16+

Американский журналист о современных россиянах и новогодних корпоративах

06/01/2011

Американский журналист о современных россиянах и новогодних корпоративах

Снаружи падает снег, и буйный ветер кружит его хлопья в молочно-белом свете уличных фонарей. Внутри же, под доходящей до потолка проекцией базилики Сан-Марко, три ряда празднично одетых зрителей в позолоченных гипсовых масках - загорелые женщины в блестящих украшениях и плотные мужчины, облаченные в костюмы от Armani and Hugo Boss, – оторвавшись от закусок, устремляют глаза на залитую светом сцену. «Dancing Queen» группы Abba сменяется нежным женским голосом, поющим партию из итальянской оперы.


         Из-за кулис выходит девушка, на ее затянутых по локти в алые перчатки руках сидят пухлые белые голуби. Повинуясь неслышной команде, они расправляют крылья и перелетают к ее партнеру во фраке. Свет гаснет, и в темноте возникает сияющая неоновым светом фигура дамы в кружевном чепце и кринолине. Из сетей под потолком медленно спускаются огромные белые воздушные шары. Коснувшись пола, они лопаются, и вверх в волнах бирюзового и пурпурного света взмывают четыреста наполненных гелием воздушных шариков. Новый номер: на авансцену выходят на ходулях женщины в масках. Их длинные, тяжелые платья, отделанные кружевами, колышутся в красных и зеленых лучах софитов. Череда танцевальных поз в стиле Возрождения, которые они принимают на десятифутовой высоте, захватывает дух. Когда они уходят за кулисы под крики зрителей: «Браво! Браво!», мы возвращаемся к ужину.

Танцовщицы на ходулях – украинки, остальные выступающие – россияне, проходит же это действо – свободные вариации на тему венецианского карнавала – в ближнем Подмосковье. Если последнее кому-то покажется странным, то только потому, что о нормальной жизни в современной России СМИ рассказывают удивительно мало – слишком она противоречит любимым журналистами манихейским схемам. Шокирующее экономическое неравенство (особенно между Москвой и остальной Россией), которое могло бы стать причиной революции, больше не разжигает здесь открытые политические страсти. Большинство людей сейчас заняты поисками своего места в системе, а не попытками ее изменить. В принципе это никого бы не удивляло, если бы речь шла о любом другом месте – но только не о России. На Западе даже те, кто не считает эту страну адом на Земле, ждут от нее исключительно противостояния Добра и Зла – с большой буквы.

Никогда это неравенство (а также спокойное отношение к нему) не бывает так заметно, как во время больших праздников, которые дают повод для торжественных мероприятий. В России с давних пор любят Новый год и стараются отмечать его так широко, как только позволяют средства, примером чему может служить и тот «корпоратив» (вечеринка для сотрудников компании), который я имею возможность наблюдать. Итальянская тематика выглядит вполне уместно: в девятнадцатом веке Италия завораживала российских художников, писателей и поэтов, зачастую подолгу в ней живших и пропитывавшихся итальянской культурой. Потом, когда они возвращались домой, этот опыт заметно влиял на их творчество.

Как мне сказали, с каждым разом бюджет новогоднего корпоратива растет, а вместе с ним растет и число гостей, которых на сей раз собралось уже 250 плюс я (меня пригласили с тем условием, что я не буду упоминать в статье название компании). Тени Веймарской республики, скажет кто-то. Однако эта фирма вполне преуспевала бы практически при любых обстоятельствах. Она хорошо управляется, с толком ведет кадровую политику, свободна от долгов и расширяется, несмотря на экономический кризис. Ее сотрудники, многих из которых я знаю уже пять или шесть лет, – не гангстеры и проститутки, а трудолюбивые, хорошо зарабатывающие молодые люди (причем женщин среди них больше чем мужчин) с высшим гуманитарным или техническим образованием. Люди, которые работают по 12-14 часов в день, отдыхают в Европе и на Черном море и ходят в театр, когда у них появляется такая возможность. Большинство из них принадлежат к медленно увеличивающемуся российскому среднему классу, кто-то несколько богаче. Если ситуация в России в конце концов изменится к лучшему, возможно, причиной этого станут именно такие люди, постепенно заставляющие зловещих силовиков из российской правящей элиты менять статус-кво. Их вкусы в области культуры, развлечений, стиля жизни понемногу распространяются по всей стране. Подобный венецианский карнавал среди снегов легко мог бы проходить где угодно от Москвы до Владивостока.

Однако вернемся к празднику. На столах стоят тарелки с моцареллой и нарезанными помидорами, языками и разными видами мясных солений, ломтиками копченого лосося и осетрины, а также изрядные порции икры и жареных овощей, тосканские вина, французские коньяки, русские водки и бутылки с минеральной водой «Evian» и диетической колой. Кто-то сказал бы, что это похоже даже не на Веймар, а на «Пир во время чумы», вот только большинство этих деликатесов – за вычетом, пожалуй, моцареллы и иностранного алкоголя – точно так же украшают новогодние столы по всей стране. Собравшиеся выпивают и произносят тосты, однако дело обходится без откровенного пьянства: напиваться в стельку, как многие делали раньше, сейчас здесь явно непринято. После того, как два десятка лет назад в страну пришла рыночная экономика, означающая необходимость много работать и прилично выглядеть по утрам (или рисковать увольнением, что было практически невозможно в советские времена), люди, у которых есть хорошая работа, стали вести намного более трезвый образ жизни. Кстати, вот еще одна черта нормального быта, о которой на моей памяти ни разу не упоминали журналисты.

На сцене сменяют друг друга российские поп-звезды, одна из них запевает «I Will Survive» Глории Гейнор (Gloria Gaynor), и практически все (включая меня и моих знакомых) начинают танцевать. Слушая слова этого гимна женской стойкости (особенно уместно звучащего в России, женщины которой несут на своих плечах непропорционально тяжкое бремя), я удивляюсь переменам, которые произошли с Москвой на моих глазах. В 1993 году она была зловещей, грязной и мрачной, потом стала безвкусной и жестокой, после экономического коллапса 1998 года опять поблекла и, наконец, превратилась в то, чем остается и по сей день – в одну из мировых столиц, способную удовлетворить любые вкусы, какими бы они ни были. Это город трудностей и надежд, город в котором люди тяжело работают, чтобы продвинуться вперед, причем больше половины этих людей – женщины, зачастую матери-одиночки. Не так уж важно, что делает правительство – россияне все равно меняются, развиваются и продвигаются вперед. Они живут своей жизнью, которая редко попадает на страницы газет, и в основном просто нормальна. Или даже заслуживает восхищения, ведь им зачастую приходиться сталкиваться со значительно более тяжелыми проблемами, чем жителям Запада.

Перед этим тенор, солист одного из самых известных московских театров, исполнил «La Donna Mobile» и «O Solo Mio», выводя мелодию настолько звучно и чисто, что публика снова замолчала, прекратила жевать и устремила взор на сцену. Царская Россия перед Первой мировой войной и революцией 1917 года была крупной державой с растущей экономикой и сильным имущественным расслоением, вероятно, напоминающим то, которое можно наблюдать сейчас. Однако главное, чего у России всегда было в избытке – это таланты мирового класса. Возможно, на сей раз, когда Россия закончит отмечать Новый год, она разрешит с их помощью свои проблемы и вновь сумеет возродиться мирным путем. А пока среди снегов продолжается венецианский карнавал.            

inosmi.ru, фотография с сайта reklamavtule.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform