16+

«Задумывался ли депутат Плющенко, что на него тратят миллионы»

15/12/2010

НАТАЛИЯ ЕВДОКИМОВА

Когда Евгений Плющенко заявил о том, что он претендует на место в Государственной Думе, он показал себя не с лучшей стороны. Как будто бы не проявив себя в Законодательном собрании Петербурга, в Думе он станет замечательным депутатом. По словам Вадима Тюльпанова, за все время пребывания в городском парламенте спортсмен 11 раз был на заседаниях. Если учесть, что они проводятся каждую неделю, подсчитайте какой это процент…


                     Евгений Полющенко – выдающийся фигурист, тут и говорить не о чем. Наблюдать за его успехами – это здорово. Но то, что он в политику пошел… Это что, мода у нас такая? Если ты делаешь успехи в спорте, то должен побывать хоть в каком-нибудь парламенте? Я не очень понимаю, зачем спортсмены идут в политику. Вы посмотрите, очень часто показывают сидящих в Думе симпатичных девушек-спортсменок, которые болтают, рассматривают журналы. Им абсолютно неинтересно, что там делают взрослые дяди и тети. Какую функцию они там выполняют, работают украшением парламента?

Помните, на прошлых выборах в Законодательное Собрание в списке от «Единой России» был футболист Аршавин. Но он хоть честно не пошел работать в ЗС, государство не тратит на него средства, причем немаленькие – на каждого петербургского депутата тратится по 12,5 млн рублей в год (зарплата, обеспечение транспортным средством, командировки и так далее). Господин Плющенко, наверное, никогда не задумывался над тем, что он их не отрабатывает. Как будто бы единожды продемонстрировав себя в списке, он имеет право их получать.

Прежде мне не доводилось работать со спортсменами – они появились только в новом созыве, и пока я не вижу результатов их работы. Наверное, в парламенте должны быть представлены люди разных профессий, не боги горшки обжигают, всему можно научиться. Но для этого нужно работать, работать и еще раз работать. Изучать законы, участвовать в заседаниях – вот тогда ты парламентарий, в противном случае – бессмысленное украшение. В 1994 году я стала первой женщиной-депутатом в Законодательном Собрании. Тогда в газетах писали: «Наталия Евдокимова – украшение Мариинского дворца». Так вот я не захотела выступать в такой роли, и все сделала, чтобы стать профессионалом: пошла в ФИНЭК изучать экономику, получила второе высшее образование на юридическом факультете СПбГУ, досконально освоила социальное законодательство. Любой депутат, который хотел выступить по социальным вопросам в прессе, обращался ко мне за консультацией. Всего этого можно добиться своим трудом, было бы желание.

Вообще в законодательной власти проще освоиться юристам, которые знают систему права. Но суть профессиональной парламентской работы может схватить любой человек, желательно чтобы у него было высшее образование. Многие депутаты первого созыва ЗС – кандидаты и доктора наук. Но при этом в нашем созыве работал депутат Риммер, у которого, во всяком случае, на тот момент, не было высшего образования, и он этого не скрывал. Но он очень разумный человек и достаточно много трудится. Интеллигентом можно быть и без высшего образования.

За все годы моего пребывания в ЗС ни разу не избирались учителя. Были университетские преподаватели, я сама из этой среды – работала проректором института повышения квалификации. Но именно школьных учителей нам не хватало. Законы, связанные с образованием, писались людьми, далекими от этого. Никто не видел проблему изнутри. Возможно поэтому так тяжело шел закон о бесплатном питании школьников, да и сам закон об общем образовании в Санкт-Петербурге не получил должного звучания. А спортсмены… Может быть я дилетантски рассуждаю, но наверное каждый здравомыслящий человек понимает, что необходимы спортивные площадки, стадионы, бесплатные кружки и т.д. Для этого совершенно необязательно быть заниматься спортом. Тот же Плющенко занимается – профессионал, это уже другой уровень. Меня смущает и тот факт, что он может отстаивать позиции своего вида спорта, а хотелось бы, чтобы поддерживались разные виды.

Борьба с прогулами ведется чуть ли не с первого дня существования Законодательного Собрания. Началось это из-за того, что в первом созыве не все депутаты работали на постоянной основе. Я сама «сломалась» только в 1995 году, через год после выборов, когда стала председателем Комиссии по социальным вопросам. Сначала не оставляла работу проректора института и возглавляла комиссию, но в какой-то момент четко поняла, что ни там, ни там не успеваю, и это только раздражает. Писать заявление на увольнение из института, в котором отработала более 10 лет, было очень сложно. Но зато потом, когда ушла с головой  в работу ЗС, поняла, насколько это более действенно.

В январе 1998 года, когда был принят Устав Санкт-Петербурга, в нем была прописана норма, по которой все депутаты должны были работать только на постоянной основе. Когда после выборов вручалось удостоверение, взамен требовалось написать заявления на увольнение с другой работы. Я всегда поддерживала эту норму, понимая, как тяжело совмещать. В первом созыве ЗС четко придерживались кворума, то есть обязательно на заседании должно было быть 33 человека из 49 (один округ долго оставался пустым).

Представляете, какая ответственность – ты не приезжаешь, и срываешь работу. А сейчас что твориться? Во-первых, кворум снизился с 34 до 26 человек, во-вторых, новая система регистрации – пришло 3 человека, вставило 26 ключей, и работает. Один раз в неделю не придти на заседание, с моей точки зрения, это просто позор. Сколько раз депутаты этого созыва ставили вопрос о том, чтобы передавать полномочия коллегам… Что это такое? Или ты работаешь, или уходи. Я бы посмотрела, как можно было бы работать так же на другом месте, тем же учителем. Педагог не сможет позвонить в школу и сказать: «Ты знаешь, я сегодня не приду. Я тебе передам полномочия, ты веди сразу несколько классов».

