16+

«Стране мешает вовсе не чучелко Ленина, а привычка ломать старое»

21/01/2011

«Стране мешает вовсе не чучелко Ленина, а привычка ломать старое»

Интернет облетел новый провокационный слух: якобы, тело Ленина снова хотят захоронить, и даже договорились с компартией: в обмен на это коммунисты выторговали себе право прокатить тело Ильича на прощание по всей стране, используя для своей предвыборной агитации. Понятно, что Зюганов пришел в шок от такой версии и тут же опубликовал опровержение, но дело не в этом. Дело в том, что все начали опять мусолить тему, и каждый счел своим долгом вставить три копейки, выступив в прессе с глубокомысленными аргументами архигосударственной важности. Эти аргументы все вместе и каждый по отдельности настолько нелепы, что я решил их собрать и прокомментировать.


                Содержание мавзолея стоит 100тыс$ в год, это ужасно.


Ответ: не морщите мозг и не примеряйте эту цифру к своей стипендии – частному лицу эти деньги все равно не светят. Это промышленный порядок цен в масштабах страны, и не надо им спекулировать перед несведующими. Стоит пройти лишним дождям, и на улицы городов в этот день не выйдут полчища поливальных машин, – вы получите по стране экономию, сравнимую с содержанием десяти мавзолеев. А если в отчетной ведомости будет написано, что машины на полив вышли, то эти деньги украдут тысячи мерзавцев.

Что ваш Ленин в сравнении с этими экономическими штормами? В любой стране существует особый бюджет на содержание памятников, парков, исторических зданий, ремонт лавочек, покраску заборов, и даже ежегодная чистка голубиных какашек со скульптур стоит бешеных денег. Среди этих расходов бюджет мавзолея и с лупой не найти. Вы сойдете с ума, когда узнаете, в какую ежегодную сумму обходится государству содержание одних лишь служебных автомобилей для чиновников. Поэтому правильный ответ: тем более. Если страна без малого сто лет, даже во времена разрухи и голода, тратила по 100тыс$ на историческую реликвию, какое право мы имеем уничтожить сегодня уникальный научный эксперимент и закопать 10 миллионов долларов в землю?

Ленин в завещании просил, чтобы его похоронили на кладбище рядом с матерью.

На первый взгляд, казалось бы, это железобетонный аргумент – воля покойного. Но это только если отключить мозг. Если же мозг на минутку включить, то как по-вашему иначе могла выглядеть воля усопшего? «Сим повелеваю выстроить мне саркофаг-пирамиду и без выходных водить экскурсии пионеров»? Так не мог сказать ни один воспитанный человек, особенно если он в быту отличался большой скромностью. Это воля благодарных соратников – строить саркофаги для святых мощей обожаемого человека, даже если он сам о таком и не просил. А кто просил, кроме фараона? Разве в мире существует хоть одно завещание какого-нибудь Святого Великомученика Терпимия, в котором бы так и говорилось: «После кончины прошу левую руку мою отсечь и выставить близ алтаря Усть-Егорьевской лавры, правую же разместить в Храме Вознесения на Спиридоновке за исключением мизинца, который отправить в Польшу, а ступню и голову...» Было такое хоть раз? Напротив, святой Иоанн Новый перед самой кончиной написал стихи:

И что? Вот уже много веков его мощи всеми силами чествуются в монастыре Георгия Хозевита. И никто почему-то не кричит, что с мощами следует обойтись недостойно и без почестей, поскольку именно таков текст завещания.

Тело усопшего должно покоиться в земле по-христиански, иначе – богохульство.


Вот это самый смешной аргумент. Как я заметил, выдвигают его обычно какие-то государственные дамы, которые искренне считают себя православными, хотя в церкви были лишь во младенческом возрасте по известной надобности.
Во-первых, с каких это пор атеист и безбожник Ленин стал православным, чтоб к нему следовало применять православные ритуалы? Но юмор даже не в этом, а в катастрофической безграмотности тех, кто думает, будто незарытое тело – это богопротивно.

А вот это уже факт и вовсе обратный. В некоторых случаях считается нормальным потревожить старую могилу, разрыть ее, вытащить останки человека на поверхность, чтобы затем выставить на всеобщее обозрение. На снимке – обретение мощей священномученника Сергия Флоринского на кладбище в Везенберге (2003г.) Обратим особое внимание на термин «обретение мощей». Становится понятно: то, что предлагают сделать с Лениным, следует назвать «утратой мощей», и это носит осквернительный характер.

Проще говоря, христианская православная традиция допускает делать с телами усопших все, что угодно: выкапывать из могил, выставлять на всеобщее обозрение, водить экскурсии и принимать паломничества, и более того: расчленять на куски и хранить в разных храмах планеты. Утверждение, что тело Ленина следует закопать в землю, ибо таковы незыблемые православные правила – это абсолютно дикое утверждение со всех сторон. Тело лежит в собственной гробнице на 2 метра ниже уровня земли – одного этого факта хватит, чтобы удовлетворить любую прихоть любого скандалиста.

Ленина надо захоронить, потому что он мерзавец!

Вот это, увы, самый печальный аргумент. Месть – недостойное чувство даже в бытовых ссорах, и уж тем более месть недостойна для государства. Пытаться запоздало мстить за свою историю? Историю следует изо всех сил помнить, а не закапывать в землю от глаз подальше. Иначе чем вы лучше мерзавца Ленина?

Ленина надо закопать, потому что так правильно, благородно, по-человечески...


Ко всем людям, рассуждающим о «правильности», у меня только один вопрос: вы, лично вы, являетесь почитателями Ленина? Это ваша святыня? Вы ходите в мавзолей с паломничествами? Нет? Конечно нет. Вы – враги Ленина, и не скрываете этого. Противники. Как и я, впрочем, но дело не в этом. Дело в том, что если вы враги, кто вам дал моральное право с лицемерной благостью рассуждать о том, что будет «правильно» для судьбы чужой святыни? Вам ли рассуждать, как обойтись «благородно» с тем, что вы всей душой ненавидите? Или вы – единственные в этом мире обладатели «высшей правды, которая круче всех прочих правд», и у вас есть о том справка?

Представьте себе на минутку, что к власти в стране пришли мусульмане и требуют закопать мощи преподобного Сергия Радонежского, потому что это «правильно» и вообще мощам нечего делать на поверхности. Как мы возмутимся? Что мы будем кричать? Уберите руки, – будем мы кричать, – какое вы имеете право, это не ваша святыня, а наша, кто вы такие, черт побери. Так мы будем кричать. Тогда почему мы считаем себя вправе трогать чужую святыню? Потому что Ленин лично для вас не святой, а гамно на палочке? И ваше мнение – единственно верное в этом мире? Вы самый умный, а все дураки? Вы божественны, а прочие богопротивны? Ваши святые – нетленные, а все прочие – сушеная какашка в тряпочке, которую надо по-собачьи закидать землей задними лапами не глядя?

Для вас Ленин – не святой. И мощи его вам отвратительны, и мавзолей для вас не храм. Зато это храм для какой-нибудь колхозной бабки, которая всю жизнь шептала молитвы портрету Ильича, у которой когда-то любимый парень ушел добровольцем на фронт и бросился с криком «за Ленина!» под танки. И если эта бабка узнает из газет, что тело Ильича выбросили из мавзолея и закопали в грунт, и у нее от такого кощунства случится инфаркт – эта кровь будет на ваших руках, граждане-доброхоты. Потому что это вам из вредности и мести захотелось уничтожить то, что для кого-то было святым.
И здесь абсурдно проводить какие-то «опросы» и собирать «народные мнения»: речь идет о чужой святыне, решать ее судьбу могут только ее адепты и никто посторонний. Ведь если мы устроим всенародный опрос, не пора ли снести на территории России, скажем, все буддистские храмы, а заодно выгнать католиков, вполне возможно, что большинство ответит: давно пора. Значит ли это, что надо рушить все, что для статистического большинства не представляет ценности?

Лично я – не сторонник Ленина. Я просто хочу знать, что мои дети и внуки всегда смогут прийти в мавзолей и посмотреть на мумию вождя пролетариата, о котором читали в учебнике. А захотят – могут пойти к мощам Сергия Радонежского или посетить буддийский храм в Петербурге, самый крупный в Европе. Все это – ценности: исторические, религиозные, культурные. И возмущает меня именно идея деструктива. Пусть мне по-жизни глубоко безразлична какая-нибудь изумрудная брошка Ивана Грозного, хранящаяся сотни лет в Эрмитаже, пусть я не решил, как относиться к личности Ивана Грозного, который среди царей был кровавым и не факт, что полезным для страны. А может и не был кровавым, а может принес пользу – пусть спорят историки. Но я буду точно так же возмущен, узнав, что брошку изъяли, распилили, переплавили, закопали в землю или продали за рубеж в частную коллекцию, уничтожили, одним словом, и отныне я лишен возможности пойти на нее посмотреть, если вдруг захочется.

Больше всего меня возмущает эта искренняя энергия, с которой мы всегда готовы обсуждать любые деструктивные проекты: снос, слом, вынос, разрушение. В то время, как любой конструктив у нас в стране тут же подвергается народной критике: ишь, отремонтировали, ишь, выстроили, ишь, новую скульптуру поставили, говно какое... И становится понятно: процветанию страны мешает вовсе не чучелко Ленина, а укоренившаяся привычка ломать старое вместо того, чтоб строить новое.                     

razgovor.org








Lentainform