16+

Кого лечат, а кого калечат телепрограммы о здоровом образе жизни?

14/12/2010

Кого лечат, а кого калечат телепрограммы о здоровом образе жизни?

В этом сезоне многие федеральные телеканалы обрадовали зрителей новыми программами о здоровье. Веселые, задорные, с энергичными ведущими и яркими декорациями, они дополнили серьезные и даже суховатые передачи, которые живут на телевидении много лет. О том, можно ли рассказывать о здоровье в формате ток-шоу, обозреватель Татьяна Батенёва беседует с доктором медицины (США), руководителем одной из московских клиник и по совместительству ведущим программы «Врача вызывали?» 3-го телеканала Александром Мясниковым.


        - Так что, доктор, возможно ли это – веселить народ рассказами о болезнях, демонстрировать забавные муляжи, а врачей, которых мы привыкли видеть на определенном пьедестале, представлять в роли массовиков-затейников?
– Отлично уже то, что вместо программ с разными «целителями» на телевидении появились врачи. Если в шоу речь идет о здоровом образе жизни, о здоровом питании, – почему нет?

- А если о чем-то более серьезном?
– Ну, тут есть вопросы. Скажем, многих мужчин волнует риск развития рака простаты. Надо о нем рассказывать? Надо. В 90-х годах на Западе стали выполнять скрининговые исследования – обследовали всех мужчин старше 50 лет. Спустя 15 лет спохватились: вроде рак стали выявлять на ранних стадиях и лечить, а смертность от него не уменьшалась. После 60 лет этот вид рака встречается у половины мужчин, но большинство все же умирает не от него, а от других болезней. Значит, в некоторых случаях течение болезни может быть очень медленным и неагрессивным, а операция или облучение серьезно ухудшают качество жизни: 80% мужчин после них становятся импотентами. Как об этом расскажешь в формате ток-шоу? И таких деликатных тем немало.

- А каким, по-вашему, должен быть образ врача в телевизоре?
– Если о здоровом образе жизни будут рассказывать веселые и спортивные молодые люди, это здорово. Они должны заражать своим примером, шоу может сделать такой образ жизни модным. Если об этом в формате лекции будет вещать серьезный человек в белом халате – все уснут. А о серьезных болезнях врач должен говорить всерьез, и образ этому должен соответствовать, мне кажется.

- Среди самых популярных тем в новых шоу – питание, полезные и вредные продукты. Многие сюжеты просто пугают: эта еда – яд, та вредна для сердца...
– О правильном питании у нас тоже многие не думают. Придите в любую семью, откройте холодильник – увидите колбасы-сосиски, майонез, на стол гостям обязательно подадут конфеты-торты, на гарнир картошку и макароны. О холестерине многие впервые вообще узнали из рекламы йогурта. И это полезно, хотя никакой йогурт, конечно, холестерин не понизит. А вот правильное питание может – об этом надо говорить чаще. Но пугать вовсе необязательно.

- Как вы представляете себе аудиторию этих программ? Игровой формат, кажется, больше подходит молодым, но в павильонах сидят в основном люди в возрасте.
– Телевизор молодежь сейчас не смотрит, она вся в интернете. Наша аудитория – люди 40-50 лет и старше. Посмотрите практически на любого человека старше 40 – с брюшком, обвисшей кожей, нездоровым цветом лица, плохими зубами, с больным позвоночником и суставами. Ему рассказывать о том, как сберечь здоровье, уже по большей части бесполезно. Ему больше нужна информация о том, как и чем ему могут помочь.

- Еще одно отличие новых шоу – в них показывают реальных людей, которые демонстрируют свои недуги. Прежде рассказывать о болячках считалось неприличным, как неэтичным было и нарушение врачебной тайны.
– Разбор клинических случаев всегда был нормой при обучении врачей, профессора демонстрировали интересных пациентов студентам. И если сейчас пациент приходит на передачу именно с такой целью, он уже как бы заранее с этим согласен. За счастье, чтобы его показали по телевизору, обнажить свои ягодицы готов значительный процент людей. Но назовите мне любой симптом, и я обязательно по цепочке приду к информации, о которой человек, скорее всего, не хотел бы сообщать на весь мир. Я думаю, должно быть чувство меры у режиссера и редактора: если мы хотим поговорить о каком-то заболевании и показать его симптомы, можно ведь отснять что-то в клинике, надеть «маску» на лицо, выбрать такой ракурс, чтобы лица не было видно. Ну и пациент сам должен решать, насколько ему нужна эта «минута славы».

