16+

Должна ли интеллигенция брить свои бороденки?

20/12/2010

ГЛЕБ СТАШКОВ

Придумал фразу для учебника по истории: «Петр I топором рубил боярам их интеллигентские бороденки». Из 4,5-часового выступления премьера Путина мне больше всего понравился пассаж именно на эту тему. Не надо, мол, опускать ментов «ниже плинтуса». Иначе «придется нашей либеральной интеллигенции бороденку сбрить и самим надеть каску – и вперед, на площадь, воевать с радикалами».


                 Кого он имел в виду? Вспоминаю либеральную интеллигенцию. «Бывших людей», как говорили во времена, когда в моде и при власти были усы. Бывший кронпринц Немцов, бывший премьер Касьянов, бывший историк Рыжков, бывший шахматист Каспаров, бывший экономист Явлинский, бывший кто-то Митрохин, бывший пару недель замминистра Милов, – все без бороденки. Мой бывший однокурсник Максим Резник – с бороденкой, но, как говорится, масштаб не тот. И бороденки, и должности.

И все же – откуда у премьера такая нелюбовь к волосяному покрову на лице? Который, как мне раньше казалось, атрибут скорее почвеннической интеллигенции, чем либеральной.  Попытаюсь изложить свою версию. Сразу скажу, она несколько специфическая. Когда вокруг тебя глобальная шизофрения, нельзя оставаться в здравом рассудке. Шизофреником сочтут тебя. Согласно общей теории относительности.
Итак, основываясь на собственных исторических познаниях и цитатах из выступления премьер-министра, я сочинил сюр-трактат (он же шизоэссе):

Власть и бороденки: опыт противостояния

Не знаю, чего москвичей тянет на Триумфальную площадь. Чего с ней связано? Ничего не связано. Ерунда какая-то. 
Вот у нас есть Сенатская площадь. Там собирались несогласные. Правда, всего один раз. 14 декабря 1825 года. Как уверяют историки, мероприятие было несанкционированным. Телезрители слали смс:
– Чего на самом деле хотят эти удельные князьки? Эти Волконские, Трубецкие, Оболенские?

Телезрителям объяснили:
– «Денег и власти. Чего они еще хотят?» В свое время они «поураганили», в лихие средние века, утащили немало миллиардов. «Их от кормушки оттащили, они поиздержались, хочется вернуться и пополнить свои карманы». 
У власти в это время находился какой-то странный тандем. Царем вроде как числился Константин. Но он все время отрекался. Мы, дескать, посоветуемся с братом и примем согласованное решение. Они с братом даже спали по очереди. Правда, Константин спал еще и с какой-то полячкой, а брата звали Николай.

Николай почесал репу и говорит:
– Елы-палы, «если мы позволим им это сделать, они отдельными миллиардами уже не ограничатся – всю Россию уже распродадут».
Он позвал генерала Милорадовича. Генерал быстро сбрил интеллигентскую бороденку, напялил каску и поскакал на площадь воевать с радикалами. В схватке погиб.
Радикалов, конечно, разогнали. За неспортивное поведение.
– Участники беспорядков должны понести уголовное, а не административное наказание, – решил Николай и отправил зачинщиков во глубину сибирских руд.
Я думаю, это нормально. Господин Мэдофф в США получил бы за такое 150 лет лишения свободы. «У нас, по-моему, гораздо все либеральнее».

Но это, так сказать, мелочи. Главное – он запретил либеральной интеллигенции носить бороденки. Мужикам можно, а интеллигенции – нет. Даже усы могли носить только военные. Потому как без усов воевать с радикалами совершенно невозможно. Но если военный переходил на штатскую службу, он обязан был сбрить интеллигентские усишки.
С Сенатской площади видны памятники сразу двум тиранам – Николаю и Петру. Оба – первые. Петр – это который «во время Семилетней войны, будучи в действующей армии, прислал схему, это мне Знаменский рассказывал – директор Петродворца, устройства своего ватерклозета, то есть канализации, по сути дела. Лично думал об этом». (Тут Путин ошибся – не Знаменский, а Знаменов, и не Семилетняя война, к тому времени Петр давно умер, а Северная.)

Что связывает двух тиранов? Ненависть к бороденкам. Еще до них жил другой тиран – Иван Грозный. Тот вообще был ненормальный – он бороденки жег.
Мы видим, что бороденка в России, будучи символом свободомыслия  и тираноборства, во все времена вызывала у власти чувства ненависти и страха.

Декабристы разбудили Герцена. Герцен, сука, немедленно отпустил бороду и развернул агитацию. В Лондоне. Зачем ему в Лондоне понадобилась борода – ума не приложу. Живет же в Лондоне Березовский безо всякой бороды – и ничего. Получше Герцена, думаю, живет.  

Новый этап борьбы с бороденками пришелся на 20-е годы прошлого века. Усы Сталина победили бороденку Троцкого. А потом – бороденки Бухарина, Каменева, Рыкова и далее по списку. К власти пришло новое – безбородое – поколение. Ворошилов, Молотов, Микоян, Маленков, Булганин, Берия, Хрущев, Каганович и примкнувший к ним Шепилов не носили бороденок. И до сих пор во власти никто бороденок не носит. Только спикер Миронов претендует на легкую небритость а-ля Микки Рурк. Но он – фигура шутовская и декоративная. Как обладатель козлиной бороденки Михал Иваныч Калинин.

Беда в том, что и либеральная оппозиция бороденок не носит. Лишний раз подтверждая свою убогость и конформизм. Впрочем, не мне их судить. Я сегодня как встал – первым делом за бритву.                           

ранее:

«Они все, оказывается, буйнопомешанные»
«Читать между строк умею. Видеть между кадрами – пока не очень»
«Нам дали чемпионат мира по футболу. Не распирает меня гордость, хоть убей»
Почему честным людям так плохо живется
7 праздников, которые необходимы Петербургу
Манифест Михалкова. Что ни мысль, то свежачок
Сокращают выплаты по больничному? Все просто – до 32 не надо болеть!











Lentainform