16+

Курсанты МЧС 2,5 часа стояли на морозе в летней обуви

28/01/2011

ЭЛЛА ПОЛЯКОВА

На днях на горячую линию «Солдатских матерей» поступил звонок от активной гражданки Петербурга Зинаиды Сергеевны Чеховской. Она рассказала нам чудовищную историю, свидетельницей которой ей пришлось стать.


              В Парке Победы, где проходила репетиция праздничного мероприятия, посвященного Дню снятия блокады, женщина увидела, как четверо курсантов МЧС несут на руках еще одного, потерявшего сознание от обморожения. 

Как выяснилось, во время репетиции, продолжавшейся 2,5 часа, курсанты МЧС были одеты в новую зимнюю форму, но на ногах у них была летняя обувь с картонными стельками. 

Юноши и девушки, студенты Университета МЧС, стояли в парке в почетном карауле. Там было много людей, в том числе священник, но никто из них не обратил внимания на то, как одеты курсанты. Мороз тем временем был не меньше 10 градусов. Как нам сообщили позже, пострадавших на самом деле было двое. 

Зинаида Сергеевна начала бить тревогу – кроме нее никому не было дела до ребят. Женщина подошла к офицерам, чтобы те приняли меры, но они сказали – «ну и что?». Тогда она начала звонить в милицию, прокуратуру – бесполезно. Она была искренне возмущена, и высказывала свое негодование от лица бабушек и дедушек, которые в блокаду умирали за этих ребят. Позже она нашла наш телефон и обратилась за помощью.

На следующий день Зинаида Сергеевна пришла к нам в офис, и мы написали письма Шойгу и в военную прокуратуру. Такое варварское отношение к курсантам, по-другому я это назвать не могу, нельзя оставлять безнаказанным. Кстати у одного из офицеров на ногах тоже была летняя обувь, и он мало, чем отличался от посиневших от холода ребят, участвовавших в мероприятии. У девушек-курсантов, как говорят очевидцы, с обувью было получше. Офицеры потом говорили нам, что ребятам положены шерстяные портянки и теплое белье, но ничего этого на них не было. У нас есть подозрение, что это было разнарядкой свыше от паркетных генералов, которые как будто бы и не живут на земле и не в курсе, какая зимой погода.

Сейчас вообще с формой какие-то чудеса творятся. Как в Русско-японскую войну, когда начальство разворовало солдатскую форму, и люди ходили непонятно в чем… Форма от Юдашкина красивая, но она не выдерживает морозов. Многие задавались вопросом, как так получилось. И вот наши коллеги из Перми смогли это разузнать. Они нашли фирму, которая занималась утеплителями для одежды. Выяснилось, что материал заказывали для экспериментальных образцов, но потом решили сэкономить и отказались от «лишнего» элемента. Прежние дурацкие сапоги заменили ботинками. Солдатам выдают одну пару на год. При этом ребята, призванные весной, носят их с носками, тогда как зимой, чтобы было тепло, нужно надевать портянки. Но в таком случае, требуется обувь большего размера, иначе в нее просто не влезешь. Кроме того, в этих ботинках вместо нормальных стелек – картонки. Как хорошо экономить на людях!

Объясняется все просто. Сейчас идет разгосударствление ряда полномочий военных, и часть функций передается частным фирмам. Министерство обороны должно тщательно перепроверять их продукцию, но этого не было сделано. И что в результате? В Юрге массовые заболевания, которые офицеры усиленно скрывают, чтобы не лишиться 13 зарплаты. В этот призыв не было здоровых ребят, а теперь их здоровье доканывают таким образом.

Зимой на горячую линию поступило сообщение – ребята, которые и так мерзли в форме Юдашкина, пожаловались, что во  всей части и в казармах не работают туалеты. 4 января я поехала в Лугу посмотреть, что там происходит. Зашла в часть. На плацу – около 500 замерших солдат. Мне на встречу выбежали офицеры и отвели в штаб. Там было так холодно, что офицеры даже не снимали верхнюю одежду. Выяснилось, что туалетов в казармах действительно нет. Они наняли фирму, которая не отремонтировала, а разломала всю канализацию, в результате унитазы просто фонтанировали. Вы представляете, такой холод, ребята все простывшие, с застуженными почками, а тут еще и никаких условий!

Насколько я знаю, холод и разгул болезней сейчас во многих частях – в Саперном, в Каменке. Некоторые офицеры даже боятся вывозить солдат в новой форме на полигон, и не скрывают, что сами мерзнут. Почему же солдатам не выдают полушубки и валенки? Потому что все занимаются своими делами, а на призывников – наплевать.

О призыве
 

Эта осень стала горячей порой обращений на наши прямые линии. Больше всего звонков от призывников поступало в сентябре и особенно, начиная с 15 ноября. Всего за время последнего призыва к нам обратилось более 3000 обращений, из них – с 16 ноября около 2000 сообщений на наши мобильные «горячии» линии (8-911-772-34-40). Причем  более 300 обращений от ребят, которые были захвачены, но  сумели связаться либо напрямую с нами, либо с родственниками. 70% из них нам удалось освободить на сборных пунктах. Более того, уже после окончания призыва, милиция продолжала ловить уклонистов. 7 января к одному из молодых людей  у метро Выборгская подошел работник милиции, который разыскивал «уклонистов»! Такое ощущение, что у нас с 15 ноября отменили все законы! И все это – ради выполнения плана, который все равно не удалось реализовать.

  В этот призыв было много облав в студенческих общежитиях. Один такой студент пришел к нам и принес занятную видеозапись. У него к тому времени были собраны все бумаги, отправлены заявления в призывную комиссию и т.д. – он уже был на нашей Школе Прав Человека и действовал как правозащитник. В тот день  облавы ему повезло – он заночевал в другом месте. Утром наш студент услышал стук в дверь. Он понял, что это облава и включил веб-камеру, после чего открыл дверь. За ней стояли двое. Они даже не представились, проигнорировали требование представиться и  начали проводить несанкционированный обыск. Искали уклониста под кроватью, в шкафу, заглядывали под подушку, после чего ушли весьма огорченными.

Еще один интересный случай произошел в общежитии Консерватории. Музыкантов мы все любим, и военные – не меньше остальных. В Консерваторию можно поступить только после музыкального училища, на время которого предоставляется отсрочка. Под этим предлогом в московском консерваторском общежитии пытались захватить 50 человек. У нас тоже была облава. В тот день на  нашу «горячую» линию поступило тревожное сообщение от студентов. Наша пресс-секретарь Елена Попова  поехала в общежитие и помогла урегулировать ситуацию. Сказала одному из студентов: «У нас же есть сайт, ты там мог все почитать и узнать о своих правах». А он отвечает: «У меня нет интернета, есть только рояль». Ну как таких людей можно призывать в армию? 

Пока Лена была в Консерватории, поступил еще один звонок из Выборгского района. Там образовался загадочный ночной военкомат – врачи приезжали на рабочее место и имитировали бурную трудовую деятельность. После чего выловленных ребят ночью отправляли служить. В результате на сборный пункт Лену  не пустили, а бывший военком господин Бажимов (сейчас с него сняли погоны, но он продолжает работать как гражданское лицо), вызвал милицию, заявив, что пресс-секретарь «Солдатских матерей» стреляла по окнам. Представляете, какая чушь? Лену увезли в отделение милиции на Лесном, куда приехал наш адвокат и быстро вызволил ее. Буквально позавчера был суд. С Лены, конечно, сняли все обвинения. Тем не менее, мы требуем увольнения  г-на Бажимова и др. 

Были и еще две неприятные истории. Однажды нам позвонила бабушка, внука которой задержали. Мальчик сирота, у него серьезные проблемы со здоровьем. Мы позвонили на сборный пункт на  Загородном, 54,  и нам пообещали, что никто его забирать не будет. Оказалось, что нас обманули. В результате бабушка забрала внука уже на Московском вокзале в военной форме, откуда его собирались отправить служить. Она вывела его из строя и привела к нам. Сейчас начат судебный процесс. И если мы его выиграем – то это будет судебный прецедент незаконного призыва, чему, конечно, военные не рады. Ведь они в свою очередь утверждают, что он уже субъект армии.

Меня радует, когда люди, такие как эта бабушка, проявляют столь яркую гражданскую позицию. Ведь сейчас идет демографический спад, и губить остатки молодых мужчин – просто преступление. 

Вместе с другой бабушкой мы сейчас пытаемся комиссовать внука из Каменки, куда он попал из другого города. Пенсионерка, которая находится на инвалидности, лишилась единственного человека, который о ней заботился. Мало того, что они оба в состоянии стресса, так он уже начал заговаривать о суициде… В данном случае военные воспользовались тем, что молодой человек просто не знал свои права. К сожалению, это обычная история, последствия которой, увы, могут оказаться печальными. В одной только Печенге за последнее время было 7 смертей среди солдат.           

ранее:


Почему власть не хочет, чтобы молодежь служила рядом с домом
«Среди призванных этой весной ребят уже есть погибшие»
«Людей держат в страхе перед армией, чтобы они откупались»
«Если увеличат призывной возраст, молодежь не захочет учиться»
Для солдата армия – тюрьма. Кто же выпустит заключенного из камеры?
Контрактники из Средней Азии терроризировали солдат








Lentainform