- Известно, что на телешоу ходят одни и те же люди, в некоторых программах за это даже платят. Может быть, шоу о здоровье тоже привлекают людей особого склада?
– Любой врач знает пациентов такого плана – тех, чьи болезни носят психо-соматический характер. Они несколько демонстративны, иногда истеричны. Показ по телевидению может укрепить их в убеждении, что их болезнь очень серьезна, хотя на самом деле ее причина чисто психологическая. Есть и другая опасность – так называемая «болезнь студента третьего курса». Сам через это прошел: что изучаем, те симптомы у себя и находим. Казалось бы, благая цель – показать людям меланому, чтобы они умели отличить ее от обычной родинки, – и то не помогает.

- Как и во всех телепередачах, в шоу о здоровье есть реклама. Нередко она противоречит тому, что говорят в самих шоу.
– Да, мы все находимся под колоссальным давлением коммерческих отделов. Туда приходят люди и начинают проталкивать свои БАДы или лекарства с недоказанной эффективностью. Стоит огромных нервов от этих вещей отказаться. И мне порой говорят: вы хотите, чтобы передача существовала, чтобы люди получали зарплату? Но я – практикующий врач, и для меня потеря лица, потеря доверия пациентов означают намного больше, чем зарплата. А люди беззаветно верят телевизору. Мое мнение: рекламу вообще всех лекарств надо категорически запретить везде, кроме специальных изданий для врачей.

- Сейчас нередко и врачи занимаются распространением тех же самых БАДов или непроверенных лекарств.
– К сожалению, у нас много врачей либо недостаточно образованных, либо недостаточно ответственных. И контроля за врачами у нас нет. На Западе ты сделал неправильный шаг – тебя засудят. Конечно, в таких условиях приходится думать.

- Значит, вы за стандарты в медицине? А многие врачи против.
– На мой взгляд, отрицательные мнения о стандартах прикрывают нежелание изучать их. Но когда человек не знает никаких стандартов и только разглагольствует – это приводит к тем самым врачебным ошибкам, за которые люди платят здоровьем. Стандарт – это защита пациента от дурака. Конечно, если они принимаются в спешке и непонятно кем, это плохо. На Западе за каждым стандартом стоят тома исследований, десятилетия врачебного опыта, в том числе и горьких ошибок. Я уверен: будущее любой медицины – за стандартами. И выйти из того ужасного состояния, в котором находится наша медицина, можно только с помощью стандартов.

- Вы – сторонник западной, доказательной медицины. Но происходите из известной российской врачебной семьи, именем вашего деда назван институт клинической кардиологии. Не кажется вам, что подвергаете его взгляды ревизии?
– Абсолютно нет. Наши терапевты того времени были признаны во всем мире. Эти имена – Тареев, Лукомский, Мясников – до сих пор почитаются на Западе, представлены в музее истории медицины в Париже. И тогда были стандарты лечения, только их называли «школами». До сих пор стариков-врачей школы Тареева, например, можно узнать по тому, как они разговаривают с пациентом, собирают анамнез. По этому занудному опросу, только поговорив с больным, они умели ставить диагноз... Потом наши школы были утеряны, а на Западе подошли прагматично, разработали стандарты, ушли вперед. Но когда я читаю, как у деда написано про склероз и гипертонию, – там две трети того, что сейчас считается достижением современной медицины.

- Вы достаточно загружены работой, живете на две страны. Участие в телепрограмме – это популяризация собственной персоны или считаете, что просвещать – ваша обязанность?
– Будете смеяться, но второе. Меня злит, когда я вижу людей с брюшком, с сигаретой в зубах, с одутловатым лицом, которые сидят с кружкой пива, заедая его колбасой, хотя сам обожаю пиво и колбасу... Но я себе этого не позволяю, а они позволяют, хотя это их убивает. Хочется это изменить. Поэтому, когда мне предложили вести программу, я с большим удовольствием ухватился за эту возможность.          

nauka.izvestia.ru, фотография с сайта bus-ters.ru









Lentainform