Несколько раз ставился вопрос о том, чтобы не платить прогульщикам премии. Но решение это, как вы понимаете, не было принято. Выяснилась такая смешная ситуация – на депутата воздействовать никак нельзя, если только он не был осужден судом за преступление, и это решение не вступило в силу. Так что законного пути заставить посещать заседания просто не существует. К тому же, теперь нет личной ответственности перед горожанами. Когда в первом созыве ЗС работали люди, которых избирали по округам, они понимали – работать не будем, больше нас не выберут. Списки свели это на нет. Я знаю депутата, не буду называть его фамилии, который уже четвертый созыв «работает», и является только тогда, когда в зале присутствует губернатор. Ну нет у него желания работать. Занимается своим делом – он неплохой коммерсант, хотя по закону ему запрещено заниматься предпринимательской деятельностью.

Но в городе есть проблемы и актуальнее. Уже было объявлено о том, что с 1 января будущего года повысятся транспортные тарифы. Я сама все время езжу на метро. Бывает, сажусь в наземный транспорт, когда опаздываю, но в городе такие пробки, что пешком быстрее дохожу. Машины у меня нет, хотя могу ее себе позволить, просто не хочу. Поэтому всегда покупаю себе карточку.

В принципе, рост цен на транспорт можно понять: инфляция, увеличиваются издержки. Вроде как логично повышать при этом тарифы на транспорт. Но больше всего мне в этом не нравится то, что цены на транспорт повысили больше, чем на коэффициент инфляции, и ничего не объяснили людям. Нам должны предоставить информацию, исходя из которой, было бы понятно, почему поменялся тариф. Покажите, из чего он составлен и что после этого станет лучше. Я не согласна не с самим тарифом, может он и адекватен, а с тем, как его утверждают без обсуждения. При этом в три раза увеличены субсидии, предоставляемые городским бюджетом транспорту. Это как понимать? И люди будут платить больше, и бюджет выделит больше денег на субсидии. Давайте-ка мы разберемся, на что пойдут эти деньги. Меня возмущает такое отношение к людям – «пипл схавает», извините за бедность речи.

Это так же как с отменой постановления Правительства Санкт-Петербурга о строительстве Охта-центра на Охтинской дуге. Нам наглядно продемонстрировали, что народ может быть против сколько угодно, пока это не потребуется власти. Сколько раз мы пытались провести референдум, ходили в суд. Я очень удовлетворена, что решение о переносе было принято. Пять лет гражданское сообщество Петербурга стояло насмерть против строительства башни, и победило. И нам теперь говорят – это не горожане, это наверху решили, и спустили вниз. Да не решили бы сверху, если бы снизу не боролись. С тарифами все точно так же.

То, что повышение снова будет приурочено к Новому году совершенно законно – все цены, включая коммунальные услуги, могут меняться только раз в год. Но если раньше тарифы на коммунальные платежи обсуждались в ЗС, то теперь этого не делается. Отдельно транспорт мы не обсуждали, но могли в любой момент затребовать структуру самого тарифа и проверить, пригласить председателя Транспортного комитета на беседу. Сейчас Законодательное Собрание всю тарифную политику отдало Правительству, и никак не может повлиять на их рост, если только люди пойдут митинговать. Но что-то я не думаю, что такое может произойти на этот раз.

С коллегами по партии «Яблоко» мы написали письмо Валентине Матвиенко с просьбой прояснить повышение тарифов на проезд в общественном транспорте. Почему мы написали ей, а не в профильный комитет? Потому что у нас чиновников назначает губернатор, и за всю работу исполнительной власти отвечает она, поэтому пусть Валентина Ивановна сама и решит, кто должен этим заняться – Комитет финансов, Комитет по транспорту или кто-то еще. Не знаю, подействует это или нет. Пока еще ни одно наше письмо не было получено ответа…

Может быть, рост цен заставит людей покупать единые билеты. Тратить по 100 рублей в день на дорогу при нынешних пенсиях и зарплатах – это серьезно, тем более что доходы населения не растут. В законе о зарплате работников бюджетной сферы индексация приостановлена, как нам говорят, в связи с кризисом. Может это и так, но недавно я выступала на канале СТО, и меня попросили рассказать о том, на что бы я потратила деньги, выделяемые властями города на праздники.

Я про себя подумала: «Ну какие там деньги». Прочитала, прослезилась – более миллиарда рублей. 450 млн на праздники выделено Комитету по культуре, 370 млн – Комитету по печати и связям со средствами массовой информации, 61 млн – Комитету по социальной политике. Даже ГУВД выделены на праздники какие-то средства, не знаю, на дубинки или что-то другое. И что еще интересно – в Комитете финансов есть такая строка, как фонд поддержки муниципальных образований. Там каждый муниципал по 2 млн забрал на праздники в своих округах. Выборы скоро, надо там попраздновать. Так миллионами деньги и расходятся. Это при том, что на будущий год свернута программа предоставления жилья работникам бюджетной сферы (учителями, медикам и социальным работникам), жилищные сертификаты уменьшены в разы, и в два раза урезана программа по расселению коммунальных квартир. Вместо праздников можно было бы в следующем году нормально осуществить эти три программы. Хотя, наверное, отменять праздники вовсе – это слишком.                           

ранее:

«Я знаю людей, которых через год работы во власти было не узнать»

«Я не верю слухам, что Валентина Матвиенко займет место Лужкова»
«Не понимаю, когда люди начинают жаловаться, что им скучно жить»









Lentainform