16+

Может ли Россия пойти по пути Египта?

21/02/2011

ГЛЕБ СТАШКОВ

Докатились. Арабский мир сотрясают революции. В Египте и Тунисе свергли диктаторов. В столице Бахрейна на улицах танки. Оппозиция в знак протеста ушла из парламента. Наша оппозиция в знак протеста стремится в парламент попасть. Я бы даже сказал, просочиться. Мелкими струйками. Одни готовятся, другие срочно чего-то регистрируют. Наши оппозиционеры учли горький опыт либералов XIX века. Они не выбирают между конституцией и севрюгой с хреном. Они предпочитают и то, и другое. Это так, к слову.


                     Итак, почему у них (а арабском мире) – революции могут быть, а у нас – нет.

Про оппозицию – неинтересно. Оппозиция никогда революций не делает. Она приходит на готовенькое. Когда буйный народ уже свергает онемевшую власть.
Египетский и тунисский диктаторы после свержения впали в кому. (Хороший способ уйти от ответственности.) Наша власть, похоже, впадает в кому заранее. По крайней мере, я ее не узнаю.

Раньше нам доходчиво объясняли: оранжевую революцию замутили американцы. Оранжевые революционеры получают 15 долларов в день и ненавидят Россию. Потому что все они – бывшие бандеровцы. Хотя им и по 20 лет.
Вопросов нет.

Сейчас – ничего не поймешь. Власть в растерянности. Президент Медведев как будто бы даже где-то чуток за революционеров
– Власть не должна почивать на лаврах, сидеть в удобных креслах, а должна успевать за общественным развитием и ожиданиями людей, – говорит он про Тунис.
И ведь не поспоришь. С Медведевым, кстати, никогда не поспоришь. Не потому что он далеко и нас мелко видит. А потому что говорит правильно.

И власть – не почивает. Она впаяла срок Ходорковскому. Посадила оппозиционеров на период новогодне-рождественских праздников. Налаживает, так сказать, диалог с обществом. Но как-то не по-медведевски.

Мне вспомнилось мое пионерское детство. Я учился в шестом классе. На дворе – перестройка, гласность и ускорение. В параллельном классе случилась революция. Этим классом руководил историк Михал Михалыч. Он не был диктатором. Скорее, он был размазней. Что-то типа Николая II. Ну и довел класс до революции.

Он решил задержать их после уроков. Они встали и пошли к выходу. Михал Михалыч – по примеру трехсот спартанцев – перегородил узкий дверной проем. Варварские орды 6-го «А» смели Михал Михалыча и изрядно потоптали его ногами. Он вскочил и ударил зачинщицу журналом по голове.

Зачинщица принесла справку о сотрясении мозга. Это было полное вранье. Даже если принять гипотезу о наличии мозгов в голове зачинщицы, классным журналом их не сотрясти. Но Михал Михалыча выгнали из школы с волчьим билетом.
Наша классная руководительница учла горький опыт и решила предотвратить революцию в нашем классе. Опять же – наладить диалог с обществом. Общество тогда возглавлял я. На свободных демократических выборах меня избрали председателем совета отряда. Это – не президент. Это, скорее, лидер оппозиции.

Я был самым умеренным. То есть я был совершенно неумеренным, но по сравнению с остальными – еще ничего.

Классная собрала нас и родителей на какой-то совместный сэйшн. Назовем его Демократическим совещанием. Мы должны были обсудить наболевшие проблемы, которые, собственно, заключались в том, что мы ее терпеть не могли. 
Она долго о чем-то говорила. По-моему, про перестройку. Я перебил.
– Рот закрой, – сказала классная руководительница.
– Как вы разговариваете с моим сыном, – возмутился мой отец.
– Это черт знает, что такое, – закричали все вокруг. 

Как и в 17-м году, Демократическое совещание закончилось полным провалом.
Классная не унималась. Она создала некий орган из наиболее авторитетных учеников нашего класса. Назовем его Предпарламент.  

Классной хотелось «успевать за общественным развитием и ожиданиями людей». Она села за стол переговоров. Поинтересовалась нашими ожиданиями.
– Дискотеку бы надо устроить, – сказали мои одноклассники.
– Давайте лучше устроим КВН, – сказала классная. – Или сходим в Эрмитаж.
– А давайте лучше дискотеку, – сказали мои одноклассники.
Они, как один, представляли непримиримую радикальную оппозицию. К тому же, что немаловажно, неподкупную. Между обществом и властью зияла пропасть.
Эпоха либеральных заигрываний закончилась. Через две недели меня сняли с должности. Более того, вообще отменили свободные выборы. Председателем совета отряда назначили девочку-отличницу. Она была единственной, которая пришла на организованный классной руководительницей КВН.

Последовали репрессии. В частности, меня выгнали из школы. 
А революция все-таки случилась. Классная, как и Зин аль-Абидин бен Али, бежала. В другую школу.

Отсюда вывод: бывают ситуации, когда успевай за ожиданиями, не успевай – уже поздно.
И второй вывод: бывают ситуации, когда и успевать ни за чем не нужно. Вот результаты опроса Фонда общественного мнения от 5 – 6 февраля этого года.
«Как вы относитесь к революциям вообще?» Положительно – 17%, отрицательно – 62%.
«Нужна ли сегодня в России революция?» Нужна – 16%, не нужна – 67%.
Между прочим, два года назад любителей революций было на 8% больше.
С чего у них наверху такая растерянность? Ума не приложу.                          

ранее:

«Если не давать взяток, не замрет ли жизнь в нашем городе?»
«Для нас, туристов, лучше бы в Египте была диктатура»
«Все более-менее приличные передачи имеют низкий рейтинг. Всегда»
Правильно ли Лужкову не дали вида на жительство в Латвии
Любой либерал – предатель Родины
Лучше пластилиновый Путин, чем железный Феликс
Должна ли интеллигенция брить свои бороденки?











Lentainform