16+

Многие жители и не подозревают, что в их доме есть бомбоубежища

16/12/2010

Многие жители и не подозревают, что в их доме есть бомбоубежища

Борьба между КУГИ и МЧС за малопривлекательные с виду объекты недвижимости – бомбоубежища - неожиданно обострилась. В нее включились собственники квартир, одновременно МЧС впервые за последние 10 лет забило гол в ворота КУГИ и перешло из обороны в наступление.


                     Ничто не забыто, все забито-заколочено

Начальник отдела Главного управления МЧС по Петербургу Роман Куликов не без некоторого торжества, но с присущей военным людям конструктивностью недавно рассказал о победе, которая должна изменить ход борьбы. ГУ МЧС по Петербургу и Ленобласти выиграло суд над КУГИ Санкт-Петербурга, обвинив комитет  в незаконной сдаче в аренду противорадиационного укрытия в 5-этажном здании на Весельной ул., д. 11. Параллельно идет еще несколько судов, в которых МЧС также рассчитывает на победу –  МЧС пытается отсудить у КУГИ подвалы зданий на Стачек, 155, Захарьевской ул., д. 9 (продано в 2002 году с торгов).

Весельная – одна из старейших улиц Петербурга, проложена в 1720-х годах от Шкиперского протока к Большому проспекту Васильевского острова. Здесь селились рабочие Галерной верфи и Гребного порта, матросы, рыбаки и торговцы. Здесь же они работали – в мастерских  изготавливались весла гребных судов. Дом № 11, пятиэтажка, но не хрущевка, построен в 1898 году по проекту А. А. Пашихина, когда застройка улицы стала меняться с деревянной на каменную. Был и остается жилым, однако в 1953 году в подвале его было обустроено и принято в эксплуатацию убежище, предназначено для укрытий населения «в особый период», кроме того, убежище содержит «защищенные рабочие помещения и безопасный пункт управления». Кто и над чем там может работать и кем управлять – доподлинно неизвестно, ибо это секретные  сведения. Статус убежища подтвержден паспортом, оно внесено в соответствующий перечень МЧС, как и все другие бомбоубежища.

Номинально (значатся в списках, но могут и не существовать, так как разрушены, а МЧС не успело это отследить) в Петербурге сейчас 4003 бомбоубежища, среди которых отдельно стоящие здания, как правило, в виде земляных холмов с травой, по бокам которых имеются плохо замаскированные двери, а также подвальные помещения жилых домов, которые не имеют никаких опознавательных признаков.

Поскольку список секретный, многие жители и не подозревают, что в их доме есть убежище. Даже когда дом приватизируется, организуется ТСЖ и т.п., органы МЧС не обязаны оповещать жителей об этом и, конечно, не оповещают, соблюдая требования режима. Из 4003 бомбоубежищ в Петербурге  2873 (т.е. 75%) – укрепленные подвалы жилых домов. Большинство этих убежищ могут служить убежищем разве что для крыс. Но с убежищами как с подснежниками: автомобиль может 100 лет стоять во дворе без движения, но стоит попробовать сдать его в металлолом – последует иск от владельца. Так было и с убежищем на Веcельной улице, 11.

До поры до времени ГУ МЧС и думать не думало об этом убежище – в дом не наведывалось, помещение не обслуживало, в рабочем состоянии не поддерживало, т.е. поступало в точном соответствии с законом и внутренними инструкциями министерства.
– На балансе и, соответственно, на обслуживании ГУ МЧС по СПб находится только 2 объекта на территории города, за остальными мы лишь осуществляем надзор и контроль, – рассказывает Роман Куликов.

Таким образом, аж 4001 петербургское бомбоубежище из 4003 находится в непосредственном ведении Министерства РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС). Министерство, естественно, находится в Москве и в соответствии с законами РФ осуществляет лишь «общее руководство», не опускаясь до таких мелочей, как уборка бомбоубежищ, ремонт их стен, откачивание воды в случае затопления и т.п. Такое положение, по всей вероятности, стало результатом многочисленных реструктуризаций органов гражданской обороны. 99,9% петербургских бомбоубежищ фактически брошено на произвол судьбы.

Случайно или нет, начало коммерческому и другому нецелевому использованию бомбоубежищ положило само МЧС в начале 2000-х годов. Приказом 102 п. 3 «Эксплуатация защитных сооружений» допускается использовать их «для нужд организаций и обслуживания населения», а именно – под санитарно-бытовые помещения (душ, помывочная,  морилка для крыс и т.п.), помещения для культурного обслуживания (что это – притоны? – А. О.), для учебных занятий, производственные помещения (но со специальными требованиями к пожарной безопасности), технологические и транспортные тоннели, дежурки электриков и связистов, гаражи, подземные автостоянки, склады для хранения несгораемых и даже сгораемых материалов (при наличии систем пожаротушения), помещения торговли и питания, спортивные. При этом в мирное время запрещается перепланировка помещений, нарушение герметизации, демонтаж спецоборудования, применение сгораемых синтетических материалов при отделке и т.п.

