16+

Михаил Прохоров: «У всех без исключения рыло в пуху»

24/12/2010

Михаил Прохоров: «У всех без исключения рыло в пуху»

Полная веселуха. Так описал итоги года Михаил Прохоров. Так же и мы можем описать впечатления от четырехчасовой беседы с предпринимателем. На вопрос, есть ли у него хоть одна неудачная история, он ответил: «Я сам», а одной забавной байкой отделался от вопроса, где и с кем будет встречать Новый год.


                    История такова: «В советские времена один человек решил устроиться во Внешнеторговое объединение. У него была хорошая характеристика, был партийцем, на собрании все хорошо рассказал по уставу, один ветеран партии его спрашивает: а вы с кем живете? Он говорит: да есть тут одна. И после этого его не взяли — сказали: слишком откровенный». Самое часто употребимое выражение у Прохорова — «взрывной рост»: он берется только за проекты с такой перспективой. Один из них — Ё-мобиль. Бизнесмен верит, что сможет сделать принципиально новый русский автомобиль, он идет к этой цели сквозь град критики и насмешек: «Вообще, бытует мнение, что я сошел с ума, что я конкретно вкладываю в проекты, которые не несут денег. Поверьте мне, я не вкладываю в проекты, кроме хобби, которые не несут денег».

— Как живется миллиардеру в России?
— Нормально. Но надо понимать, что быть богатым в бедной стране — это бремя. Мое глубокое убеждение, что в России богатый человек не может быть пассивным, сама среда это отвергает. Если у тебя есть активы, нужно быть адекватным и полезным этой среде, и не важно, нравится она тебе или нет. И даже если ты хочешь что-то изменить, надо убедить в этом среду, а потом уже делать. Знаю это по работе в «Норильском никеле». Сознание эволюционирует — 15 лет назад у меня было меньше опыта, были другие взгляды на жизнь, было меньше времени заниматься философией. Первые два года я там наделал много ошибок и меня жестко отвергали. С опытом я понял, что даже революционные изменения нужно делать так, чтобы люди воспринимали их как следующий шаг. Когда ты богатый и успешный, у тебя не много сторонников, и это нормальная реакция. Но нужно уметь правильно коммуницировать со средой, это имеет огромное значение. Тебя должны принимать, пусть даже со знаком минус. Еще я считаю, что в бедной стране богатый человек обязан заниматься благотворительностью. Поделись своим успехом — потому что у нас много несчастных людей. У меня, может быть, не совсем 100%-но правильная жизненная логика, но она моя, основана на моем жизненном опыте.

— А взяточничество и привилегии чиновников — это тоже часть среды?

— А откуда взялась эта коррупция? Из Советского Союза. Тогда без конфет или без трешки ничего нельзя было сделать. Все тотально было коррумпировано — от магазина до врача и до ЖЭКа. Когда пришла рыночная экономика, коррупция уменьшилась. Хотя бы в магазине не надо мяснику платить, как в те времена… И то, что сейчас общество начинает открыто обсуждать проблемы коррупции, правоохранительных органов, оздоравливает этот процесс. У нас ведь у всех сознание с двойным стандартом: по-прежнему за нарушение проще взятку дать.

— Вы верите, что победить коррупцию в России возможно?
— На все нужно время, нужны правильный выбор и договоренность элит. Вот говорят — в части инноваций мы безнадежно отстали. Когда [Юрий] Гагарин полетел в космос, в Арабских Эмиратах все ездили на верблюдах. И насколько сейчас Эмираты обогнали многие страны! Другой пример — Грузия. Мне не все нравится, что там происходит, но еще несколько лет назад это была самая коррумпированная страна бывшего СССР, и они это побороли! Сейчас рейтинг доверия к правоохранительным органам там — 70%.

— Как велико влияние наших правоохранительных органов на бизнес? И считаете ли вы правильным изменение в законодательстве, по которому экономические преступления караются крупным штрафом, а не заключением?
— Считаю правильным. Проблемы накопились, вся система требует модернизации: правоохранительные органы, спецслужбы, суды. Крупный бизнес хорошо адаптирован к ситуации, может зайти в любые кабинеты. А вот малый и средний бизнес зачастую является жертвой рэкета, шантажа, «заказа» со стороны конкурентов. В 90-х гг. правоохранительные органы не трогали кооперативы, бизнесмены сами с бандитами разбирались. А началось все, когда сами крупные бизнесмены стали задействовать в своей борьбе с конкурентами правоохранительные органы. У всех без исключения рыло в пуху. Нужно отходить от практики двойных стандартов — когда бизнесмены говорят одно, а сами заказывают исполнения [у правоохранительных органов].

— Во время кризиса вы предлагали собственную программу действий. Насколько сделанное властями совпало с вашими предложениями?

— Очевидно, что стабилизация в стране наступила: банковская система, заводы, фабрики работают. Не важно, как это было сделано, но работают. Вопрос в другом: мы из кризиса вышли усилившимися или ослабленными? На мой взгляд, к сожалению, мы вышли ослабленными. В кризис слились три негативные тенденции: уменьшение населения, падение заработков, снижение производительности труда. Последнее — основной показатель в глобальной экономике. По этому показателю мы отстаем в 4-6 раз по разным отраслям. В машиностроении — в 20 раз. Речь идет не только о неквалифицированных работниках, но и о слабых менеджерах. Происходит конкурентное вымывание — квалифицированные сотрудники идут в те отрасли, где больше платят. Например, квалифицированные инженеры шли в строительный бизнес. В целом в стране складывается неконкурентная среда. На Западе происходит технологизация образования. В России в этом смысле ситуация очень плохая, ее надо переламывать, если мы хотим делать рывок.

— Наши политики говорят: для нас важна и модернизация, и социальная стабильность. Видите ли вы возможность увеличить производительность труда, не усугубляя при этом проблему безработицы и занятости?
— У нас в стране огромное количество фетишей. Например, большая безработица. У нас безработица около 6%, она не высокая — нормальная. Плюс, не забывайте, у нас 12 млн трудоспособного населения работает в серой зоне — т. е. не известно, чем они занимаются. Нашей стране угрожает не безработица, а низкая квалификация. При малейшем развитии у нас не хватит высококвалифицированных кадров, потому что нет грамотной системы их подготовки. Плюс уменьшается рождаемость, это отражается на всей модели трудовых ресурсов. Мы [в РСПП] очень много занимаемся высококвалифицированными профессиями. Люди, которые в 15 лет идут в ПТУ и учатся там три года, это время тратят впустую, и государство теряет их как потенциальных высококвалифицированных сотрудников. Не надо воспитывать в ПТУ трудных подростков. Пусть он 10 лет отучится в школе, пойдет в армию, вернется и в 20 лет решит, хочет он в нормальный колледж пойти за 6-9 месяцев освоить хорошую рабочую профессию или пойти на работу и там получить квалификацию. А что происходит сейчас: он в 15 лет приходит в ПТУ, классный рукастый парень, он и хочет на практике летом работать слесарем на заводе, а до 18 лет нельзя. И чем этот парень занимается? Он чего-нибудь убирает. И весь энтузиазм у него вышибается этими законами, регулирующими рынок труда и образования. То есть мы теряем огромное количество людей, которые хотят работать. Рынок труда нельзя рассматривать отдельно от стратегии страны. Должна быть четкая понятная стратегия, заявленные цели, механизмы ее реализации. Нужно молодому поколению объяснить, какие профессии при заявленных целях будут востребованы. Я со школьниками иногда встречаюсь — они не знают, какие профессии в реальном секторе будут востребованы в ближайшие 5-10 лет.

— Почему вам не удалось убедить президента, премьер-министра в полезности предложения о 60-часовой рабочей неделе?
— Во-первых, тут дело не в 60 часах, а в целом комплексе поправок, подготовленных в рамках нашей комиссии в РСПП. 60 часов — это лишь одна техническая поправка, далеко не самая важная в ряду предложенных. Во-вторых, поправки еще не выносились на уровень правительства и тем более президента, так что говорить, что поправки отвергнуты, нельзя. Мы их внесем до конца года в трехстороннюю комиссию с участием представителей государства, работодателей и работников. Таким образом, поправки, которые будут вынесены, уже будут являться продуктом консенсуса. Ведь то, что трудовое законодательство необходимо модернизировать, сегодня не оспаривает никто. Третье: откуда изначально пошла критика в мой адрес? От руководителей профсоюзов, у которых идут перевыборы, им нужно показать свою работу, и тут я со своими поправками. И даже не важно, что я предложил, главное — что на этом фоне можно покричать. Много раз мы приглашали профсоюзы содержательно обсудить тему — никто не пришел. Я считаю, что должен быть баланс между государством, работником и бизнесом. Мы собираемся в трехсторонней комиссии через наших представителей, будем наши поправки там объяснять, не получится — новый цикл. Проще ничего не делать, но кто-то должен принимать нужные и непопулярные меры. Я могу встать и уйти, но не буду, потому что считаю важным модернизировать трудовое законодательство. Это моя общественная работа. Я не могу относиться к своей работе формально.

— В чем смысл увеличения рабочего дня, почему вы считаете это важным для бизнеса?
— Сейчас работник имеет право на своем рабочем месте отработать 40 часов в неделю и еще на полставки 20 часов в неделю в другой организации. Получается всего 60 часов. Мое предложение очень простое: если работник не хочет после основной работы идти работать в другую организацию, пусть пишет об этом своему работодателю и работает на одной работе 50 или 60 часов. Никто при этом не собирается отменять сверхурочные за работу свыше 40 часов. Я считаю эту поправку технической, есть другие — гораздо важнее. Срочные договоры гораздо важнее для бизнеса. Мы хотим существенно расширить [их применение]. Например, дать работодателю возможность заключать срочные договоры с пенсионерами (сейчас они у нас при желании могут после достижения пенсионного возраста продолжать работать) и молодежью. Ведь, нанимая на работу выпускника, начальник не знает его потенциала, не знает, как он себя проявит. На бюро РСПП обсуждали срочные договоры — тема актуальная, мы получили более 1500 предложений. У нас готов второй, третий, четвертый пакет поправок в законодательство. Пока не скажу о чем.                     

далее…

vedomosti.ru, фото trendymen.ru











Lentainform