16+

«Человеческое лицо на нашем ТВ выглядит оскорбительной аномалией»

08/02/2011

ЛИЛИЯ ШИТЕНБУРГ

Можно было жать на любые кнопки телевизионного пульта, но везде было одно и то же лицо: американский комик Билл Мюррей. Не то чтобы я сильно тревожилась за его здоровье или следила за тем, что у него там вместо творчества, но застывшая картинка смахивала на иллюстрацию к некрологу.


                  И только включив звук (что я делаю не так уж часто, поскольку в ящике перепутали глаголы «вещать» и «верещать»), стало ясно, что комик жив, а дорог нам он тем, что сыграл как-то телевизионщика из «Дня сурка». Потому что был как раз День сурка. Это такой специальный день, когда надо следить за сурком. Всем, кто найдет сурка. Если сурок вылезет из норы, увидит свою тень, испугается и спрячется – быть долгой зиме.

Если бы не новости из Египта, это была бы неделя теней (последние эфиры Максимова и Быкова, которых на самом деле на Пятом канале уже нет, тоже принадлежат к их разряду). «Пурпурная роза Каира», разумеется, цвела пышным цветом, и поначалу (пока журналистов не стали избивать на улицах) в российском эфире выглядело все довольно бодро: вот наш специальный корреспондент стоит с микрофоном – а вот за ним идет толпа возбужденных граждан, радостно гыгыкая в камеру (и корреспондент говорит что-то энергичное, поддаваясь окружающей духоподъемности). Закисающие на ТВ сочинители опять же смогли немножко тряхнуть стариной: сюжеты шли под остроумными вывесками «Тьма египетская» или «Козни египетские», мультяшные «древние египтяне» с фресок, прицеливаясь единственным глазом, метали дротики в фараона. Всех порадовал запасливый парень, примотавший кастрюльку на голову (вместо шлема). В общем, сюжет о том, как народ вышел на улицы, чтобы свергнуть ненавистный режим, вызывал едва скрываемое одобрение.

Потом – постепенно, день ото дня, по мере нагнетания обстановки (и реальной опасности для журналистов), камеры начали отъезжать, крупность плана все уменьшалась, и на экранах появились «виды на Каир с высокого балкона», беспорядочные толпы, армия, и кадры, запечатлевшие последствия мародерских набегов. На разбитые витрины в историческом музее смотреть страшно очень. Зато корпулентный дядька, интимно лобызающий портрет президента Мубарака, вероятно, порадовал солидарных с ним любителей облизывать портреты. Потом стало известно о том, что пропали корреспонденты канала «Звезда» (потом они нашлись), репортажи стали вестись с мобильных телефонов, российские телеканалы в эфир начали выдавать очевидный микс из картинок разных международных информагенств, и новейшая история Египта окончательно превратилась в хаос.

Помимо далеко идущих политических прогнозов, намекнув на собственно телевизионный: в ближайшее время там, где будет по-настоящему опасно, с профессиональными телекамерами делать нечего. Слишком заметны, раздражают. Эффектно развернуть корреспондента спиной к толпе, а потом взять комментарий у ближайшего представителя народного гнева, – это хорошо в Лондоне снимать, там что ни студент – оратор, место сходки оцеплено конной полицией, бунтовщики, перестав трясти лимузин принца Чарльза, вспоминают, что заинтересованы в том, чтобы их взгляды стали достоянием мировой общественности и т.д., то есть все ценности западной цивилизации тут как тут. В Египте и Турции явно не до нюансов операторского мастерства. Это не означает, разумеется, что «война в прямом эфире» отменяется – просто не стоит рассчитывать на профессиональную вылизанную картинку. Гламур, оккупировавший политический репортаж, сдает позиции.

Особого внимания наших телевизионщиков были удостоены соотечественники, не желающие покидать египетские курорты или игнорирующие запреты на вылет туда. Ни на одном из каналов не прозвучало ни осуждения, ни одобрения в их адрес. Ясно, что скоро сатирик Задорнов воспоет бесстрашие «нашего человека», которому «все нипочем». Если вам интересно, как выглядит настоящее отчаяние, – посмотрите любой из последних сюжетов про русских в Египте. Лежаки, зонтики, народ в купальниках с пивом, а после монтажной склейки – ревущая толпа и разбитые стекла домов. Думаю, что самой идеологически опасной профессией в современной России должна стать психология. Потому что эта стадия равнодушия к собственной безопасности, явно выказываемая «группой в полосатых купальниках», может свидетельствовать только о запущенной тяжелейшей национальной депрессии. Даже если больные не догадываются о диагнозе, принимая симптомы за особую «лихость».

В этот время наше ТВ продолжает малевать радугу поверх беспросветных будней. Конфетки-бараночки нашего копеечного шоубиза и телесериалов, обогнавших по части фальши Латинскую Америку, теперь дополнены не только «Домом-2», но и новейшим полупорнографическим шоу «Спокойной ночи, мужики» с участием бывших звезд этого дома скорби. ТНТ окончательно превратился в канал идеологической гопоты. «Новости»  давно перестали быть чьей бы то ни было профессией и оказались очередным дурацким телемылом СТС.

На этом расписном истерически хохочущем фоне всю неделю мелькали тени – великие и поменьше. Поминали Владимира Высоцкого и Иосифа Бродского (один дяденька с канала НТВ говорил что-то ироническое про эмиграцию поэта). Отметили юбилей Ельцина (нынешний президент похвалил предшественника за то, что тот «заложил основы нашей новой государственности»). На каком-то дециметровом канале осмелились показать недавно вышедшую книжку Ходорковского. В передаче «Временно доступен» разговаривали с Чулпан Хаматовой – она всегда была прелестна, но, видимо, ее самоотверженная общественная деятельность повлияла на актрису так серьезно, что теперь ее лицо – это самоценное произведение искусства. По «Культуре» показали «Заводной апельсин» Кубрика.

И каждое нормальное человеческое лицо, каждый кадр, имеющий художественное содержание, выглядели в контексте рядовой телекартинки оскорбительной аномалией. Лица Бродского, Высоцкого, даже Ельцина (наличие совести, оказывается, может ужасно бросаться в глаза) – тени прошлого, черно-белые на фоне сегодняшней пестроты. Стоит ли удивляться, что День сурка прошел тревожно. Сурок испугался тени. «Зима будет долгой», – как говаривал архивариус Шарлемань в фильме «Убить дракона».                       

ранее:

Урок доброты от Владимира Путина на ТВ
Что обещал фестиваль «Балтийский дом» и что выполнил
Без стаканчиков на наших самолетах летать теперь нельзя
Чем Cirque du Soleil отличается от советского цирка
ТВ заговорило о «большой российской мечте»
Стоит ли смотреть «Гамлета» Валерия Фокина в Александринском театре?
Отечественное ТВ отметило юбилей Бродского в стиле Налича





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform