16+

«Если в нашей огромной системе находится явный урод, то плюют во всех»

12/01/2011

«Если в нашей огромной системе находится явный урод, то плюют во всех»

Манифест петербургских милиционеров, призвавших Дмитрия Медведева разобраться с делом находящихся под следствием сотрудников Московского РУВД, которые якобы запытали до смерти гражданина, был озвучен на пленарном заседании Госдумы. Реакция парламентарием еще не известна, но сам факт того, что дело получило огласку в высших политических кругах, внушает городским правоохранителям надежду на лучшее.


          Коллективное письмо, которое дошло до Госдумы, создавалось сотрудниками правоохранительных структур из разных регионов в закрытом сообществе «Вконтакте» «Моя милиция меня бережет». Сотрудники МВД пожаловались президенту, что «большинство журналистов, большая часть общества смотрит на сотрудника милиции как на врага народа. И это не метафора. Ментовский беспредел – это главное, что мы получаем за свою работу. Практически это лозунг. А многие из нас работают искренне, больше чем положено и не за великое жалованье». Они призвали главу государства не только обратить внимание на резонансное дело и защитить невиновных, но и поспособствовать возрождению образа благородного милиционера: «Дмитрий Анатольевич! Мы не знаем, что Вам докладывают о ситуации в МВД, но, поверьте, настроения у рядовых сотрудников пасмурные. Да и у руководителей тоже, как это ни странно. Что бы мы не делали – все плохо. А если в нашей огромной системе находится явный урод, то плюют во всех. Причем долго и с удовольствием. Нам это не нравится. Мы Вас очень просим посмотреть в нашу сторону».

Напомним, что дело о шести «милиционерах-убийцах» началось в октябре 2010 года, когда СКП возбудил уголовное дело по статье «Причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть». Подозреваемыми числились: начальник ОБИП старший лейтенант Илья Гальчук, старший лейтенант Дмитрий Ситников, старший лейтенант Игорь Семенов, лейтенант Александр Саенко, лейтенант Сергей Лучутенков и лейтенант Руслан Ишталов.

Долгое время в прессе звучала версия, согласно которой петербуржец Денис Выржиковский скончался в 26 городской больнице после пыток, которым подвергся в отделении милиции. Через месяц после случившегося милиционеры обратились в СМИ, чтобы изложить свою версию трагедии. По их словам, Выржиковского они не били и не пытали, и, вполне возможно, виновных в его смерти стоит искать в больнице…

Денис Выржиковский оказался на допросе у следователей после того, как его сожительницу Ольгу Зверькову и ее подругу, бывшую наркоманку Наталию Сотину, поймали на квартирной краже. Тогда Зверьковой удалось бежать, а ранее судимая Сотина отправилась прямиком в 12 отдел милиции Московского РУВД. 1 октября Зверькову задержали вместе с Выржиковским, который признался в том, что сбывал краденные девушками вещи. Ночью Зверькову и Выржиковского отправили в тот же 12 отдел, так как на допросе «они вели себя не очень культурно». С тех пор, по словам милиционеров, они эту парочку не видели.

Через 10 дней сотрудникам уголовного розыска сообщили, что Выржиковский умер. «Чего мне врать – у товарища был СПИД последней степени, туберкулез, гепатит, постоянные героиновые ломки, запои, так что рыдать я не стал и не придал значения… К тому же мне было известно, что второго утром его забирала скорая с эпилепсией, и у врачей претензий не было», – рассказал Фонтанке.ру начальник ОБИП Илья Гильчук.

На следующий день «следокам» дали понять, что расслабляться им рановато. Сотрудники прокуратуры выломали двери, провели обыск в их кабинетах, но никаких орудий пыток не нашли. Милиционеры уверяют, что их и не могло быть. 2 октября Выржиковского увезли из обезьянника с приступом эпилепсии (сотрудники станции скорой помощи №7 Московского района эту информацию подтверждают, никаких травм там зафиксировано не было), а поскольку умер он 10 октября, то эти факты могут не иметь между собой ничего общего. По слова обвиняемых, есть не менее 7 улик – телефонограммы и видеозаписи, свидетельствующих об их невиновности.

В городской больнице №26 говорят, что пациент прибыл к ним с травмами. Его хронические заболевания затрудняли лечение, и 10 октября наркоман скончался. Гильчук считает, что насилию Выржиковский подвергся как раз у врачей. Возможно, он неадекаватно себя вел и был помещен в больничный карцер. «Так как у него ВИЧ с 2000-го года, то любые сильные перетягивания образуют обширные гематомы, кости у него при его жизни как спички – потому и переломы, – сообщил он. – Отсюда и родился миф, что его подвешивали и пытали. А если пытали, то с нами в заговоре участвовали и дежурные 12-ого отдела, и врачи, и санитары. А уже потом, наконец, нашелся честный доктор. А это исключено, просто на уровне здравого смысла».

Надо сказать, что милицейская солидарность просто поражает. В то время, пока общество уже привыкло к гибели людей в отделениях, рядовые сотрудники отказываются в это верить пытаются доказать, что это неправда.

«Я по Московскому узнавал... там ребята НЕ при делах. Погибшего отфигачили в больничке... Ну там и ЧОП, охраняющий больницу руки приложил... И ноги» – пишет администратор милицейского форума police-russia.ru  Skyment. – Опера роют, руководство полностью поддерживает своих оперов, дело на контроле у начальника ГУВД, адвокаты работают. Кипишь (манифест милиционеров – прим. ред.) со стороны официального руководства НЕ поддерживается официально по понятным причинам».

«Российская прокуратура – это государство в государстве, больше похоже на мафию. Она способна продать любое дело и при этом остаться без ответственности. (Могу привести пару сотен примеров проданных прокуратурой дел)... Никто, никак, никакая система, ни институты не контролируют российскую прокуратуру. Кто-то тут сказал про суд. Можно я посмеюсь. Если дело возбуждено – оно идет в суд. Если дело в суде – будет обвинительный приговор. Прекращать нельзя – поругают. Оправдывать нельзя – поругают. А осуждая по липовым делам, мы повышаем статистку раскрытых преступлений. Реальных преступников ловить, искать смысла нет» – поддерживает версию о сфабрикованном деле сотрудник МВД 1-2-3.

«Свидетель-наркоманка даёт показания на оперов, причём как говорят опера – заведомо ложные, и опера ничего не могут сделать. В 90-е годы вся милиция страны смеялась бы, – возмущается Матёрый. – Думаю, что шарящие опера нарка пальцем не тронут. Он сам всё расскажет. Не сразу. Чуть позже, но расскажет. Ломка – она всех ломает».           

Марина ТЕРПИНКОТ, фотография с сайта mediazavod.ru











Lentainform