16+

Правильно ли Лужкову не дали вида на жительство в Латвии

24/01/2011

ГЛЕБ СТАШКОВ

Не знаю, откуда берутся всякие пословицы и поговорки, но многие из них явно ошибочные. «Не место красит человека, а человек место». Полная чушь. По себе знаю. Когда-то давно в одной демократической партии я был уполномоченным по региональным выборам с правом выдачи финансовых средств.


                    Могу сказать, что это место очень сильно меня красило. В регионах меня очень уважали. Кормили, поили. А если узнавали, что никаких финансовых средств у меня, собственно, нету и я просто уполномоченный, то тоже уважали, но намного меньше. Можно даже сказать, совсем не уважали.

Но это, так сказать, мелочи. Человек может занимать гораздо более серьезное место. Скажем, мэра Москвы Лужкова. Говорят, это место бывшего мэра не только красило, но и через жену приносило кое-какие ощутимые дивиденды, но чего не знаем, того не знаем.

Мне важно, что красило. Любая чепуха, которую делал или произносил мэр Лужков, воспринималась, возможно, скандально. Или эпатажно. Но не откровенно глупо. Даже когда он – явно в пику Чубайсу – предлагал вырабатывать электроэнергию из содержимого канализации.

А лишился человек места – и тут же стал посмешищем. На прошлой неделе Лужков решил получить вид на жительство в Латвии. Вложив в их сильно пострадавшую от кризиса экономику 200 тысяч латов. Где-то 11,5 млн рублей. Это по их законам дает право на вид на жительство. Но не гарантирует.

У меня, например, есть друг, который мечтает жить в Швеции. И, честно говоря, этот друг мне все уши прожужжал, какая это замечательная страна. Но – по каким-то причинам – ему вида на жительство пока не дают. Полагаю, по сугубо экономическим. Потому что мой друг может инвестировать в экономику Швеции от силы баксов сто. У моего друга не было должности, которая бы его сильно красила. А Швецию он тем не менее любит и ездит туда по пять раз в год.

А бывший московский мэр Латвию любит не сильно.
– Я не знаю другой такой страны, где так попирались бы права человека, – говорит бывший мэр. Вернее, говорил, когда еще был мэром. И когда его права в России, соответственно, не попирались. А по оппозиционным домыслам, через него даже попирались в Москве права совсем других людей.

Правда, Лужков и сейчас не говорит, что Латвию любит, – прямо сказал, что вид на жительство ему нужен для свободы передвижения. То есть ездить спокойно по всей Европе.

А в остальном – на фиг не нужно вашей Латвии.
Кстати, Лужков говорит выражениями, которые явно предназначены, чтобы войти в историю:
– Если Родина от меня не откажется, я тоже покидать ее не собираюсь.

Когда-то Дантон так же сказал:
– Возможно ли, дескать, унести Родину на подошвах своих сапог?
Или ботинок, не знаю, чего они там носили. Короче говоря, дураку Дантону предлагали уносить ноги, пока ему башку гильотиной не оттяпают. Ему-то, как известно, оттяпали, за его галльское остроумие. Но чего Лужков хотел сказать – ума не приложу.

Потому что наша Родина ни от кого не отказывается. Это, что называется, общеизвестно. Наша Родина может человека с политическим или там каким-нибудь экономическим весом немного подопустить и отправить куда-нибудь, где сейчас сидит, предположим, некая персона, о которой много говорят. Но отказаться – никогда не откажется.
Но одно дело большие страны. А другое – мелкие страны по соседству. С ними надо по-другому: нельзя так сразу, как Лужков, правду-матку в глаза: мол, в гробу вашу Латвию видал, ваш вид на жительство мне только для поездок в Вену и Париж нужен.

Лет опять же десять назад ездил я в Финляндию. По приглашению Шведской партии этой страны. Аристократической, можно сказать, партии, потому что шведы в Финляндии, ясное дело, аристократы.

И вылезаем мы на перроне в Хельсинки с этими аристократами, и встречаем нашего знакомого Курвилайнена. Он в общем-то даже и не финн. То есть финн, но с нашего карельского перешейка, который в лихие 90-е каким-то хитрым образом смотал в их Финляндию.

И Курвилайнен мне говорит:
– Где, дескать, располагаешься на ужин и ночлег?
– У них, – говорю.
– Ну и дурак, – говорит Курвилайнен, – они нищие и ничего тебе не предложат.
– Почему? – спрашиваю.
– Потому, – отвечает Курвилайнен.

Я потом понял, что он был прав. Угощали меня на квартирах исключительно йогуртом и соленым огурцом.
 - А у меня, – говорит Курвилайнен, – все есть. Поскольку я здесь, во-первых, пособие получаю, а во-вторых, обучаю финскому языку русских граждан. И налогов за это не плачу. Посему имею и сервелат, и красную икру, а уж водка явно у вас имеется.

И добавляет:
– Они ж здесь все дебилы.

И зря добавляет. Поскольку двое из этих финских шведов или шведских финнов понимали по-русски. 

Водку я все-таки выпил с ними. И они сказали, что партия их сугубо либеральная, но пускать таких курвилайненов – большая ошибка. И Лужкова по этой же логике не пустили в Латвию.

И, наверное, правильно. Нельзя быть так с кондачка оппозиционером. Я вот, почитай, лет двадцать в оппозиции, а денег на оформление видов на жительство не скопил. Какая уж тут справедливость.                      

ранее:

Любой либерал – предатель Родины
Лучше пластилиновый Путин, чем железный Феликс
Должна ли интеллигенция брить свои бороденки?
«Они все, оказывается, буйнопомешанные»
«Читать между строк умею. Видеть между кадрами – пока не очень»
«Нам дали чемпионат мира по футболу. Не распирает меня гордость, хоть убей»
Почему честным людям так плохо живется








Lentainform