16+

«Смотреть по-прежнему нечего, но картинка стала приятной»

21/12/2010

ВИКТОР ТОПОРОВ

У меня последняя телеколонка десятилетия – время подводить итоги. Последнее (но не по значимости) событие – московский полупогром. Именно так, без панических преувеличений, - мол, это погром настоящий, как сотню лет назад в Кишиневе или в Одессе (и, понятно, не резня, как 22 года назад – в Сумгаите и в Баку), - но и без успокоительных разговоров о том, что на каждый День десантника случается что-нибудь в том же роде и милиция точно так же пасует перед «социально близкой» агрессивной толпой.


                    Полупогром происходит по недосмотру властей, погром настоящий – при их прямом подстрекательстве, – а мы с вами сейчас очутились в серой зоне непредумышленного или все же предумышленного попустительства, выход из которой (как выход из московского метро) возможен как в ту, так и в другую сторону.

Конспирологические версии происшедшего (а они уже звучат в Сети) следует отмести с порога. Нет, власть не отвлекает общественное внимание от приговора по делу Ходорковского, не запугивает гипотетических сторонников «оранжевой революции» очередными «нашими», принявшимися за «чужих», и не рыхлит почву для брутального разрешения «проблемы-2012». Власть растеряна. Но это отнюдь не означает, что завтра ей не захочется и впрямь оседлать и возглавить стихийные процессы с тем, чтобы в дальнейшем воспользоваться ими в собственных, причем каких угодно, целях. На данный момент произошла, по сути дела, московская Кондопога – только без очевидной в маленьком городке криминально-экономической подоплеки. Под это дело можно было бы, как в настоящей Кондопоге, отправить в отставку мэра – да вот незадача: всего три месяца назад сняли его предшественника.

Десять лет назад, когда начались первые разговоры о том, что Путин, мол, отменил или вот-вот отменит демократию, я возражал: второй президент России самим фактом и способом своего избрания отменил не демократию, а политику. Посмотрите по сторонам: политики и впрямь не стало. А если ее не стало нигде, то, естественно, ее не осталось и в «ящике». Такая вот получается «свобода слова», она же «картина маслом», «честный понедельник» и даже «неделя с Марианной Максимовской» – сплошные «танцы со звездами». Круговая оборона и круговая порука имитации всего и вся – острых политических дискуссий в том числе; и верная примета этого – телезвезды, зачастившие друг к другу «в гости» на ток-шоу. «Смельчак» Парфенов, например,  – и «вовремя» выложенная в Сеть запись «Школы злословия» – той самой «Школы», с которой он  (еще в 2003 году)  скандально ушел.

Считается, что телевидение развлекает, отвлекает и оболванивает. С двумя первыми задачами оно у нас худо-бедно справляется, с третьей, вопреки расхожему представлению,  – нет. Причем пропагандистский эффект отсутствует главным образом потому, что самим телепропагандонам все эти десять лет не ясно, что именно им надлежит нам, баранам, пропагандировать. А в последние три года – не только что, но даже кого. И выбор, казалось бы, невелик – да вот беда: никому еще не известно, в чью пользу он будет сделан. И сделан, разумеется, отнюдь не самими пропагандистами. Вот и жалуются они друг дружке на полный зажим свободы слова: оказывается, даже Познера вырезают из «Познера». Свободен, похоже, один «Гордон Кихот» – свободен не только ненавидеть, но и клеймить фильмы, которые сам же нам в якобы закрытом режиме показывает.

За десять лет рухнуло НТВ (в прежнем формате); отшумело, судя по всему, и НТВ нынешнее – вызывающе криминальное. Уникальный Журналистский Коллектив (помните, был такой) исповедует принцип «Каждый выживает в одиночку» – и выясняется, что выживают все, в общем-то, недурно. Практически провалилась реорганизация Пятого и ряда других каналов (включая так и не состоявшуюся ««Россию» для умных»), нацеленная на привлечение к телевизору тех, кто его не смотрит никогда, не смотрит эпизодически или, в оптимальном случае, не смотрит ежевечерне. Дураков среди умных нет: любую, даже подлинно острую передачу (если такая найдется) уже через пару часов можно посмотреть на мониторе в режиме местами ускоренной перемотки и без рекламных пауз.

Развлекательное телевидение в общем-то движется в правильном направлении: поменьше стало голого смехачества (да и «голой правды», как на РЕН-ТВ именуют голую жопу), поменьше «Дома-2» (не его самого, он как раз нарастил былые объемы, но «Дома-2» как идеи), улучшилось техническое качество кинопоказа, а в какой-то мере и сам кинопоказ, начали появляться недурные (и недешевые) сериалы; наконец, твердо встали на ноги нишевые каналы, прежде всего музыкальные. Остается, правда, пренеприятная неразбериха со спортивными (в особенности футбольными) трансляциями. Смотреть по-прежнему нечего или почти нечего – но сама по себе картинка стала приятной.

Лидирует по всем развлекательным параметрам Первый. А общественно-политических параметров ни для него, ни для кого другого словно бы и не существует. То есть ни гражданскому обществу, которого нет, ни власти, которая есть – и которой, главное, кажется, будто она есть, – телевидение по большому счету вообще не нужно. Порой создается впечатление, будто там, наверху, верят в мифический 25-й кадр, которым можно внушить населению все, что угодно. Но ведь 25-й кадр это выдумка, он даже в рекламе не срабатывает; чтобы люди поверили тебе, с ними нужно разговаривать, причем разговаривать серьезно, – а вот на такой разговор телевидение заканчивающихся нулевых годов оказалось катастрофически не способно.

Впрочем, может, оно и к лучшему. Ведь страшно даже представить себе, что эти люди сумели бы внушить нам по методу 25-го кадра, имейся такой, или в чем они же нас – в рамках серьезной и честной дискуссии – убедили бы. Пусть уж лучше развлекают попсой, нежели демонстрируют  «Лебединое озеро» по всем каналам.                           

ранее:

Зачем Алексей Слаповский написал «Большую книгу перемен»
Льва Толстого сегодня не любит государство, церковь и интеллигенция
Кем лучше быть – прогнозистом или аналитиком?
«Цари» – большой и маленький – еще дружат, а их свиты уже воюют
Нити расправы над Кашиным ведут во Псков
Что надо делать Ходорковскому, чтобы выйти из тюрьмы?
Константин Эрнст сделал политический прогноз








Lentainform