Сделав проект и согласовав его с ГУ МЧС, можно поставить в убежище временные легкосъемные перегородки «с учетом возможности их демонтажа в период приведения защитного сооружения в готовность к приему укрываемых» (см. приказ МЧС № 582 от 15.12.2002, зарегистрирован в Минюсте 25 марта 2003 г.).

Выпустив такие приказы, МЧС фактически согласилось с утратой бомбоубежищами своего основного назначения: мне трудно представить, как в условиях бомбежки и всеобщей паники командиры МЧС ведут население в подвалы, демонтируя по  ходу дела перегородки комнаты ночного клуба, используя ручной труд сотрудниц заведения. Масштабных учений МЧС с привлечением населения в последнее время не проводилось, так что техника подобных операций не отработана.

Зато МЧС всерьез заинтересовалось бомбоубежищами. Бомбоубежище на Васильевском острове – случай показательный, хотя не вполне типичный.
До агентуры МЧС дошли сведения, что подвальчик в доме 11 по Весельной улице готовится то ли к сдаче в аренду, то ли даже к продаже. ГУ  МЧС по СПб и ЛО произвело служебное расследование и выяснило вопиющие факты – КУГИ распоряжается помещением по собственному усмотрению, не советуясь со спасателями: внесло его в перечень городской собственности (как считает МЧС, незаконно) и пытается продать с торгов (КУГИ утверждает, что у комитета не было таких намерений). ГУ МЧС тотчас подало в суд первичной инстанции… Первичная не помогла. Дело длилось с 2006 года с переменным успехом и закончилось безоговорочной победой МЧС – решение в его пользу вынес  Высший арбитражный суд РФ.

                       Исключительный случай или начало большой игры на поражение

– Окрыленное успехом МЧС наверняка попытается отсудить и многие другие помещения, однако случай с домом на Весельной особый, – рассказывает Елена Бодрова, пресс-секретарь вице-губернатора Игоря Метельского. – Помещение действительно было внесено в реестр собственности Петербурга, но фактически не использовалось – подвал стоял закрытым. Это обстоятельство и помогло МЧС выиграть суд. Положим, бомбоубежище сдано в аренду и там открыт магазин, это считается публичным использованием, т.е. МЧС может это видеть, и если оно в течение 3 лет не предъявляет никаких претензий, истекает срок исковой давности. Так произошло со многими помещениями защитных сооружений, в отличие от подвала на Весельной, 11, – он публично не использовался, таким образом, срок исковой давности не истек.

Отсутствие просрочки, однако, не гарантирует победы в суде той или иной стороне. Порывшись в многочисленных юридических актах, а, скорее всего, наняв хороших юристов,   МЧС удалось доказать нечто большее – если объект, имеющий статус защитного сооружения, не внесен ни в какой реестр собственности, если этим не озаботились, например, местные муниципалы, городские власти или озаботились, но не согласовали вопрос с МЧС, объект автоматически находится в федеральной собственности (по версии МЧС – остается в ней).

КУГИ считает по-другому – раз чемодан брошен на дороге и достаточно давно валяется, его можно спокойно подбирать, никто тебя не осудит. В случае с домами – если дом находится в собственности города или даже большая часть квартир уже приватизирована и создано ТСЖ, собственникам квартир принадлежат места общего пользования – лестницы и т.п., а объект, имеющий особый статус, например, подвал, имеющий статус защитного сооружения, к местам общего пользования не относится, не может быть передан в собственность жильцам (зачем им эта лишняя обуза – считает КУГИ), а значит,  скорее всего, относится к собственности города. Благо город хотя бы косвенно, способствовал сохранению подвала, даже закрытого – например, ремонтировал стены дома, делал гидроизоляцию, тем самым уменьшая вероятность затопления подвала. МЧС же ничего подобного не делало и теперь нагло претендует на распоряжение подвалом.

В случае с Весельной это удалось. По решению суда подвал из городской собственности передан в федеральную. Что это сулит подвалу и жителям дома? На первый взгляд ничего хорошего. Если бы он оставался у КУГИ и то сдало его в аренду или продало с торгов, как случилось с многими другими бомбоубежищами, у подвала, по крайней мере, появился бы хозяин, отвечающий за его техническое состояние, спасающий от потопов и т.п. Вернувшись в собственность МЧС, он, скорее всего, не имеет подобных шансов. Тратиться на содержание подвалов МЧС не собирается.

– Мы и в аренду сдавать не собираемся, не для того бомбоубежище отсуживали, чтобы зарабатывать на нем, а для того, чтобы сохранить возможность использования по
назначению, – уверяет Роман Куликов.

КУГИ говорит, что, будучи сдано в аренду или даже продано с торгов, бомбоубежище также может использоваться по назначению, потому что имеет обременение, и это особо оговорено в договоре аренды  – нельзя проводить перепланировки, снимать мощные металлические двери с задвижками-закрутками  и т.п. Если КУГИ застукает или, например, пожарные (они теперь входят в структуру МЧС), арендатора/собственника ждет огромный штраф. Случаев таких, по данным КУГИ, пока не было. Кроме того, оставшись в собственности КУГИ и сданное в аренду, бомбоубежище приносит доход городу. Если же деньги уйдут в федеральную казну, то поминай их как звали.
Т.о. все хорошо при нынешнем положении вещей. Смущает одно – если в подвале открыт магазин, но закрыт на ночь, а ровно этой ночью на Землю упал астероид, где искать собственника или арендатора, чтобы укрыться?
– А где искать собственника квартиры, если он в отпуске и прорвало трубу в его квартире? – парирует Елена Бодрова. – Были такие случаи, принималось решение о принудительном вскрытии.

Я представил, как дворники, нанятые ТСЖ, пытаются вскрыть подвал, способный выдержать атаку снарядами с ядерными боеголовками… Может быть, все-таки передать подвал ТСЖ, и пусть оно сдает в аренду, на этом зарабатывает, а дубликат ключа пусть хранится у председателя? Делали ТСЖ такие попытки.
– Ничего не получилось, КУГИ всеми силами препятствует, – рассказывает Светлана Морозова, член президиума ассоциации ТСЖ Центрального района.

МЧС предлагает компромиссный вариант – передать/оставить помещения в федеральной собственности и под контролем ГУ МЧС по Петербургу,  заключить трехстороннее соглашение – МЧС + Росимущество + ТСЖ, сдавать в аренду, содержание возложить на ТСЖ или частично на федеральный бюджет даже, а доход от аренды делить между жителями дома и федеральным бюджетом, пропорционально вкладу в содержание.
– На основе государственно-частного партнерства, – уточняет продвинутый начальник отдела ГУ МЧС по СПб Роман Куликов.

При этом само МЧС от дивидендов отказывается. Что же жители, неужели не согласятся на  столь выгодное предложение?
– У нас в подвале бомбоубежище, которое приводит к разрушению дома, в стенах 12-сантиметровые трещины, помещение ваше, вы его до этого состояния довели, и нам теперь содержать и ремонтировать! – кидает в лицо Роману Куликову обидные слова Раиса Варыхалова, председатель ТСЖ «Феникс» в одном из домов на Моховой (адрес назвать не можем, МЧС санкцию не дало).

Странные люди, эти собственники. Им несказанно повезло – достался дом с убежищем, каких в Петербурге не так уж много, им дают ключ в руки, так они же еще и не берут. Не верят в астероиды? И это на Моховой, в двух шагах от Института прикладной астрономии, который с точностью до метра траектории всех астероидов рассчитал и доказал, что опасность реальная. Слов нет. Есть выход. Единственно правильный.

Отдать все бомбоубежища музыкантам. В безвозмездную аренду, лучше – в собственность. Пару недель назад я был в подвале на маленькой улочке в районе Московской площади и обнаружил, что подвал, снятый в аренду моим старым другом, владельцем музыкальной студии, – бывшее бомбоубежище и действительно сохраняет все присущие ему функции, кроме защиты от радиации: нет уплотнений на многослойных металлических дверях, но это МЧС немножко подзапустило, можно восстановить. Все остальное – в полном ажуре. Ребята арендуют его по льготной ставке КУГИ – объект социальный, как все связанное с культурой (матерных частушек на студии принципиально не записывают), но все равно сумма большая. Бронебойные стены и потолки, рассчитанные на ядерную атаку, плюс дополнительная шумоизоляция, необходимая для записи звука, гарантируют покой жителям дома. Если с ребят снять аренду, попросив восстановить защиту от радиации: сделают, не дрогнув. Когда упадет астероид или летающая тарелка, выживут лучшие представители человечества. Они-то и пропоют инопланетянам песню о том, как хорошо когда-то жили на Земле при президенте Тру Ля Ля.

Алексей ОРЕШКИН











Lentainform