16+

«Самое опасное, если националистические идеи укоренятся в среде тинэйджеров»

20/12/2010

«Самое опасное, если националистические идеи укоренятся в среде тинэйджеров»

Никто не изучает националистов пристальнее, чем Антифа. Евгений, один из участников этого движения, прокомментировал для Online812 события минувшей недели.


                 - Начало волнений положили фанаты или националисты?
– У нас мало говорят об этом, но убитый московский фанат был не просто болельщиком, а участником хулиганской группировки «Юнион». То есть кто там начал драку – неизвестно. Первая акция после убийства прошла более-менее мирно. А на Манежной площади в Москве были звезды русского национализма – Демушкин, Владимир Тор из ДПНИ и другие, в частности НБП.

- Эти акции способны перейти на качественно новый уровень?
– Некоторые говорят, что теперь будет создаваться ультраправая партия, которая легализуется и станет биться за места в парламенте. Но я в это не верю – и у них самих сил не хватит, и спецслужбы им не дадут. Опасно другое: на Русских маршах 4 ноября присутствует много молодежи школьного возраста. Если националистические идеи укоренятся в среде тинэйджеров, ими заразится очень много людей.

- Почему Сенная площадь не превратилась в Манежную?
– Да на Сенной площади на самом деле ничего и не было. Милиция реагировала в основном на кавказцев. По сути у нас была только акция на Загородном 11 декабря, одновременно с московской. Я смотрел видео с нее: у меня сложилось впечатление, что основная часть из тех 2 тысяч, в которые оценили толпу, – люди неорганизованные. Зенитовских фанатов, которые умеют строиться в колонны, чтобы прорывать оцепление и драться с ментами, было очень мало.

- Почему вы думаете, что это были фанаты, а не, например, нацболы?
– Там был нацбол, который шел с мегафоном и которого потом обвинили в организации массовых беспорядков. Но в толпе остальных он смотрелся неорганично, поэтому я не думаю, что рядом было много его товарищей.

- Однако они смогли перекрыть Загородный.
– Если бы милиции было больше, у них бы ничего не получилось. Говорят, ментовские машины просто завязли в снегу и не доехали. Не знаю, правда ли это. Но, в любом случае, все было организовано плохо и походило скорее на бегство от милиции.

- Это следствие того, в Петербурге сравнительно с Москвой мало националистов?
– У нас было большое националистическое подполье, которое, например, взорвало дрезину на железной дороге прошлой зимой и которое сейчас большей частью разгромлено спецслужбами. Впрочем, те, кто устраивает теракты и нападения на иностранцев, и те, кто организует митинги на площади, – это разные люди.

- Так у нас возможны более масштабные акции националистов?
– Думаю, пока то, что было на Загородном, – их максимум.

Сколько сторонников правого экстремизма  в Петербурге?

Борис АНДРЕЕВ, лидер группы «Позиция», которого называли идеологом субкультуры правого экстремизма:

– Мои концерты запрещены. Дайте мне афишу, и я спокойно соберу три тысячи человек. А такая команда, как «Коловрат», при рекламе забьет стадион «Петровский» полностью, как на матче «Зенит» – «Спартак».

Из интервью газете «Ваш тайный советник», апрель 2007 года                      

Станислав ВОЛКОВ











Lentainform