16+

Как внук Сергея Бондарчука совмещает профессии актера и бизнесмена

13/02/2011

Как внук Сергея Бондарчука совмещает профессии актера и бизнесмена

Странно, но Константина Крюкова, внука знаменитого Сергея Бондарчука и племянника не менее известного Федора Бондарчука, в кино никто не подталкивал – ненадежно и малоприбыльно. 14-летнего Крюкова заинтересовали драгоценные камни. И все ж дядя затянул племянника в кино – позвал в свою «9 роту» на роль солдата по кличке Джоконда. С тех пор Крюков разрывается между съемками и ювелирным бизнесом.


                   – Кто-то из ваших коллег мне с завистью сказал, что за минувший год вы были в десяти странах.
– В двенадцати. Вначале пару месяцев снимался в Таиланде в проекте «На крючке», который сейчас выходит на экраны.

- Это, наверное, здорово – сниматься в Таиланде?
– В Таиланде лучше отдыхать, сниматься там сложно. Недели две, а то и больше снимали на воде, на лодке. Подъем в 6 часов утра, в 7 – выезд на площадку. И целый день – сплошная вода. Это очень утомительно: жара дикая, тени не найти. Плюс – круглые сутки на судне: тебя начинает шатать, штормить, и вообще ты начинаешь сходить с ума. У меня пару раз было ощущение, что сейчас слечу с этого корабля – так припекло. Однажды, когда у нас были жутко трудные съемки под водой, залило камеру. Но у нас был гениальный подводный оператор Гриша, по прозвищу Ихтиандр. Он любил всплыть из-под воды и всех успокоить: «Мы все успеваем, не волнуйтесь». И все верили: все будет хорошо. Такие уравновешенные люди очень полезны на съемках. 

- То есть Азию вы и не увидели и не почувствовали.
– Наоборот. После съемок ко мне прилетели друзья из Москвы – мы съездили на Пхукет, потом перелетели в Бангкок, оттуда в Сингапур.

- Зачем?
– Мы приехали специально для того, чтобы пожить в только что открывшейся гостинице поразительного внешнего вида. Представьте себе: три башни в 55 этажей, а на самом верху – лайнер. Я так понимаю, что это к потопу готовятся люди: когда вода дойдет до 55-го этажа, они аккуратненько отчалят. Приехали специально, чтобы посмотреть на чудо архитектуры, отстояли 40 минут очередь на check in. А в итоге из-за плохой погоды нас не пустили – мол, может сдуть. Пришлось поселиться в другом отеле.
Дальше мы полетели в Малайзию, которая нам жутко не понравилась, наверное, из-за своей мусульманской строгости, и мы срочно сделали визы в Китай и улетели в Гонконг. Оттуда – в мой любимый город Шеньжень, потом в мой другой любимый город в Китае – в Гуанчжоу. Оттуда переехали в прекрасный город Макао, этакий азиатский Лас-Вегас. Единственное место в Азии, где разрешено играть, где нереальное количество китайцев, и все играют-играют-играют, круглые сутки. Из Макао мы перелетели в Гонконг, из Гонконга в Бангкок, из Бангкока на экоостров Ко Чанг. После мы еще раз заехали в Камбоджу. Камбоджа, кстати, – страшно «веселое» местечко.

– Нищета?
– Да, нищета. Там везде висят плакаты «Помогите нам, чтобы не воровали детей!». Но очень интересная страна. Мы пешком перешли границу, сели в какую-то местную колымагу, поехали в Анкор – не ближний свет, три или четыре часа. Вдоволь насмотрелись на всю эту нищету. Но что удивительно: проезжаешь ворота в город Анкор, и начинается цивилизация – пятизвездочные гостиницы, крутые рестораны. От нищеты их отделяет какой-то метр.

- Европу что, избегаете?
– Да нет. Но вообще больше всего люблю Азию, потому что вырос в Европе и лет до 20 успел ее всю объездить сверху донизу. Америку вообще не люблю.
И, кстати, в своем азиатском путешествии половину времени я решал бизнес-вопросы, связанные с ювелирным производством. Я нашел отличное производство в Таиланде, с которым теперь буду сотрудничать. Причем принадлежит оно русским, что гораздо удобнее. Если бы я его не нашел, то производством занимался бы в Китае, а с китайцами очень трудно вести деловые переговоры и общаться. Поэтому часть следующей коллекции мы будем делать в России, а большую ее часть – в Таиланде. Так что теперь у меня есть прекрасная возможность в следующем году выпустить очень качественную и очень крупногабаритную серьезную ювелирную коллекцию, вторую в более низком ценовом сегменте на 20 – 30 магазинов.

- Как в вас сочетается актерство и ювелирный бизнес. Ладно бы ресторан завели, как все.
– Ну, во-первых, я дипломированный геммолог. Во-вторых, я не могу сидеть на месте без дела. А российский рынок для реализации моих актерских амбиций маловат. К тому же моя внешность не слишком способствует тому, чтобы меня снимали в каждом втором фильме. Соответственно, когда у меня нет ролей, должен заниматься какой-то другой работой. Поэтому я рад, что у меня есть ювелирный бизнес, плюс я занимаюсь еще какими-то вещами, но они совершенно не публичные.
В феврале поучаствую еще в одном веселом проекте. Есть в Москве такие люди, которые когда-то делали клуб «Зима», потом «Лето», «Осень», «Дягилев», который сгорел. И сейчас они занимаются клубом «Империя», а мы, как ювелирный дом, делаем для него крутые клубные карточки. Ювелирные. Очень прикольный проект.

- А вы в этих клубах бываете?
– В этих клубах я тусовался с 16 лет: от «Зимы» до нынешней «Империи». И очень приятно взрослеть и делать что-то для своих любимых друзей.

– Вы тусовый человек. Приводите к себе компании. Как к этому относится ваша бабушка, Ирина Скобцева?

– Прекрасно! Она очень любит всех моих молодых друзей, а они все просто обожают ее. Она безумно интересные истории рассказывает из своей жизни! И советы хорошие дает. К тому же, я думаю, ей тоже очень интересно наблюдать за молодым поколением: общаться и узнавать новости. Большинство моих друзей занимается каким-то бизнесом, и она с большим интересом выслушивает их о делах, иногда даже звонит и интересуется, как продается сыр или как идет работа ресторана. 

- Кстати, про развлечения. В Таиланде же процветает секс-туризм.
– Насчет секс-туризма не скажу, но развлекаются там здорово. Вокруг острова Самуи, например, находится огромное количество маленьких островков. На одном из них, острове Копанган, раз в месяц проходит FoolMoon party – это самая большая тусовка на среднеазиатской части планеты. Говорят, что это массовый сумасшедший дом, огромное количество народа, транс-музыка и безудержное веселье. Мы очень хотели попасть туда, но не смогли в связи со съемками. К сожалению или к радости... Наверное, все-таки к радости, потому что в этот день там столкнулись и затонули два катамарана, которые перевозят участников вечеринки.
А больше всего мне понравился остров Котау. Это – божественное место, где, по-моему, живут одни дайверы, и нет на острове места, где не было бы Wi-Fi. Меня это убило наповал: на какую бы пальму ты ни залез – у тебя будет Wi-Fi.

– Я знаю, что исполнителям главных ролей – вам, Марату Башарову и Екатерине Вилковой, – пришлось пройти курс обучения погружения, чтоб получить сертификаты дайверов. Говорят, что Башаров даже чуть не утонул – не рассчитал запас кислорода в баллонах.

– «Курс молодого бойца» я прошел раньше – на съемках «Нулевого километра» Паши Санаева. Вот там было действительно опасно. Меня обволакивали полиэтиленом и через полиэтилен снимали. А это, скажу я вам, очень неприятная штука – легко можно задохнуться. Если неправильно дышишь и полиэтилен попадет на лицо – все, считай – пропал. А вообще, это были очень смешные съемки, потому что надо было изображать тонущего человека, а каскадер, который меня страховал, не всегда понимал: то ли я реально тону, то ли просто хорошо играю.
Так что когда готовились к фильму «На крючке», я посетил пару уроков, понял, что все это уже проходил, и аккуратненько начал филонить – настолько мне уже надоел этот бассейн, загубники. Но однажды раздался телефонный звонок: «Крюков, у нас есть еще одна дисциплина, которую тебе надо постичь, – фридайвинг». Я, скрипя зубами, согласился, поехал опять в этот ненавистный мною бассейн. Встретил там тренера Наташу Авсеенко, чемпиона мира по фридайвингу, – и моя жизнь преобразилась: все встало на свои места, я понял, что я буду заниматься этим спортом.

- Что это за зверь «фридайвинг»?
– Подводное плавание на задержке дыхания. Когда мы на первом занятии попробовали статическую задержку дыхания, я был уверен, что при двух пачках сигарет в день смогу задержать дыхание максимум на 50 секунд. Но с третьей попытки достиг результата в 3.30. Меня это здорово вдохновило. И сейчас я езжу к Наташе тренироваться. Так что этот проект открыл для меня единственный в жизни вид спорта, к которому я хорошо отношусь, – фридайвинг.

– А к спорту вообще как относитесь?
– Ненавижу. Я абсолютно антиспортивный человек.

– А многие артисты качаются.
– А я – нет. Я занимался йогой, правда, всего полгода, но потом резко бросил. Конечно, по каким-то проектам я должен ходить в тренажерный зал. Но при этом мне кажется, что просто зря теряю время, трачу свою жизнь на полный бред – однообразные движения с какими-то гирями. Вот фридайвинг – моя тема. Результаты здесь, как мне кажется, очень зависят от внутреннего духовного развития: насколько ты можешь себя успокоить, контролировать свои эмоции, насколько сам знаешь себя, свое тело, душу и все остальное. Это гораздо интереснее.

– Когда на последней церемонии «Золотого орла» вы выходили вручать приз, я подумала, что и вам наверняка тоже хочется «Орла». Но «Орлов» не дают за авантюрные комедии про то, как девушка едет на край света, чтобы зацепить на крючок олигарха.

– Напрасно вы так думаете. Вы знаете, мне сценарий этого фильма попадал в руки три раза. Первый раз я его прочитал и тут же согласился сниматься, чего, в общем-то, со мной не бывает: как правило, сначала узнаю, кто снимает, что за студия. А тут сразу согласился. Но проект был приостановлен. Потом мне его прислали второй раз. Я даже читать не стал, сразу согласился. В общем, студия, которая его сняла сейчас, была третья, которая мне предложила это проект. И я счастлив, что он состоялся. Мне кажется, что всем нам не хватает именно таких – абсолютно простых, понятных, смешных, добрых, непошлых – романтических комедий. Это – большая и очень востребованная и прибыльная ниша, то, что делает кино «фабрикой грез» – без чернухи. Мне кажется, таких фильмов должно быть побольше.

Досье

Константин Крюков – внук Сергея Бондарчука и Ирины Скобцевой. Снимался в «9 роте», «Жаре», «Нулевом километре», «Пикап: съем без правил», «Одноклассниках» (С. Соловьева).                         

Елена БОБРОВА








Lentainform