16+

В Петербурге новая миграционная волна - из Киргизии

26/01/2011

В Петербурге новая миграционная волна - из Киргизии

По официальным данным, в Петербурге на сегодняшний день проживает более полутора миллионов мигрантов. До прошлого года большую часть из них составляли приезжие из Узбекистана, Таджикистана и Украины. В 2010 году в Северную столицу двинулась новая миграционная волна - из Киргизии, в особенности из южных регионов этой республики.


                 Причина переезда – резня

Пик киргизской миграции пришелся на осень прошлого года. Причины просты: в прошлом году Киргизия пережила очередной госпереворот, а затем межнациональный конфликт буквально умыл кровью юг республики.

Юг Киргизии – тема отдельная. Это особый мир. У южан свой менталитет, и понять их остальным жителям республики бывает сложно. На юге, помимо киргизов, традиционно проживает очень много этнических узбеков. Эти две нации друг с другом соперничают. Конфликт, подобный прошлогоднему, в Киргизии уже возникал примерно 20 лет назад. Вот и в 2010 году хватило искры, чтобы тихое соперничество превратилось в натуральную резню. Несколько дней осатаневшие люди били, жгли и насиловали друг друга, не щадили даже врачей.

В результате кровавых событий погибли несколько тысяч человек, примерно столько же остались без крова. А поскольку был сожжен базар и продуктовые магазины не работали, наступил еще и голод.

Эти события подтолкнули многих киргизов к переезду в Россию.

Дали кувалду, отправили на крышу

С приезжими с юга Киргизии я познакомилась в одном из отделов миграционной службы, куда парни пришли за справками.
20-летний Алтынбек занимается очень нужным для зимнего Петербурга делом – чистит крыши домов от снега и сосулек. Алтынбек, или Антон – так он называет себя по-русски, – родился и вырос в городе Оше.

О жизни на родине рассказывает скупо: мол, жил как все. Закончил школу, в университет поступать не стал. Попытался найти работу в родном городе, но быстро понял, что денег на достойную жизнь там не заработать. А тут сестра, еще пять лет назад уехавшая в Петербург, позвала брата к себе. Благо российское гражданство жителям Киргизии дают быстро, примерно за три месяца. Сначала Алтынбек нашел подработку – грузчиком на рынке.

– Работа тяжелая, платят копейки, – вспоминает он. – Каждый день на дорогу и обед я тратил 200 рублей. А получал в день 650 рублей. Денег, которые оставались, хватало только на то, чтобы как-то просуществовать. Но деваться было некуда – работал.
После получения гражданства жить стало легче. Подвернулась и нормальная работа.
– Один мой друг, который уже давно уехал сюда, промышленный альпинист. Сейчас он «поднялся», стал набирать свою собственную бригаду и позвал меня к себе, – рассказывает парень.

Сбивать сосульки, конечно, тоже работка не из легких. Алтынбек на крыше высотного знания до приезда в Петербург ни разу не был. Да и снег с крыш счищать в Киргизии не принято. Впрочем, там и снега-то такого не бывает. В первый рабочий день, вспоминает парень, было очень страшно.

– Меня не обучали, просто дали кувалду и лопату и отправили на крышу. Учиться пришлось на ходу. Я знал, что, если сорвусь, разобьюсь насмерть, – говорит он.

- А сейчас тоже боишься? – спрашиваю.
– Сейчас уже нет, – улыбается парень, – мы же работаем со страховкой. Да и привык к высоте. Хотя все равно на крыше веду себя осторожно. Недавно, я слышал, один из альпинистов сорвался и разбился насмерть. Это был взрослый мужчина-узбек. Жалко его.
Работать Алтынбеку приходится почти каждый день с 8 часов до 17. Но заработок вполне приличный. В день Алтынбек, по его словам, получает примерно полторы тысячи рублей.
– Я на работе на хорошем счету, – хвастается он, – трудолюбивый. Впрочем, киргизов здесь вообще работодатели ценят – мы привыкли работать и не жаловаться. Да и вообще, как я заметил, большая часть промышленных альпинистов в Петербурге – выходцы из стран средней Азии.

