16+

ТВ колеблется между антирасизмом и политкорректностью

14/12/2010

МИХАИЛ ЗОЛОТОНОСОВ

Теленеделя выдалась насыщенной. Во-первых, и это главное, чем запомнится эта неделя, завершился 16-серийный фильм «Псевдоним Албанец-3», причем оба майора ФСБ – и Воронков (О. Штефанько, сменивший погибшего А. Дедюшко), и Костя (М. Дрозд, наконец, сыгравший не бандита, а сотрудника органов, что, впрочем, близко) не только остались живы, но и преодолели все идиотские препятствия, навороченные сценаристами, и даже оба женились (а у Воронкова еще и родился сын), притом на последних минутах закрыли брата Михалыча, отъявленного подонка, который 15 серий подряд пытался их убить руками киллера. Сел, кстати, и киллер. Правда, погиб один хороший полковник, но без потерь не бывает.


                     Во-вторых, гламурная картина, заслонявшая реальность, опять давала широкие трещины, хотя ТВ и старалось дозировать и не слишком очернять. Однако развивалась тема криминальной станицы Кущевской и уже дала мощный отросток в виде криминала в Гусь-Хрустальном. Филя дал последний концерт и рванул в Израиль, прямо в «дурку»...

Единственным радостным событием теленедели помимо счастливого завершения сериала про Албанца был ЧМ-2018. Итогам голосования чиновников ФИФА в Цюрихе радовались так, словно сборная России уже стала чемпионом мира. В борьбе за будущие откаты на строительстве стадионов была одержана еще одна убедительная победа.

Тем временем продолжалась пропаганда послания президента, и все главные телеканалы как могли иллюстрировали любовь Медведева к детям и его заботу о повышении рождаемости. Однако проявлялся эффект возникновения параллельных и непересекающихся реальностей, совмещающихся в глобальном телепространстве. Пока одни фантазировали на темы президентского послания, другие как бы ненароком говорили о катастрофическом положении с употреблением школьниками наркотиков, о негодном проекте закона «Об образовании», о том, что подготовка абитуриентов ухудшается с каждым годом, и уже в технические вузы вообще нет конкурса, а в основном туда поступают одни троечники.

Я. Кузьминов, ректор ВШЭ, прямо с экрана докладывал, что хуже всего обстоит дело с абитуриентами в вузах, тематически связанных с энергетикой и морским транспортом. Что вот там-то и скопились основные массы троечников, и что будет потом с этими отраслями, когда они придут на работу, и представить страшно (сразу вспоминалось СШГЭС). В результате ТВ одновременно обсуждало послание президента и принижало его. Если это было сделано умышленно – тогда ТВ поработало на славу. 

«Картина маслом» опять оказалась неудачной по исполнению, поскольку делается быстро и халтурно, но серьезной по теме и симптоматичной, т.к. некоторые очень важные вещи были высказаны вслух. На этот раз «Картина» была посвящена проблеме мигрантов, их жизни и нашего к ним отношения, называлась «Незваные гости».

С одной стороны, название ассоциируется с романом Эльзы Триоле (1958, рус. перевод 1956), в свое время очень популярном у нас, который утверждал ценности, противоположные расизму. С другой стороны, ассоциация наводила на неполиткорректную русскую пословицу. Собственно, между антирасизмом и политкорректностью разговор и колебался, присутствовавшие то намекали, что мигранты без войны захватывают наши города, устанавливая свои порядки и даже не желая учить язык, то прямо обвиняли олигархов за завоз дешевой рабочей силы и отказ платить нормальную зарплату рабочим-россиянам, что и объясняет миграцию, которой можно было бы избежать. При этом, например, оказалось, что 17 млн человек хотят уехать из России на далекий Запад, а из стран СНГ в то же время хотят въехать в РФ 9 млн человек. И на фоне этого потенциального «великого переселения», под явным влиянием показанного в передаче фильма о мигрантах в Германии и Франции, пошел разговор о том, что на Западе отказываются от политкорректности и уже делают акцент на более или менее принудительной культурной и особенно языковой ассимиляции переселенцев, и что у нас тоже следует об этой политкорректности забыть.

Несмотря на все попытки ведущего придать разговору оптимистический уклон (видимо, об этом ему постоянно говорят в наушник), разговор получился пессимистическим. Стало ясно, что русские медленно, но верно исчезают «средь неведомых равнин» и заменяются другими этносами, а государство не делает ничего реального, что могло бы этому помешать. Да, видимо, и не может сделать, во-первых, в силу своей природы, о которой напомнила клевета «Викиликса» («Запад видит в России насквозь коррумпированную диктаторскую клептократию…»), во-вторых, ввиду объективности процесса.

В череде печальных событий оказалась смерть Беллы Ахмадулиной. Я не стал бы о ней даже упоминать, если бы не та странная, резавшая слух оценка, которую практически все телеканалы дали поэтессе Ахмадулиной, поставив ее третьей после Цветаевой и Ахматовой. Даже при условии традиционного захваливания после кончины это показалось перебором.

Вся насквозь манерная, претенциозная, искусственная, Ахмадулина при жизни никогда не входила в подобные тройки и не претендовала на это, возможно, понимая, что на самом деле ее водянистая поэзия, которую она плела километрами, гораздо ближе к самодельным виршам Ларисы Рубальской, чем к стихам двух женских вершин русской поэтической горной системы ХХ века. 

И  зачем, кому нужно было сейчас, после ее смерти так долго говорить про «вершинность» Ахмадулиной, надувая большой мыльный пузырь, я так и не понял. Да, видимо, умысла и не было, просто пропагандистская машина ТВ имеет свои свойства: сказали Лужкова ругать – мало не показалось, сказали Ахмадулину хвалить – отработали по  максимуму.                       

ранее:

Почему «настоящий мужик» – это Ди Каприо, а не Лев Толстой?
За что нынешняя власть готова воспевать Черномырдина?
Зачем Михалков показывает «заднюю поверхность бедра»?
ТВ объяснило, почему Лужков не ушел сам
Памятник Петра I работы Церетели надо переплавить…
Как отечественное ТВ пережило антилужковскую оттепель
Приятно, когда мочат того, кто вчера был неприкасаем





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform