16+

«Судя по всему, на строительстве нового стадиона отрабатываются схемы краж»

17/02/2011

«Судя по всему, на строительстве нового стадиона отрабатываются схемы краж»

24 февраля «Зенит» проведет на «Петровском» первый в новом году домашний матч. Судя по последним сообщениям со стройплощадки на Крестовском острове, и следующий футбольный пройдет на старейшем питерском стадионе, куда главную команду города привел Богдан ОГАНОВ, 12 лет директорствовавший на «Петровском».


                    - «Зенит» в середине 90-х играл на стадионе Кирова. Как удалось заполучить главную команду города к себе на стадион?
– Когда «Зенит» возглавил Павел Садырин, команда стала играть на стадионе имени Кирова. И понять Пашу, а мы с ним давно были знакомы, можно – там «Зенит» играл в 1984-м, и у него были приятные чемпионские ассоциации. Я несколько раз уговаривал Садырина перейти на «Петровский», тем более что прошла реконструкция к Играм доброй воли, но он всегда говорил, мол, футбольное поле у нас маленькое. Однажды мне все-таки удалось затащить его к себе и мы с рулеткой, которой пользуются легкоатлеты на своих соревнованиях, обошли все поле кругом. Оказалось, оно на два метра короче того, что было на стадионе Кирова. Зато сколько других преимуществ – он ближе к городу, легче добираться, удобней смотреть футбол, потому что поле ближе к трибунам – стадион Кирова ведь строился с учетом того, чтобы проводить там гонки на тачанках. Но самое главное, что на «Зенит» в начале 90-х ходило по 5 тысяч человек, не больше, и на 100-тысячной арене это смотрелось ужасно. А на «Петровском» все это выглядело уже не так неприлично. И стоило Садырину согласиться, как сложилось несколько факторов – и «Зенит» стал играть лучше, и зритель пошел на футбол. Именно когда на «Петровском» начались аншлаги, в кулуарах впервые и заговорили о том, что неплохо бы стадион Кирова привести в порядок или построить новую арену.

- Вам какой вариант больше нравился?
– Привести в порядок прежний стадион было бы сложно, он все-таки и морально, и физически устарел. К тому же то место таит в себе большую опасность. Строители, которые там работают сейчас, знают, конечно, что под стадионом огромный плывун. Бороться с ними у нас, судя по истории с метро на площади Мужества, умеют, но все-таки...

- Так, может, стоило остановиться на варианте с проспектом Маршала Блюхера?
– Нет. Крестовский остров, все-таки насиженное место. Автостоянки есть где организовать – по международным требованиям парковкой должны быть обеспечены порядка 15% мест на стадионе. Плохо вот, что убрали трамвайное кольцо. Добраться своим ходом будет тяжело, хотя метро появилось. Только не знаю, нужен ли стадион на 70 тысяч мест. Слишком много, боюсь, не будет заполняться, даже если цены снизить. А так, думаю, тысяч по сорок будет приходить, да и то на хорошие матчи.

- А что думаете по поводу того, что стройка затянулась и обходится все дороже и дороже...
– Да уж, «Магнитку» в свое время, по-моему, быстрее построили. Судя по всему, отрабатываются схемы краж. Ничего другого не скажу... Когда строили Ледовый дворец, про 30 миллионов долларов говорили, получилось – 80 с хвостиком. «Уэмбли» разрушить и построить – 170 миллионов, а у нас выходит несколько миллиардов. Причем, вот слышу, говорят, мол, вам какое дело, «Газпром» свои тратит. А вот шиш свои. По закону «Газпром» платит налоги в бюджет того города, где зарегистрирован, так вот эти деньги и идут на строительство. Значит, это деньги города, как ни крути.

- Какое из предполагаемых названий нового стадиона вам больше нравится?
– А какие есть варианты?

- Стадион «Зенит» или «Газпром-арена»...
– Оба не подходят. Пройдет время, «Газпром» перестанет давать деньги, «Зенит» скатится черт знает куда, а стадион так и будет называться, что ли? «Газпром-арена» тоже не годится. В прежние времена Елисеев спонсировал Мариинку, но театр в Елисеевский никто не переименовывал. 

- А как же национальное достояние?
– Сборная страны тоже называется национальной командой. Тогда в ней и тренер должен быть той же национальности. У нас же и клубным командам такое же отношение, как к сборной. Смотрите, в сборную тренер из большого количества игроков подбирает тех, кто ему подходит. Нужен кто-то, кто умеет с левой ноги закручивать на дальнюю штангу – он его не учит, берет готового. Та же картина в «Зените», будь там тренером чех, голландец или итальянец. Никто не опирается на школу, на дубль, на тех, с кем надо работать и кого необходимо готовить, – куда проще просто купить нужного тебе игрока. При этом деньги крутятся сумасшедшие. Спортсмены всегда находились на особом финансовом счету, но никогда не было таких несопоставимых сумм. И это в стране, где народ настолько социально незащищен – фантастически дорогие лекарства, транспорт дорожает, коммунальные услуги растут...

- Что ж теперь, легионеров не покупать?
– Если не можем Данни и Крижанаца, давайте изменим регламент. Премьер-лига играет, как она играет, пусть переходит на новую систему «осень-весна» и называется чемпионат премьер-лиги. А все остальные в соответствии с нашим менталитетом и нашей погодой, когда приятно смотреть футбол на стадионе, с нашими же футболистами и тренерами проводят чемпионат России. И цены пусть будут дифференцированные. А то сейчас на «Петровском» предлагают абонемент на сезон за 23 тысячи рублей, с ума сойти! Помню, когда Виталий Мутко имел отношение к «Зениту», то стучал себя пяткой в грудь, что билеты должны быть дешевыми, рассуждал про социальную политику. Сейчас от футбола он, казалось бы, отошел, но министр спорта все-таки, а цены взвинчиваются сумасшедшие.

- Вы с Мутко, помнится, трудно находили общий язык. Он ведь даже хотел увезти из-за вас «Зенит» из Петербурга...
– Мутко хотел пользоваться стадионом чуть ли не бесплатно. Вот и грозился, мол, будем проводить домашние матчи то ли в Новгороде, то ли в Пскове. Но я быстро охладил его пыл: «Читай регламент – где зарегистрирован, там и должен играть». Иначе будешь псковским «Зенитом».

- Еще у вас был пивная война...
– «Зенит» тогда арендовал стадион. По договору – поле, пожалуйста, все остальное мое. Пиво в то время разрешалось на стадионе, я имел договор с «Балтикой», которая торговала на нескольких точках в розлив. А тут как раз «Балтика» отказалась быть спонсором «Зенита», вот Мутко и восстал, стал пытаться привести на стадион другую пивоварню.

- Пиво вообще стоит продавать на стадионе?
– Каждому действу есть сопутствующие напитки. Никто не будет пить пиво на «Лебедином озере». А джем-сейшен только с пивом, футбол тоже с пивком, чего не скажешь о боксе или боях без правил – там что-то покрепче подавай. Есть сложившиеся стереотипы, и от них никуда не уйдешь. Но сейчас пиво запрещено в радиусе 1 км от стадиона. Может, там и не торгуют, а на самом «Петровском» – пожалуйста. А для особо одаренных, пусть за большие деньги, есть и водочка.

- В вашу бытность тоже пронести можно было...
– И рьяно болели, в рамках приличия.

- А как же сиденья, которые сотнями выламывали?
– В мое время все было обезличено, никаких именных абонементов. Это теперь можно каждого за руку схватить, но клуб идет на мировую с откровенными хулиганами. Политика заискивания меня пугает. Как у Высоцкого – вор должен сидеть в тюрьме. И хулиган должен сидеть. Уж не знаю, в тюрьме или где-то еще, но всяко не на стадионе. От хулиганства фанов до хулиганства скинхедов один шаг.

- И все равно болельщиков «Зенита» пожалеть стоит. Им уже 24 февраля на футбол идти. В вашу бытность так рано на «Петровском» не играли...
– А прошлый сезон в декабре закрывали... Футбол в такую холодрыгу – это омерзительно. Полное неуважение как к футболистам, так и к зрителям. И еще опасно, кроме всего прочего. Замерзнет публика, начнет прыгать с ноги на ногу, а вдруг войдут в резонанс. Конструкции на «Петровском» послабее, чем мост.

- Неужели там все так плохо? Все-таки на «Петровском» постоянно что-то обновляется, перестраивается...
 - Можно делать фундаментально, на века, а можно быстренько обои поклеить и разбежаться. До первого дождя. Хотя без всякого сарказма скажу, что при Николае Скляренко на стадионе сделано было много и толково.

- Во время реконструкции к Играм доброй воли как работали, фундаментально?
– Гидроизоляция на стадионе с тех пор неважнецкая. В этом деле главное – безостановочное цементирование. Остановился – будет шов. А начало 90-х, когда готовились к Играм, было самое тяжелое в стране время, поэтому бетонировалось все по возможности, часто случались перерывы и возникали эти стыки. Их потом замазывали – на Игры отстоит, и ладно... А туда вода попадет и гуляет по перекрытиям, штукатурка сыплется. Мы делали замеры, все было нормально, но надо делать поправку – как я директорствовал, прошло 10 лет.

- Значит, надо быть осторожным, как зимой на улицах Петербурга?
– Если серьезно, то «Петровский» безумно взрывоопасное место. Под всем стадионом по кругу идут так называемые паттерны, это такой подвал высотой в два человеческих роста. В них проложены трубы и прочие коммуникации. Попасть туда совершенно несложно, есть и с улицы вход. И не один. Есть лазы из нескольких туалетов. Попав туда, любой террорист может пронести и уложить любое количество взрывчатки под ВИП-трибуну или под другую любую. Спокойно выйти и нажать кнопку. Причем сделать это не перед матчем, когда много милиции, а заранее. Я в свое время говорил милиции, обратите внимание, навешивал замки. Это страшная штука, здесь не надо никаких смертников запускать. А рванет в одном месте, посыплется все как карточный домик. По уму, конечно, стадион надо реконструировать, но опасно об этом говорить. Желающие сломать быстро найдутся, особенно после того, как вступит в строй новый стадион, а потом скажут, зачем нам второй стадион, и домов настроят. Или отелей с вертолетной площадкой в самом центре города.

- Попытки уже были, насколько я понимаю, и стоили вам директорского кресла?
– Документально мною подтверждено быть не может, но знаю, что весьма деятельная супруга губернатора Владимира Яковлева решила в свое время убрать с Петроградской стороны, под видом строительства нового зоопарка, чрезвычайно выгодное место для инвестиций и строительства. Тогдашний директор Иван Корнеев возмутился и по сути был прав – хотите новый зоопарк – стройте, а здесь в историческом месте оставьте зверинец небольшой. Тогда же захотели приватизировать «Петровский», и, не сомневаюсь, с теми же планами. Я начал биться – с документами в руках о том, что спортсооружения приватизировать нельзя. Яковлеву это не понравилось, хотя у меня с ним были вполне нормальные отношения. Причем еще с тех пор, когда он был замом у Собчака. Один суд выиграли, арбитражный – выиграли, и тут — пересуд, мы уверены в победе, позиции те же. Вдруг за десять минут до начала слушания представитель КУГИ заходит к председателю суда, короткая беседа, и тут же меняется состав суда. Беспрецедентно. Мои представители входят, а им слова сказать не дают – все закончено. Чтобы жаловаться в высшую инстанцию, нужна бумага с печатью стадиона, а решением суда я уже лишен права пользования печатью. Из ГУП «Стадион «Петровский»» с калькулятором и пишущей машикой на балансе на основании этих двух предметов организовали новое АО и передали ему стадион «Петровский». Красиво было сделано, ничего не могу сказать.

Досье

Богдан Оганов, родился в 1946 году в Ленинграде. Заслуженный работник физической культуры России, работал директором спартаковской базы «Нева», в спортотделе Комитета ДОСААФ Ленинграда и Ленинградской области, руководил «Искусственными катками» Управления Спортсооружений Ленгорисполкома. С 1990 по 2002 год – генеральный директор стадиона «Петровский».                           

Сергей ЛОПАТЕНОК








Lentainform