационного скандалу. К примеру, Генрих Наваррский воюет с католиками, осаждает Париж. К нему попадают испанские дипломатические документы, содержащие нелестные отзывы о герцоге Пармском. А герцог по совместительству – испанский губернатор Фландрии. Испанцы – союзники французских католиков.

Генрих, человек без предрассудков, переправляет документы Пармскому герцогу. Пусть он лучше воюет против испанцев, которые его ни в грош не ставят. Однако просчитался – герцог, может, и позлился, но никак не отреагировал – счел ниже своего достоинства.

                       От аристократии к демократии

Увы, Дон-Кихоты вымирали, на смену им приходили разумные люди эпохи Просвещения. В XVIII веке при всех европейских дворах существовали так называемые «черные кабинеты», где вскрывалась и дешифровывалась дипломатическая переписка. Лучший «черный кабинет» находился в Вене. От австрийцев не отставали англичане. Английский архив перехваченной французской корреспонденции за XVIII – начало XIX вв. насчитывает пять томов и 2000 страниц.

При Петре I к Европе подтянулась и Россия. Самый громкий скандал – перехват и дешифровка писем любимца Елизаветы Петровны – французского посла Шетарди. По примеру нынешних американских дипломатов Шетарди не стеснялся в выражениях, называя императрицу «довольно фривольной и распутной женщиной».
На правду люди обычно обижаются – Шетарди выслали из страны, а Россия сменила профранцузскую ориентацию на проавстрийскую.

Интересно, что русские имели наглость зачитать Шетарди выдержки из его же собственных писем.
– Достаточно, – сказал посол, собрал вещи и уехал. Даже не протестовал: чего вы, мол, обалдели, посольские письма перехватывать?

                      Одно неловкое движение – и война

К середине XIX века в европейской политике появился новый фактор – общественное мнение. Общественность требовала ликвидации «черных кабинетов», поскольку в них перлюстрировалась не только дипломатическая, но и частная переписка. Кабинеты повсеместно позакрывались. Кроме России, где, наоборот, – расцвели.
Но тут изобрели телеграф. Не прочитать дипломатическую телеграмму – себя не уважать. Десятилетиями ведется война: одни придумывают новые шифры, другие – новые способы дешифровки.

Одна дипломатическая телеграмма сумела повлиять на весь ход мировой истории. Январь 1917 года. Два с половиной года идет мировая война. Просвета не видно. И Антанта, и германский блок истощены. И вдруг англичане перехватывают шифрованную телеграмму немецкого министра иностранных дел Артура Циммермана своему послу в США. Расшифровывают. Оказывается – подарок, какого нарочно не придумаешь. Министр сообщает, что немцы объявляют беспощадную подводную войну. Будут топить все суда, которые встретят. А если США заартачатся и вступят в войну, то Германия готова заключить союз с Мексикой. Мексиканцы нападут на США и отвоюют Техас, Нью-Мексико и Аризону. Посол должен переговорить по этому поводу с мексиканским президентом.  

Президент американский – Вудро Вильсон – пацифист. Он только что переизбрался под лозунгом: «Благодаря мне мы не воюем». Рядовые американцы вовсе не желают проливать кровь в Европе. Им что Германия, что Антанта – один черт. Кто-то, конечно, возмущается подводной войной, которую ведут немцы. Но кто-то прислушивается к ирландскому лобби, которое на чем свет стоит поливает англичан. А англичане, разумеется, только и ждут, чтобы США объявили Германии войну.

Телеграмма Циммермана доходит до президента Вильсона. 1 марта Вильсон передает ее в крупнейшее информагентство Ассошиэйтед Пресс. Все газеты публикуют сенсационную новость на первых полосах. Немцы хотят оттяпать у нас три штата! Плевать мы хотели на Европу, но угроза – под боком. Общественное мнение разворачивается на 180 градусов. 6 апреля США вступают в войну. Поражение Германии становится неизбежным.

С тех самых пор в США заинтересовались криптологией и создали свой «черный кабинет». За 1917 – 1924 гг. американцы дешифровали 45 тысяч телеграмм. Но в 1929 году новый госсекретарь назвал подобную деятельность подлой. Криптологам перестали платить. Их руководитель Герберт Ярдли со злости выпустил книгу «Американский черный кабинет», где рассказал обо всех тайнах своего ремесла. Естественно – скандал. Вторую книгу Ярдли – под давлением правительства – не взялось печатать ни одно издательство. Конгресс принял специальный закон об обеспечении безопасности правительственных документов.

                       Долой тайную дипломатию

Другая история. 1917 год. Россия. Большевики приходят к власти. Один из их лозунгов: «Долой тайную дипломатию!» И новые правители России тут же выдают подлянку бывшим союзникам: публикуют тайные договоры. Вскрывают, так сказать, захватнические устремления и империалистический характер войны. Правда, публикация прошла почти не замеченной. Захватнических намерений никто, собственно, особо и не скрывал.

Укрепив власть, большевики, разумеется, отбросили прежние лозунги -советская дипломатия ничем не отличалась от буржуйской. Достаточно вспомнить секретный протокол к пакту Молотова – Риббентропа. Уже на Нюрнбергском процессе адвокат Рудольфа Гесса пытался огласить фотокопию документа, но ему запретили. Он опубликовал ее в провинциальной американской газете – никто не обратил внимания. Но тут началась холодная война, и протокол  напечатали в сборнике госдепартамента США «Нацистско-советские отношения. 1939 – 1941 гг.». СССР ответил книгой «Фальсификаторы истории». Запад рвал и метал, но не мог ничего доказать: немецкий оригинал был уничтожен во время бомбежек Берлина, а советский хранился за семью печатями. Молотов до самой смерти – в 1986 году – отрицал факт подписания протокола. И только в 1989-м Съезд народных депутатов СССР официально признал его существование и осудил раздел восточной Европы между Гитлером и Сталиным.
С 1930 года для шифрования переписки советские дипломаты, как и разведчики, использовали одноразовые шифрблокноты. Эта защита считалась наиболее надежной.

Хотя без накладок не обходилось. В марте 1940 года советское посольство в Париже решило отправить приветственную телеграмму Сталину. В ней – по понятиям того времени – осудили англо-французских империалистов, развязавших войну против дружественной Германии. Посол Яков Суриц болел воспалением легких – ему не до телеграммы. Он подмахнул не глядя. А какой-то балбес из молодых да ранних отнес телеграмму не в шифровальный отдел, а в обычное почтовое отделение. На следующий день телеграмму опубликовали все парижские газеты. Сурица французы объявили персоной нон грата. Сталин, впрочем, его все равно не расстрелял.
Следующий посол был осторожнее, но ему повезло меньше: по возвращении на родину его арестовали и осудили за антинемецкие высказывания... осенью 41-го.

                       Глупость небезопасна

Как видим, любая случайность может приподнять завесу секретности, какие тайные службы ни создавай.

Конец 1814 года. Победители Наполеона заседают на Конгрессе в Вене. Естественно, собачатся между собой. Больше всех выступает Александр I. И Польшу ему подавай, и Саксонию отдайте его другу – прусскому королю. В дело вступает представитель побежденной стороны – Талейран. Он быстренько организует заговор, и три державы – Франция, Англия и Австрия – заключают против России союз. Подписывается абсолютно секретный договор. В трех экземплярах: один хранится в Вене, второй – в Лондоне, третий – в Париже.

С парижским экземпляром и вышла промашка. Наполеон бежал с Эльбы и захватил Париж так быстро, что реставрированный на троне Людовик XVIII еле успел унести ноги. Впопыхах французский король забыл договор у себя в столе.

Наполеон тут же отправил курьера к Александру I. Увидев договор, обычно сдержанный Александр покраснел от гнева. Позвал австрийского канцлера Меттерниха и показал ему парижский экземпляр. Меттерних славился находчивостью, но тут уж даже он не нашелся, чего бы соврать. Впрочем, успехи Наполеона так напугали союзников, что они не перессорились. Разве что осадок остался.

Совсем не везло с дипломатическими документами другому Наполеону – Третьему. Ему очень хотелось повоевать с Пруссией. И Бисмарку хотелось повоевать с Францией. Но воевать совсем не хотелось прусскому королю Вильгельму I. Наполеон III слал ему ультиматум за ультиматумом, а король каждый раз соглашался их обсуждать. Наконец, Бисмарк не выдержал. Он взял прусскую дипломатическую депешу и переиначил слова короля так, будто он посылает Наполеона III куда подальше. И тут же слил свою фальшивку в прессу. Началась война.

Наполеон III забыл, что в загашнике у Бисмарка хранится еще одна информационная бомба. За четыре года до войны немецкий канцлер вел переговоры с французским послом Бенедетти. Посол рассказал Бисмарку, что французы хотели бы присоединить к себе Ландау, Саарбрюкен, Люксембург и Бельгию. Бисмарк попросил, чтобы Наполеон III изложил свои претензии в письменном виде. В форме особого меморандума. Наполеон изложил. Как только началась франко-прусская война, Бисмарк обнародовал меморандум. Вся Европа негодовала, какая амбициозная гадина этот Наполеон III. Особенно бесилась Англия по поводу Бельгии. Франция оказалась в полной изоляции и с треском войну проиграла.

Выходит, что Бисмарк, конечно, сволочь, но Наполеон III – просто болван. И мы ему не сочувствуем.

Вообще-то случаев, когда тайное становилось явным исключительно по чьей-то глупости, в истории дипломатии не так уж много. Мы, в принципе, счастливцы: один из них происходит на наших глазах.

Глеб СТАШКОВ











Lentainform