16+

«Заставлять делать флюорографию беременных больше не будут»

07/02/2011

СВЕТЛАНА АГАПИТОВА

Здравствуйте, уважаемые читатели. Первый месяц нового года у нас выдался очень урожайным на события, едва хватает времени со всем разобраться. Сейчас мы активно включились в ситуацию с обожженной девочкой. По показаниям мамы ребенок сам забрался под кипяток и обжегся. Но врачи установили, что у девочки - еще гематомы и черепно-мозговая травма. Видимо, будем привлекать правоохранительные органы, а пока собираем информацию от опеки и ОДН.


                  К сожалению, этот случай – не единственный. Думаю, что вы слышали об ужасной трагедии в Колпино. Годовалая девочка ковыряла обои, маме это не понравилось, и она ударила ребенка. Так сильно, что девочка умерла. При этом самой маме только 17 лет. Она утверждает, что ударила ребенка по щеке и по попе. Но протокол вскрытия говорит о другом: у малышки были разрывы внутренних органов, гематомы. Сейчас ведется следствие. Следственный комитет склоняется к тому, чтобы проводить психиатрическую экспертизу. Если будет доказано, что убийство совершено в состоянии аффекта, то наказание будет более мягким.

И опять же – ничего не предвещало беды. Да, мама молодая. Но она жила со своей матерью, состояла на учете в центре помощи  семьи и детям, регулярно получала пособия, вовремя оформляла все необходимые справки. К ней даже не прикрепляли специалистов, потому что необходимости вроде не было. Но очевидно, что в таких случаях – раннего материнства – нужно проводить дополнительную работу с родителями, обращать внимание на психологический климат в семье. У этой девушки еще самой не до конца сформирована психика. А уже нужно воспитывать ребенка.

На самом деле проблемы могут возникнуть в любой семье – богатой и бедной, известной и не очень. Сейчас мы занимаемся сложным делом, в котором замешаны сразу два известных человека – речь о ректоре Горного института Владимире Литвиненко и его дочери депутате ЗакСа Ольге Литвиненко. Летом минувшего года Ольга Владимировна ждала ребенка и в это время написала нотариальную доверенность на имя своих родителей о том, что передает им на воспитание свою старшую дочь. Сейчас, спустя полгода она отозвала доверенность и хочет забрать дочку. Но бабушка с дедушкой не хотят с ней расставаться. У них есть  медицинские документы, свидетельствующие о том, что ребенку сейчас крайне нежелательно менять привычную обстановку и окружение. Разобраться кто прав, кто виноват крайне сложно. Мы стараемся, как можно меньше копаться во внутренних делах, обидах. Нам самое главное, чтобы семья пришла к примирению, и ребенок при этом не пострадал. Пока Ольга и ее отец общаются с нами, мы регулярно встречаемся. Но пойти на личный контакт друг с другом они пока не готовы. Надеемся, что поможем им договориться.
 
Конфликт отцов и детей в нашей практике – редкость. Чаще всего детей не могут поделить бывшие муж и жена. При женитьбе мало кто задумывается о том, кто и как будет делить имущество и уж тем более детей. Да и при разводе не задумываются о будущем. Бывает, расстаются в хороших отношениях, об алиментах договариваются только на словах, «ведь не чужие люди – столько лет вместе прожили». А потом бывший муж исчезает, перестает платить деньги, и мамочка вынуждена обращаться к нам. Мы уже обращаемся в милицию, к судебным приставам,  пытаемся отсудить алименты. А ведь можно было все решить гораздо проще. Но, к сожалению, юридическая грамотность наших жителей пока хромает.

Еще одна громкая история, в которой нам удалось разобраться, связана с флюорографией будущих мам. Напомню, что не так давно в одном из наших роддомов был вопиющий случай, когда женщина больная туберкулезом рожала в общей палате. Сразу несколько малышей, мам и сотрудников роддома оказались под угрозой заражения. Сейчас они под наблюдением врачей, пока к счастью ни у кого диагноз не подтверждается.

После той истории в Комитете по здравоохранению появилась мысль ввести обязательное обследование беременных женщин. При поступлении в роддом у будущих мамочек начали требовать справку о флюорографии. Возможно, доля здравого смысла в этом есть. Все-таки туберкулез очень опасен. Но выявить его можно и по анализам крови, поэтому необходимости именно в облучении нет. Мамы возмутились этим нововведением и обратились к нам. Мы вроде бы утрясли этот вопрос. Сейчас справку никто просить не будет. На всякий случай у нас на сайте мы повесили разъяснительное письмо, чтобы женщины могли его распечатать и уже во всеоружии идти в консультацию или ехать в роддом.                    

ранее:

«Меня обвиняют в том, что я покрываю убийцу»
ГМО? Я пока не осознаю глубину этой проблемы
«Про насилие в российских семьях у нас почему-то не говорят»
«Меня просят помочь установить памятник собаке Путина»
«Если ко мне придет девочка на сносях, зачет я ей поставлю»
«Я против, чтобы проводился ЕГЭ по литературе»
«Чтобы записать детей в школу, родители занимали очередь в 3 часа ночи»











Lentainform