16+

Глава Метростроя: «Петербургу нужно еще 40 станций. Я уже не доживу»

16/02/2011

Глава Метростроя: «Петербургу нужно еще 40 станций. Я уже не доживу»

Глава петербургского Метростроя Вадим Александров младше своего предприятия ровно на месяц. Личный 70-летний юбилей он отметит 21 февраля. Главный метростроитель поделился своими планами и представлениями об идеальном метро.


                - Вадим Николаевич, у вас с Метростроем месяц разницы в датах рождения. Есть в этом что-то судьбоносное…
– Да, знамение какое-то... Хотя я и понятия не имел, что буду строить метро. Думал, стану хирургом. Но когда поступал в Военно-медицинскую академию, выяснилось, что у меня слабое зрение. Не знал куда деваться. Потом посмотрел фильм «Люди на мосту», очень интересный и романтичный, про строителей моста через реку Северную в Сибири. Тогда для меня, пацана, это было что-то сногсшибательное. Я пошел в институт на инженера-строителя мостов и тоннелей. А когда спустился в метро, увидел, как там люди работают, тут-то все и решилось. Сейчас так никто не работает. А тогда я даже удивлялся, зачем им надо было так вкалывать? Они боролись с глиной, плывунами, как с врагом. Сейчас та идеология исчезла. А раньше все друг с другом соревновались.

- И с москвичами, конечно?
– У нас метро глубже, и, по недавним подсчетам, длина хоть и в 2 раза меньше, зато длина эскалаторов в 2 раза больше. Столичное метро создано в 1936 году. А мы только после войны начали развиваться. Москва всю войну строила, не консервировала станции. Да и потом, это столица. Логично, что там масштабы больше. Сегодня это еще и вопрос денег – было бы их достаточно, и здесь бы настроили. Проблема только в финансировании.

- Сейчас Метростроем только город занимается?
– Федерального финансирования уже несколько лет нет. Нонсенс! Раньше, еще в конце 1980-х, давали денег очень прилично. А в начале 90-х уже начали сокращать. Правда, лет 25 назад были проблемы с материалами. Денег достаточно, а отоваривать их практически негде. А сейчас были бы деньги, все можно сделать. Вот в Нью-Йорке государство на 50 процентов финансирует метро. Чтобы облегчить затраты города, мы работаем также с инвесторами. Это перспективно, но только при строительстве вестибюлей. Примеры: «Звенигородская», «Волковская», «Обводный канал». Инвесторам удобно строить вестибюль, чтобы рядом можно было возвести здание и его эксплуатировать.

- Как работаете над тем, чтобы ускорить процесс прокладки новых тоннелей?
 - Я постоянно говорю, что как можно скорее нужно вылезать на шахтенные стволы и площадки. Сейчас мы занимаемся тем, чтобы выпустить постановление правительства о первоочередных работах. Я здесь в роли толкача, а готовят этот документ Комитет по транспорту и Метрополитен. Суть: если уже есть площадки, но проект до конца не прошел экспертизу и еще не было тендера на проходку всей линии, то давайте пока эти площадки осваивать, год целый можем сократить. Также мы создали в Метрострое свою проектную группу. Как только стало стабильнее, начали думать о перспективе, заказывать новую технику. Потому что сегодня ты заказал, а получишь только через два года, не раньше. 

– Над надземными линиями не размышляли? В мире ведь есть несколько рельсовых систем, родственных метро. То же легкое метро.

– Я считаю, что наш город так создан, что в нем должны быть метро и тоннели. Без этого не решим транспортную проблему. Если увлекаться легким метро, трамваями, скоростными электричками – это будет в лучшем случае временная мера. Хрущевки когда-то строили, чтобы быстро решить проблему жилья, но сейчас все понимают, что жить людям в таких условиях ненормально. Мы находимся более чем на трехстах островах! Сколько мостов, портов, магистралей – город уже сформирован. Пересечения возможны только подземным путем.

- Но разве над землей не будет дешевле?
– Сейчас никто дешево не строит. Вот пишут о скоростной электричке от Балтийского вокзала до Пулково. Я метро бы не дороже построил! Думаю, что речь в обоих случаях идет о сумме в 20 миллиардов рублей. А когда мы говорим о наземном транспорте, то нужно еще стоимость земли учитывать. Экология играет немаловажную роль. Даже от тормозных колодок над землей вред будет. И кому понравится, чтобы около окон гудели экспрессы? Все под землю!

- Вадим Николаевич, как насчет строительства метро в пригородах Петербурга?
– Я считаю, что нужно эту задачу решать. Вот Штатах есть города-спутники. То есть люди проживают в основном не в административном центре, а в более экологически благоприятных районах. Скоростной подземный транспорт можно, например, провести в Гатчину, тогда бы она сразу ожила. Сколько бы людей устремились в пригороды, если было бы с городом сообщение под землей. Но вопрос, как всегда, в деньгах.