- Как вечера проводишь? – интересуюсь.
– Да как? Обыкновенно, – пожимает плечами Алтынбек. – Пришел после работы домой. Приготовил поесть, поужинал. Немного позанимался спортом – у меня есть гантели, стараюсь держать форму. И лег спать. Утром снова на работу. Гулять никуда не хожу – да и холодно пока.

- Что, и летом не ходишь?
– Летом хожу, конечно. Петербург – красивый город, здесь даже просто по улицам пройтись приятно.
Но оставаться жить в красивом городе Алтынбек не собирается, хочет вернуться на родину. Вот только сначала надо заработать денег, чтобы потом открыть в Киргизии бизнес, а еще Алтынбек хочет купить машину. На все это парню, по его прикидкам, нужно порядка 10 тысяч долларов. Алтынбек надеется их заработать года за три.

- А почему не хочешь остаться?
– Не нравится мне жить здесь, – хмуро отвечает Алтынбек. – Холодно, ветер сильный.

- Девушка у тебя есть?
Алтынбек смущается:
– Есть одна девушка, но она пока не знает, что нравится мне. Я с ней познакомился у друзей. Очень красивая. Она здесь недавно, тоже приехала на заработки. Не могу решиться к ней подойти.

Питер похож на Бишкек

Второй мой собеседник – 24-летний Азиз – в противоположность Алтынбеку пока возвращаться на родину не планирует. Наоборот, устроившись на нормальную работу, Азиз, по его словам, хочет забрать в Петербург и своих родителей, чтобы жить всей семьей. Вырос Азиз в селе Быстровке Чуйской области Киргизии. Образованный – за плечами университет, по специальности Азиз экономист. Но даже со столь востребованной профессией на нормальную работу парень устроиться не сумел.
– Я поработал после окончания учебы – на вулканизации, на заправке. Разве это работа для экономиста? А чтобы пойти, например, в налоговую службу, знаете, сколько заплатить надо? Около тысячи долларов. А получать будешь примерно 150 долларов. На эти деньги не проживешь, а взятки брать я не хочу.

Госпереворт и так называемые ошские события подтолкнули Азиза к переезду.
- Я не хочу жить там, где нет стабильности. Что там делать? – риторически спрашивает он. – Начать какой-то бизнес? А потом будет очередной переворот, и мою фирму разграбят или сожгут. Как там можно что-то начинать?
Российское гражданство Азиз уже получил, сейчас оформляет паспорт. Но пока не работает.

- А чем занимаешься? – спрашиваю.
– Спиваюсь! – смеется Азиз. – А если серьезно, то пока ничем. В Интернете сижу, по городу гуляю. Когда получу паспорт, переведу диплом. Думаю, что работу я найду быстро. Я уже был на нескольких собеседованиях, пытался устроиться торговым агентом или менеджером. Мне говорили, что я по знаниям вполне подхожу для этой работы, но без гражданства меня взять не могут.

- И как тебе Питер?
– Город красивый, – отвечает Азиз. И, к моему удивлению, добавляет: – Но от Бишкека (столица Киргизии. – Ред.) внешне не очень отличается. Я, когда только прилетел, подумал: будто и не уезжал. В центре, конечно, все совсем по-другому, а окраины Петербурга очень похожи на Бишкек. Но холодно здесь так, что хочется завернуться в одеяло и кричать о конце света.
Милиции, что интересно, ни один из моих собеседников не опасается. Ребята не скрывают, что стражи правопорядка их частенько останавливают, проверяют документы. Но, поскольку все бумаги в порядке, никаких претензий не предъявляют. Однако лишний раз на глаза правоохранительным органам киргизы все равно стараются не попадаться – береженого, говорят они, Бог бережет.                       

Татьяна ПЕСИНА









Lentainform