16+

Кто помогает фигуристам стать чемпионами

17/12/2010

Кто помогает фигуристам стать чемпионами

Санкт-Петербургскому общественному фонду поддержки спорта «Олимпийские надежды» исполнилось два года. Его учредитель и президент Михаил Кузнецов, председатель совета директоров строительной компании «Мост-Сервис», мастер спорта СССР по фехтованию, считает, что о результатах работы фонда говорят успехи юных фигуристов, подопечных прославленного тренера Алексея Мишина.


                  С некоторых пор фонд принимает участие в их судьбе – Лизы Туктамышевой, ставшей серебряной и бронзовой призеркой чемпионатов России, победительницей серии этапов Гран-при-2010 среди юниоров; Артура Гачинского, показавшего лучший результат среди представителей России в турнире Гран-при этого сезона. Поддержка оказывается и другим воспитанникам именитого мастера, в том числе совсем маленьким.  Встреча с Михаилом Вячеславовичем состоялась в кафе малой арены Дворца спорта «Юбилейный».

- Алексей Мишин как-то рассказывал, что Федерация фигурного катания начинает помогать спортсмену, когда за его плечами уже есть определенные достижения. Но к достижениям его еще надо привести, на что требуются время и средства. Не потому ли и родилась идея создания фонда?
– Все началось с того, что  компания «Мост-Сервис» стала оказывать финансовую поддержку проведению спортивных мероприятий в городе: в 2007 году -  чемпионату мира по фехтованию, в 2008-м – ежегодному теннисному турниру Saint-Petersburg Open. В 2008 году на чемпионате России по фигурному катанию «Мост-Сервис» заявил о себе как генеральный спонсор. Именно тогда мы познакомились с Алексеем Николаевичем ближе. А первый раз увиделись на Олимпиаде в Турине в 2006-м, Плющенко тогда стал чемпионом, триумф наших фигуристов объединил нас. По-моему, сейчас нет других таких тренеров в этом виде спорта, которые настолько отдавались бы работе, как Москвина и Мишин. Причем Мишин, как никто, уделяет внимание детям. На чемпионате России в 2008 году я увидел юных талантливых фигуристов, которым захотелось помогать. К тому времени я уже начал выделять собственные средства на развитие отечественного спорта, в том числе детского. И мы зарегистрировали фонд.

- Вы любите детей?
– Вон, смотрите, Петр – ему всего восемь лет – делает уроки за соседним столом. Он только что закончил тренировку. Это же огромный труд, большая нагрузка. Такие дети живут в другом мире, у них в голове все по-другому складывается: они решают и  спортивные задачи, и школьные. Я вижу, как прогрессирует Лиза Туктамышева,  переживал за нее на этих международных состязаниях. Ей удалось преодолеть трудности, выиграть два этапа юниорского Гран-при, причем один из них с большим отрывом, выйти в финал. Это ее первые международные старты, ей только четырнадцать исполнится. Впереди – участие в чемпионате России. На «взрослом» турнире Гран-при Лиза вышла на лед в показательных выступлениях. Объявили, что она прыгнет тройной аксель, но у нее не пошло… Я постепенно начал разбираться в этих тонкостях, теперь знаю, что даже недостаток освещения способен помешать выполнить такой сложный элемент. Во всем мире можно по пальцам пересчитать девочек, которые делают тройной аксель.

- Девочка выросла,  все только начинается.
– Да. Президент Федерации фигурного катания России Александр Горшков признал, что на всех прокатах в Москве группа Мишина лучшая. В ней много талантливых детей, есть перспективы, большой задел. Алексей Николаевич шутит, что у него кризис перепроизводства. У тренера напряженный график: только что прилетел из Канады в Москву, тут же на – поезд и в Петербург, c поезда – на тренировку, два дня здесь, успеваем встретиться, потом летит в Казань на соревнования, а через пару дней – опять в Москву на сборы.

– У вас тоже хватает нагрузок, вы руководите крупной компанией,  возглавляете совет саморегулируемой организации строителей «Инжспецстрой». А удается ли привлечь к работе фонда других участников?

– Бывает, что люди говорят: да, хотим поучаствовать. Но до конкретных действий дело не доходит. Наверно, многие до сих пор не верят, что я занимаюсь этим бескорыстно.

- Костюмы для выступлений фигуристов, эскизы которых вам сейчас демонстрировали, вы будете оплачивать?
– Статьи расходов могут быть разные, мы их не разграничиваем. Средства направляются на стипендии фигуристам, на тренерские надбавки, на конкретные спортивные сборы. В 2011 году, например, планируем организовать их в Андорре. Высокогорье – хорошее место для тренировок, для улучшения спортивных показателей. Поедут кандидаты в сборную, наверно, и Женя поедет, в зависимости от того, как он будет чувствовать себя. На сегодняшний день его самочувствие великолепно.

- Если говорить о будущей Олимпиаде, то сегодня у нас нет других надежд,  кроме как на Плющенко.  Будем ждать его третьего пришествия.
– Таких, как Плющенко, на конвейере не выпускают. Он, Ягудин, Урманов – единичные случаи. Но есть талантливая молодежь – Артур Гачинский, который сделал большой шаг вперед. Сегодня он лидер сборной России. На состязаниях Гран-при у него были  опытные соперники – канадец Патрик Чан, чешские фигуристы, а для него это первые «взрослые» соревнования. Итог – шестое место, следующий россиянин был восьмым.

-  Куда бы вы направили свои усилия, если бы не встретились с Мишиным?

 - Чем-то все равно занимался бы. Предлагают  разные коммерческие проекты. Не так давно мы содействовали проведению международного шоу «Короли ринга», проходившего здесь же, в «Юбилейном». Конечно, участие в этом проекте имеет значение для популяризации самого вида спорта – бокса. Но тут чистая коммерция. Никакая поддержка подобных мероприятий не дает такого ощущения конкретного результата, которое ты получаешь, помогая растить молодые дарования. Когда видишь, каким был ребенок два года назад и каким становится, чувствуешь прогресс и думаешь о будущем.

– Вы – азартный человек?

– Хочется, чтобы выигрывали. Но даже если будут поражения… Это ведь спорт. Любой человек, создавая что-то, хочет победы. Нужны достижения и в работе фонда, и в бизнесе, который продолжает развиваться. Чем лучше дела в бизнесе, тем больше внимания можно уделять увлечениям. Более высокие спортивные результаты показывают те, у кого есть материальная поддержка. Яркий пример тому – художественная гимнастика. Старший тренер сборной России Ирина Винер много делает для ее развития, вместе с мужем Алишером Усмановым, крупным бизнесменом, вкладывает в гимнастику свои средства, отсюда и достижения. В этом виде спорта у нас нет провалов, там чемпион наступает на пятки чемпиону.

-  Может, что-то сдерживает финансовую помощь?
– Например, Санкт-Петербургская федерация фигурного катания проводит детские соревнования «Мемориал Панина», городской бюджет выделяет средства. Но воспользоваться ими по нашим законам можно только после того, как федерация израсходует такую же сумму. А деньги-то нужны сейчас. Представители федерации обращаются к нам, мы помогаем, но уже как строительная компания «Мост-Сервис»: перечисляем средства, которые потом бюджет компенсирует. Так обычно в организации спортивных состязаний  и происходит. И хорошо, если находятся желающие помочь деньгами. Ведь многие не доверяют официальным обещаниям. Я, как руководитель коммерческой структуры, работаю с бюджетом и знаю, что сегодня он исполняется. Поэтому иду навстречу. Но так ведут себя не все. Вообще бизнес держит в поле зрения те виды спорта, которые позволяют оправдывать вложенные средства, скажем, футбол. Но художественную гимнастику и фигурное катание я бы не отнес к этой категории. Это творческие виды спорта, в данном случае уместнее говорить о меценатстве, чем о спонсорстве.

- У вас с Алексеем Николаевичем теперь общая работа. Он обсуждает свои планы с вами?
– Он многое обсуждает со мной. В фигурном катании свои деликатные моменты, есть подводные течения. Много политики. Идет конкурентная борьба между петербургской школой и московской. И та, и другая могут записать в свой актив громадное число олимпийских чемпионов. Каждая старается занять приоритетную позицию на фоне прежних неудач.

- Как вы относитесь к недавней истории с Плющенко, в частности, к позиции Федерации фигурного катания России, когда ISU запретила ему выступать? Ощущение, что внутри страны у победившего спортсмена нет поддержки.
– Это мы считаем, что он победил, его жена Яна считает. Мы болели за него на трибунах, взявшись за руки. А кто-то полагает, что он недопобедил. У нас, к сожалению, свои особенности. Я бывал на многих олимпиадах, в том числе на летней в Пекине, первая половина которой была провальной для российских спортсменов. В тот момент наших спортивных чиновников было не видно. А когда появились первые достижения, функционеры сразу обнаружились, стали позировать рядом с чемпионами. Зарубежные спортсмены своих чиновников в лицо не знают. А у нас… Правильно говорят, что у победы много отцов, и только поражение – сирота.

- Ваша помощь предназначена  юным фигуристам или Плющенко тоже?
– Моя помощь распространяется на группу Алексея Николаевича Мишина. У Жени есть свои спонсоры, он  состоявшийся спортсмен, он уже  звезда. А наш фонд называется «Олимпийские надежды» и в большей степени ориентирован на детей, таких, как этот мальчик, который сейчас уроки делает…                           

Елена БЕВЗА

На фото: Алексей Мишин, Михаил Кузнецов, Артур Гачинский








Lentainform