- У иностранных коллег опыт перенимаете?
– Да, у нас прекрасные контакты с немцами. Приобрели у них щит горнопроходческий. Сначала его опробовали на строительстве наклонного хода для «Обводного канала», а потом переоборудовали на «Адмиралтейскую». Планируется, что на Фрунзенской линии под единым сводом будет проходить пара поездов в тоннеле диаметром 10,4 метра. Был два с половиной года назад в Дубае с Валентиной Ивановной Матвиенко. Она мне показывала метро и говорила: «Вот, учись!» А я отвечал: «Да не на что тут смотреть! Это какой-то шнурок поверху просто идет, и по нему непонятно что летит: то ли автобус, то ли троллейбус!» Хотя какую-то информацию на ус наматываю. Общался там с некоторыми товарищами. Шейхи говорили, мол, давай Россия, работать! Завязались отношения, филиал мы там открыли. Получаем лицензии. Эмир выразил желание к 2020 году иметь самый красивый город в мире. А для этого хотя бы канализация нужна, а у пока них все в океан смывается. Так что нам там работа найдется: канализационные тоннели, просто тоннели, дороги, метро. Там богатейшая страна.

- Персонал без труда набираете?
– Романтика пропала. Раньше на вопрос «Где работаешь?» отвечали гордо: «Проходчиком!» А сейчас «проходчиком» говорят тихонько, шепотом…

- Ручной труд сохранился?
– Без него пока не обходимся, но нельзя работать, как раньше, нужно людей беречь. У нас сейчас великолепные проходческие комплексы. Но есть работы мелкие. В Метрострое трудятся настоящие мужики, не кисель какой-нибудь. Но нельзя над ними издеваться. Нужно внедрять передовые технологии, чем мы и занимаемся.

- Проходческие работы где сейчас ведутся?
– Пока на Фрунзенской линии, но нужно выходить уже дальше. В плане станции «Бухарестская», «Международная». Потом Красносельско-Калининская линия.

- Когда, наконец, откроют вестибюль «Спасской»?
– Мы пока получили временное разрешение на два месяца, разместились на месте бывшей стоянки у ТК «ПИК». К 2013 планируем открывать.

- Планы часто расходятся с действительностью?
– Да, наверное, часто. Вот есть перспективное планирование до 2020 года, но если начинаются какие-то изменения в градостроительной политике, например, не этот район будет осваиваться, а другой, то начинаются и проблемы. Меняются ориентиры.

- Ориентировочно кольцевая когда может появиться?
– Позже всех.

- Объявляли о закрытии «Петроградской» и вдруг не закрыли. А каков вообще гарантийный срок у тоннелей?
– Сто лет. Наклонные ходы уязвимы больше всего. Их создают при помощи искусственного замораживания, отделка потом оттаивает, и наклонный ход начинает ломаться, нарушается герметизация. С тоннелем ничего не будет, но течи влияют на конструкцию эскалатора, возникает ржавчина, нужно ремонтировать периодически.

- В 2018 году – чемпионат мира по футболу. Будет как-то разгружаться Крестовский остров?
– Планируется сделать еще один выход со станции «Старая Деревня», через железную дорогу. А за ней пустить легкий трамвай. Думаю, это обойдется примерно в 4 миллиарда рублей. 

– А сколько городу не хватает станций?
– 40 станций до идеала. Вы доживете, я уже нет, только бы не наращивать отставание. Губернатор хорошо на днях сказала: «Нужно, чтобы к следующему юбилею количество станций было больше, чем лет Метрострою». Следующий юбилей – 75 лет, сейчас – 64 станции. Нужно еще хотя бы 12. Красносельско-Калининскую линию пустим, продолжение Фрунзенской, еще Адмиралтейскую и второй выход со «Спортивной».

- Сами на метро ездите?
– Редко, но езжу. Горжусь очень, когда спускаюсь. Многое вспоминаю. Как тяжело было затапливать созданные станции, как работать начинали. 

- Несчастные случаи в вашей личной практике были?
– К сожалению. Вот когда на «Ломоносовской» наклонный ход делали, поднялись наверх, а там метан стал выделяться. Никто не понял. Вообще у нас метан – невероятная редкость. Проходчики решили закурить. Чирк – не горит. Один говорит: «Тут кислорода мало». Пустили кислород, закурили – и тут бах! Все улетели. Хорошо, серьезных травм не было, просто ушибы и ожоги.

- Хорошо, что все хорошо закончилось. Как отмечать свой юбилей будете?
– Быстрей бы он прошел.

- О юбилее Метростроя вы говорите по-другому.
 - Как можно сравнивать такие вещи?! О моем юбилее что говорить?

- Если бы вам разрешили назвать станцию, какое имя выбрали бы?
– Здесь и думать нечего. Станция «Метростроителей»!                          

Анастасия СОКОЛОВСКАЯ («МК» в Питере»)





3D графика на заказ







Lentainform